Поиск
Обновления

24 июня 2018 обновлены ориджиналы:

01:03   Фландрийский зверь

18 июня 2018 обновлены ориджиналы:

11:46   Ледяная крепость

17 июня 2018 обновлены ориджиналы:

19:29   Северный волк

15 июня 2018 обновлены ориджиналы:

23:43   Чёрный Путь

14 июня 2018 обновлены ориджиналы:

15:38   Сказания о потерянных осколках

все ориджиналы

Monster's club - Глава 6  

Самый страшный хищник — человек. Самый страшный хищник — каннибал. Самый страшный хищник — людоед. Самый страшный каннибал — людоед.

Единожды познав вкус человеческой плоти, нельзя так просто отказаться от неё. Не так страшен человеку волк, который никогда не ел людского мяса. Но стоит волку отведать человечины, он будет рыскать, выжидать, выслеживать жертву, чтобы найти ту самую, а именно — человека, лишь для того, чтобы потешить свои пристрастия. Вкус этот несравним ни с говядиной, уж слишком жесткая она, ни с бараниной — остающийся жир на губах, ни с каким либо ещё. Даже свинина меркнет в сравнении по нежности с людским мясом. От людского появляется зависимость, потому что хочется вновь и вновь. Это как потребность, психологическая зависимость от наркотиков, только куда страшнее.

История человечеству преподносила на растрескавшемся подносе массу сюрпризов. Приятных и не очень. А порой и пугающих своей беспощадностью, полнейшим отсутствием морали и законов. Кровопролитные войны, когда брат поднимал меч или автомат на брата. Когда невинных людей в средневековье подвергали всевозможным пыткам, в частности инквизиции, обвиняя их в колдовстве. Когда сотни, тысячи гибли в концлагерях. Когда колокольный звон в Бухенвальде ознаменовал новоявленные жертвы человеческой жестокости. Когда простые люди были измученны голодоморами и вынуждены употреблять в пищу себе подобных.

В древних племенах был широко распространен каннибализм. Тогда это считалось социальной нормой, некой привилегией. Люди поедали людей во время религиозных ритуалов, принося жертвоприношения своим богам. Однако в настоящее время человечество, преодолевшее пути эволюции и прогрессирующее дальше, отказалось от этих мер. И сейчас в цивилизованном обществе нет никакой необходимости в каннибализме.

При всем этом уровень преступности с каждым годом нещадно возрастает. И, пожалуй, самыми отвратительными нарушителями закона являются именно маньяки-садисты, ибо они позволяют себе оскорблять человеческую мораль, глумиться над традициями, нормами социума. Обряд убийства в данном случае несет ритуальный характер, но никак не связанный с религиозными течениями. Маньяк наслаждается мучениями жертвы и не брезгует её частичным поеданием, удовлетворяя свои извращенные потребности. Такой человек — дьявол, и он не достоин своего существования.

Джилу кусок в горло не лез. В глотке застрял огромный ком, насквозь пронизанный шипами, которые впивались в останки его загубленной совести. Его уже порядком тошнило от всего, что происходило с ним. С ними всеми. Он уже не мог спокойно следить, а тем более участвовать во всем этом. В нем боролись две сущности. Одна охотно кидалась на кровавые расправы, захватывая полный контроль над разумом парня, над действиями. Над его второй сущностью. Первая ненавидела все человечество в целом и каждого отдельно взятого индивидуума. Под влиянием первой Джил с особой ожесточенностью мог убивать и получать удовольствие. Глубоко в подсознании он пытался захоронить лютую ненависть к людскому роду за то, что они стали изгоями, за то, что, будучи ещё детьми, мир возненавидел их ни за что. Первая сущность жаждала возмездия.

Вторая сущность попросту именовалась «совесть», которая царила над ним в обыденной жизни. Именно она капала своим ядом на первую, угнетая её в том, что она позволяет Джилу действовать вопреки морали. Светлая сторона делала младшего близнеца мягкотелым, послушным, умеющим общаться с людьми и сочувствовать им. Совесть терзала его за то, что он так спокойно принимает свое темное обличье. И сейчас она мучила его не меньше.

Джесс на сей раз постаралась на славу. Праздничный стол прельщал обилием деликатесов: мясное рагу с овощами, аппетитные котлеты и стейки, кровяная колбаса, нежный паштет, пирог с мясом и картофелем. Парень из недавнего репортажа предстал на ужине во всей красоте своего внутреннего содержания. Даже вечно чем-то недовольный Шеннон оценил кулинарный талант девушки, хоть и в довольно-таки своеобразной манере.

