Поиск
Обновления

07 июня 2020 обновлены ориджиналы:

11:03   Цитамир

10:33   Школьная любовь

22 мая 2020 обновлены ориджиналы:

12:31   Повстанцы (закончен)

20 апреля 2020 обновлены ориджиналы:

17:02   Шепот гравия

30 марта 2020 обновлены ориджиналы:

15:33   Пятиконечная свеча

все ориджиналы

Шла по кладбищу вампирша...  

Жанры:
Юмор, Фэнтези, Приключения, Мистика
Герои:
Люди, Вампиры
Место:
Кладбище, Альтернативная реальность
Время:
Наши дни
Автор:
Чертовка
Размер:
мини, написано 5 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
PG-13
Обновлен:
17.02.2020 15:05
Описание

Сказка о том, какие приключения можно найти, попытавшись сократить путь домой через милое кладбище с нежитью.

Публикация на других ресурсах

Публикация только с моего разрешения.

Рассказ выложен на Фикбуке: https://ficbook.net/readfic/6 759 082

Комментарий автора

Рассказ сей написан аж в лохматом 2011 году. Писался он, как история к более глобальному фэнтези-проекту, но, увы, рассказ есть, а большая история канула в лету. Подумала я, подумала, и решила: что добру пропадать?

Объем работы 9 653 символа, т.е. 5 машинописных страниц

Средний размер главы 9 653 символа, т.е. 5 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 17.02.2020 15:05

Ни один пользователь не выбрал статус работы

 

Вспомним классику. Скажем, Блока. Как там было? «Ночь. Улица. Фонарь. Аптека.»? Для достоверности произведем некоторые видоизменения: «Ночь. Кладбище. Фонарь. Вампирша.», — помрачнее вышло, не правда ли? Неужто нет?! Так или иначе, но это именно та ситуация, в которой я сейчас нахожусь, ибо сейчас половина третьего ночи, и я тащусь через кладбище… Причем, если кому непонятно, то именно я изображаю красочный пример вампирши обыкновенной. На чем я там остановилась? Ах да, фонарь! Куда ж без него! В руках у меня, родимый. Почему в руках? Ну, наверное, потому, что это самый обычный фонарь, работающий от батареек, который можно купить в любом магазине хозтоваров. Вопрос о том, каким образом он оказался в маленькой дамской сумочке, остается открытым, предположения принимаются.

Что-то я сбиваюсь с темы. Эх, видимо не стоило мне пить пол-литра святой воды. Теперь я немного, ик, ну совсем капельку, пьяненькая. Права была средневековая инквизиция, что вампиры уничтожаются святой водой: сначала предлагали под видом добрых путников, стаканчик водички на брудершафт, а потом милые мои сородичи просыпались в тюрьмах с жесточайшим похмельем и за глоток бодрящего зелья готовы были признаться в чем угодно: от распития крови девственниц до совместных оргий с Советом Богов.

Ну, как говорится, что было, то прошло. В данную минуту меня лишь одно волнует: как, Хаос раздери, мне пройти через темное, мрачное, неухоженное кладбище, не грохнувшись на землю ни разу, ибо если я упаду, то уже не поднимусь — я себя в нетрезвом состоянии знаю.

А как все-таки вечер хорошо начинался: юбилей у моей подруги Виррены (девушке, между прочим, всего-то сто двадцать стукнуло) обещал стать презабавным событием. Компания подобралась чисто женская и чисто вампирья, а вот обслуживание в арендованном на вечер клубе — абсолютно мужским, демоническим и невероятно симпатичным. Демоны-официанты оказались веселыми ребятами, отличавшимися терпением и дружелюбием, поскольку выполняли любое наше требование от приглашения на танец, до исполнения песни в честь именинницы. Троих из них даже удалось развести на стриптиз. Кровушка со святой водицей, смешанные в дикий коктейль в пропорции три к одному, великолепно пошли в дружеской атмосфере. Не испортило настроения и явление лучезарной светлой эльфы народу — лучезарной она стала после того, как мы по доброте душевной «зажгли» ей по фонарю под каждым глазом, любезно добавили ускорения ее пятой точке и пожелали успешно добраться до весьма далеких (правда виртуозно-подробно описанных родным пятиэтажным) земель.

Что было дальше, помню только урывками. Ровно треть нашей компании твердо решила остаться в клубе — пьяные в умотину и спящие, как мертвецы, вампирши транспортироваться никуда не пожелали. Вторая треть укатила на заранее заказанных такси, остальные отправились в трудный путь домой пешком. Я, соответственно, попала в последнюю группу, однако не по причине близкого расположения жилья, а потому, что про меня забыли (а еще подруги, называется), ибо моя персона дрыхла под столом, куда заглянуть никто так и не удосужился. И, разумеется, по всем законам подлости я проснулась именно тогда, когда бодрствующие подруги уехали. Так, рассудив, что прибытия такси ждать надо, а остальной транспорт уже не ездит, я и оказалась у кладбищенских стен, дабы сократить путь до дома. Идти-то всего ничего: напрямки через погост, да потом еще пару переулков протопать.

А тут, между прочим, настолько темно, что мое хваленое ночное зрение даже вкупе со светом от фонаря не помогает, будто кто непроглядную тьму наколдовал. Тишину, так и напрашивается уточнение — «мертвую», нарушает лишь скрип древних полусгнивших ветвей деревьев, мучаемых сырым осенним ветром. Надеюсь, что хоть нежити здесь нету. Вообще, насколько знаю, упыри, вурдалаки и прочие твари предпочитают обходить стороной только это кладбище из всех городских, и, боюсь, что причина довольно весомая и опасная. И не хотела бы я с ней сегодня познакомиться поближе.

Неожиданно впереди на тропинке замаячил подозрительный огонек, и я со всей дури сиганула в ближайшие кусты. Фонарь я, естественно, отключила на подлете к куцым и жухлым зарослям, за что и поплатилась, приземлившись пятой точкой прямо в крапиву. Мерзкий живучий стрекучий сорняк! Добрался до тела, несмотря на плотную ткань платья! Искренне надеясь, что тот, кто двигался навстречу, не только меня не заметил, но и благополучно утопал дальше, я осмелилась сесть на корточки, поскольку травяной покров доверия мне более не внушал, а драгоценное мягкое место, нестерпимо чесалось.

Вот в такой скрюченной и далеко не фотогеничной позе меня и застало лесное, тьфу ты, кладбищенское чудище с керосиновой лампой наголо. После нескольких секунд созерцания меня оно как-то подозрительно квакнуло, попятилось, село под разлапистой елью и замерло. Первой мыслью было: «Бежать без оглядки, пока оно от шока не очухалось»; второй: «Ой, а вдруг ему помощь нужна?». Любая приличная вампирша (да и не только вампирша) выбрала бы первое, но мне-то море по колено, а в дурной голове и любопытства немерено водится, так что, уже наплевав на окончательно испорченную одежду и новенькие лаковые ботильоны, я как можно тише поползла на четвереньках к подозрительному типу.

Тип оказался самым обыкновенным человеком, на данный момент, наслаждающимся обморочным состоянием, если конечно им можно наслаждаться в целом и сидя на холодной земле погоста в частности. Парень лет двадцати пяти-семи, щуплого телосложения, с бледной кожей и растрепанными пшеничными волосами. Ничего особенного. Что такому как он делать на кладбище ночью, ума не приложу.

— Глупый человечек, а если бы ты наткнулся не на меня, а на какую-нибудь нежить? Она бы только обрадовалась неожиданному лакомству, — ворчала я, вяло шлепая ладонью по его щекам.

А лицо у него какое-то подозрительно знакомое, однако. Еще бы вспомнить, где я его видеть могла. Вот я чучело! Это ж один из приятелей моей начальницы! Придурок, который вечно интересовался до недавнего времени: нет ли у нас свежего трупика для изучения. Откуда у нас трупы? Это слишком длинная история, но одно могу сказать точно, у нас и не такое случается! Этот чудик по образованию врач, по призванию патологоанатом, так и не поступивший на некроманта из-за абсолютного отсутствия магической силы. Кроме вышеперечисленных недостатков он имеет ужасный характер и глобальный научный интерес ко всем покойникам.

Через пару-тройку минут горе-некромант пришел-таки в себя: собрал глазки в кучку, пристально посмотрел на меня, затем куда-то вбок, побледнел пуще прежнего, готовясь сравняться с цветом бумаги для принтера, и что-то начал невнятно мычать. Понять, что он говорил: «Справа от тебя упырь», удалось, только когда подозрительно когтистая и вонючая рука легла на мое плечо. И, да, я таки завизжала. Да так громко и проникновенно, что упыря мгновенно снесло звуковой волной. В процессе полета он сшиб три старых не то мраморных, не то гранитных могильных плиты и подрастерял некоторые части тела, как то: руку, ногу, голову в окрестных кустах. Интересно, а откуда необразованный человеческий задохлик так хорошо классифицирует нежить?!

Спустя полчаса в маленькой избушке, располагающейся где-то в центре кладбища, отогреваясь приятным травяным чаем, мы все же познакомились.

— Илиса.

— Радомир. Я так и булькнула в кружку. Бедненький. С таким-то именем жить. Старомодно, однако, да и профессии не подходит. Фух, вроде он не заметил моего смешка, вон, как флегматично жует печенье.

— И откуда же у тебя такие познания в области нечисти, а Рад?

— Препарировал, — просто ответил он, а мне стало как-то нехорошо. — Главное успеть, пока они гнить не начали.

Я подавилась чаем и закашлялась. Нет, ну разве можно во время чаепития так спокойно говорить о всякой гадости?! Меня, например, каждый раз после уничтожения нежити озноб колотит, хотя уже не одну сотню отправила на тот свет! Ну да, я — вампирша, которая не любит нежить и даже ее побаивается, хотя особого вреда мне никто из них нанести и не может. Адреналиновая наркоманка, в общем. Забавно, правда?

Осмотрев беглым взглядом вполне себе чистенький и даже в чем-то уютный домик, задаю второй по уровню интереса вопрос, в надежде на этот раз получить ответ без жутких подробностей:

— А ты здесь живешь что ли?

— Да, я сторож этого кладбища. Вот и поселился поблизости.

О да, в самом центре — это близко… Кажется, я начинаю понимать, почему тут так мало нежити — вся наиболее адекватная успела свалить в более безопасный район, где нет сторожей-маньяков.

— Хмм… А ты совсем не боишься жить один в этой глуши?

— А чего тут страшного? Тут тихо и спокойно. Никто не мешает.

— Ну, ведь бродят же умертвия там, вурдалаки, упыри вот, как сегодня, например.

— Они меня не трогают. По моему заинтересованному лицу, чудик понял, что просто так не отделается.

— Ну не вкусный я. Травятся они мною, понимаешь?

Тьфу, людишки какие-то модифицированные нынче пошли: кровь одной моей знакомой для вампиров ядовита, от этого вообще нежить шарахается. Куда катится мир…

— А чего ж ты тогда так сегодня побледнел-то?

Парень неловко улыбнулся:

— За тебя испугался.

Уткнувшись в чашку, я непроизвольно ухмыльнулась. Ну-ну, то вампиршу испугался, то за ее жизнь пугается. Мудрит он. Что-то тут не чисто.

Ушла я только утром, так ничего и толком не поняв, но твердо решив убедить коллег в необходимости сего неординарного субъекта в нашей команде.

Спустя пару недель размышлений и споров сотрудников «Алой шкатулки» стало на одного больше. А еще через неделю вернувшись утром с задания, я обнаружила на рабочем столе букет моих любимых черных бахромчатых тюльпанов и записку с благодарностью, написанную витиеватым каллиграфическим почерком…

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0.003 секунд