— Я до последнего верил, что руки у тебя из задницы растут. Но должен признать — это восхитительно, — и тут же отправил в рот очередной кусок котлеты, которые ему понравились больше всего, и с нескрываемым удовольствием стал разжевывать пищу. Джессика снисходительно улыбнулась: не каждый день парень снисходил до комплиментов. Да и вообще настроение у того было на редкость нормальное.

— Как это мило с твоей стороны. Не ожидала от тебя услышать хвалебную оду, признаюсь.

— Больше и не услышишь, не расслабляйся.

— Джессика, не слушай его, действительно очень вкусно, — сказал Реймонд. Он уже прикончил два стейка и теперь уничтожал пирог.

Все глянули на Джила, который ковырял еле-еле вилкой в тарелке. Он опустил взгляд и произнес тихо: «Правда, вкусно».

Всем было легко и весело. Брайан рассказывала какую-то очередную смешную байку, которую она вычитала из интернета, Рэй слушал с интересом. Они со старшим Уайтом пили портвейн, девушке же по вкусу пришлось красное вино. И только младший близнец никак не вливался в семейно-домашнюю атмосферу. Он уныло пялился в тарелку без энтузиазма, отказался от алкоголя. Джесс спросила его:

— Ты в порядке? Как самочувствие?

— Все хорошо, — вяло улыбнулся Джил.

Он больше не в силах был сдерживать нахлынувший порыв праведности. Парень сложил аккуратно столовые приборы и произнес:

— Хватит.

— Что «хватит»? — моментально отозвался Дельгадо, все еще улыбающийся после занимательной истории Джессики.

— Довольно. Я больше не хочу.

— Чего не хочешь? — явно не въезжая, что к чему, глупо спросил Шеннон.

— Я не хочу больше убивать. И не хочу потом есть их останки, — Джил с нескрываемой злобой посмотрел на Рэя. Тот никак не отреагировал. Тогда альбинос продолжил. — Зачем? Объясните мне, зачем мы это делаем? Они ни в чем не виноваты были! А мы, как последние твари, издеваемся над ними, а потом безбожно сжираем их! Это вообще не по-человечески. Я не хочу этого!

Джессика пребывала от этого крика души в недоумении.

— Ты чего вообще? Что с тобой?

— Да все со мной то! Надоело быть бессердечным ублюдком, вот и все. Неужели мы не можем жить, как все нормальные люди? Просто радоваться жизни и быть счастливыми? Зачем нам убивать? Рэй, ты нормально зарабатываешь, ни в чем не нуждаешься. Джесс, ты бы могла поступить в университет, продолжить обучение, потом устроиться на работу, найти себе достойного мужа. Шен, мы бы тоже могли поступить куда-нибудь, учиться вместе. Это бы нам не мешало. Как видите, в этом списке убийств нет. Тогда ЗАЧЕМ травить жизнь другим людям? Неужели без этого никак нельзя обойтись?

Дельгадо заметно помрачнел. Он замечал за Джилом такие порывы, но явных протестов младший Уайт никогда прежде не выражал. Мужчина поднялся из-за стола, предварительно стукнув по нему кулаком. Содержимое бокалов чуть не расплескалось по скатерти.

— А теперь слушай меня внимательно, заноза ты не в том месте. Как ты вообще смеешь так говорить при всех нас? Тебе напомнить, кем ты был? Никем. Ты со своим братом был никому не нужен, от вас весь мир отвернулся. Вы росли в вашем гребаном детдоме, над вами издевались, вас ненавидели все. Чем другие люди лучше их? Они все твари похуже нас. Это они виноваты в войнах, они виноваты в том, что гибнет природа. Они виноваты в том, что миром правят жестокость, алчность, ненависть. Они напридумали себе богов только для того, чтобы оправдывать свои грехи и благополучно в них раскаяться, считая, что так они могут попасть в придуманный ими же рай. Жалкие трусы. Они боятся сами себя, поэтому уничтожают морально и физически себе подобных. Чем они заслужили свое место на земле? А жить по системе, о которой ты сейчас толковал, это вообще бред, придуманный теми, кто находится у власти, чтобы легко было манипулировать этим стадом баранов, которые дальше своего кошелька не видят ничего. И ты желаешь слиться с этой массой деградирующего скота?

Шеннон и Джессика синхронно уронили свои челюсти. Джил беспрерывно таращился на Рэя. Мужчина прервал на пару секунд свою речь, чтобы перевести дух. Уж никак он не думал, что семейный ужин станет глобальной катастрофой. А еще было жутко обидно, что такой гуманный во всех отношениях Джил вдруг решился высказать наболевшее. И своими словами он не собирался обидеть или унизить своего любимого приспешника. Но, безусловно, радовал факт, что у младшего близнеца есть свое мнение, которое он не побоялся высказать. Это вызывало ярость и уважение одновременно. Три года не прошли впустую. Шеннон тоже был замечательный ученик, но слишком сильным оказалось его помешательство на брате и мести, так что пытаться на него влиять было бесполезно. Он был одержим, в отличие от Джила. Джессика же стала «мозгом» банды, информационным центром. Многие её навыки пригодились в обыденной жизни и в их общем деле, её не нужно было ничему учить. Он была идеальной машиной для убийств, хладнокровной, расчетливой. Но в повседневности они была простой девушкой с кучей комплексов, скрытых маской надменности. В то же время она умела радоваться жизни, как и Джил.

— А теперь вспомни, кто вам дал шанс на более или менее достойную жизнь? Кто не позволил вам сгнить с нищесбродом, питаясь помоями и содрогаясь от холода? Вспомни, в каких вы лохмотьях были. Да на вас без слез взглянуть было жалко. В отличие от тех бездушных мразей, которым было ровным счетом плевать, выживете вы или нет, я позаботился о вашей доле. Я проявил к вам куда большее милосердие, нежели те твари. Я дал вам возможность отыграться на каждом из них по отдельности. Расправиться над ними. Отомстить за всю боль и страдания, что они причинили вам. И после этого ты смеешь защищать ИХ, жалких и убогих людишек, и упрекать МЕНЯ? Вот так проявляешь ты свою благодарность за все, что я сделал для вас?

Джил сидел, не шевелясь, словно к стулу примороженный. Все эти слова объяли его своими цепкими лапами, цепями сковали дыхательные пути. Уайт и звука не мог произнести. Дышать стало трудно. Все, что говорил Реймонд, было чистейшей правдой, неоспоримой истиной. По сути, он был ничтожеством. И не имел он никакого права осуждать своего спасителя, наставника и опекуна. Как бы ни было жалко людей, все они — твари, которые ищут взаимовыгоду в любых отношениях. Они все — бездушные эгоисты, которым плевать на всех, кроме себя. Они оставили на верную смерть близнецов. И только Дельгадо подарил им смысл жизни. Пускай мрачный и аморальный, пускай этот путь ведет прямиком в ад, пускай и он потребовал слишком высокую плату взамен на этот шанс. Но ничто из этого никак не ущемляло либидо обиженных судьбой подростков. В глубине души Джил сам жаждал правосудия, точнее, его темная сущность. А светлая сторона на время решила утихомириться, ибо именно этот человек для них с братом сотворил непостижимо важное, именно он, никто другой, стал воплощением добра, любви и заботы в их глазах. Глупо кусать руку, которая тебя кормит, холит и лелеет.

Парень виновато опустил голову. Стало до жути стыдно. Рэй к концу своего импровизированного выступления уселся обратно за стол и продолжил трапезу.

— Простите меня… — полушепотом сказал Джил.

— Извинения приняты. Почти, — Рэй посчитал нужным показать себе непреклонным, как скала. Для вида. Пока что. Но на самом деле он порадовался, что слова произвели должный эффект.

— Я был неправ. Извини. Этот приступ жалости… Это случайно. Они действительно заслужили лишь жестокую смерть. И мы это им обеспечиваем. И ещё, спасибо тебе большое.

— Да, спасибо, Рэй… Ты абсолютно прав, — внезапно подхватил мысль младшего брата Шеннон. Он, как и Джесс, до сих пор находились в раздумьях. Дельгадо — страшный человек, дьявол. Но в их узком и тесном мирке именно он играл роль архангела, покровителя. Он давал им полную свободу взамен на подчинение.

— Итак, предлагаю все сопли оставить на потом. Да продолжится наш пир, пока все не остыло, — почти торжественно объявил Реймонд, поднимая бокал с портвейном. Бокалы Шеннона и Джессики тоже немедля взмыли в воздух. Даже младший Уайт осмелился наполнить свой бокал вином.

Мужчина с теплой улыбкой глянул на него и сказал:

— С возвращением, наш дорогой Джил.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд