Поиск
Обновления

03 декабря 2018 обновлены ориджиналы:

17:27   Папенькин сынок

15:05   M. A. D. E.

29 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:11   За всё надо платить

17:05   Великолепный Гоша

17:01   Генкина любовь

все ориджиналы

Monster's club - Глава 4  

— Ну что, Джесс, готова? — вкрадчиво поинтересовался Реймонд, улыбаясь чересчур довольно.

— Конечно, — безразлично ответила девушка, хотя на самом деле сгорала от любопытства, и в то же время тело бросало в дрожь от ожидания и адреналина.

Как и предполагал Джил и вопреки недовольству Шеннона, Реймонд очень даже радушно принял Брайан в их «клан», особенно после того, как услышал историю о ее покойной сестре. Ему показалось, что хладнокровия им как раз не достает, а у Джессики его бы хватило на целую армию точно. Как оказалось, девушка была младше близнецов на год. И вообще, их мужскому коллективу нужна была особь женского пола, пускай характер и не был пиком женственности. Не считая вечных пререканий и взаимной неприязни между Джесс и старшим Уайтом, в доме стало даже уютней. Не зря же говорят, что именно женщина — хранительница домашнего очага.

Эта ночь должна была стать дебютом для Брайан. Рэй предупреждал ее заранее, что рано или поздно ей придется приобщиться к их общему делу, давал определенные напутствия, но Джессика с уверенностью заявила, что знает, что нужно делать, а в случае чего разберется по ходу дела. Импровизация — потрясающая вещь, если в ней есть необходимость.

Стрелки часов давно перекочевали за полночь, и это ознаменовало, что звездный час близок. Для главаря и близнецов это было вполне привычно, но каждый раз захватывало по-своему. Для Джесс же все оказалось в новинку, поскольку она никогда не убивала, спланировав все заранее. Ситуация манила своей непривычностью и риском. Девушка облизала пересохшие губы в предвкушении, как настоящая садистка.

Небо над головой было беспросветно черным, как плотная полиэтиленовая пленка. Воздух отдавал чем-то горелым, будто невдалеке палили резину. Шорох листьев сливался с напряженным дыханием всей компании, которая вынуждена была скрыться за густым массивом кустарников. Все четверо опустились на колени на рыхлую землю, и сквозь промежутки между гладкими листьями смотрели на аллею, освещенную тусклым светом фонаря.

Вдалеке шла одинокая фигура по направлению к фонарю, то есть ее маршрут так или иначе проходил мимо кустов. По ходу перемещения силуэта, метров через двадцать удалось разглядеть, что это шел парень лет семнадцати в узких джинсах и бесформенной толстовке. Темные патлы свисали до шеи. Пацан лениво шаркал ногами, спрятав руки в карманы, и насвистывал себе под нос. К счастью маньяков, его уши заткнули вакуумные наушники, так что против своей воли он стал потенциальной жертвой.

Рэй осклабился бешено и прошептал «пора». Уайты и Брайан поднялись, приняв соответствующие позиции. Правда, Джил долго возмущался по поводу своего прикида, а инициатором этой идеи выступила Джессика. Задумку одобрил даже Шеннон: ему хотелось поржать над братом в женском коротком платье и на каблуках, да ещё и с макияжем, как у проститутки, да ещё и с лифоном, в который бережно напихали синтепон. Ноги несчастному тоже пришлось побрить. Пока они добирались до этих чертовых кустов, парень проклинал все на свете, особенно Джесс и рабочих, что запустили дорогу до плачевного состояния. После команды Рэя Джил подхватил за руку напарницу и обошел слева кусты, выходя на свет, направляясь напрямик к добыче. По пути он тихо прошипел сквозь зубы:

— Ты за этот позор мне ответишь ещё, отвечаю.

— Ой, да ладно. Тебе, кстати, так вообще отлично, лучше, чем в твоих балахонах. Прямо секс ходячий, — Джессика захихикала. Она была больше всех в восторге от своей идеи.

— Да я просто воплощение голубой мечты извращенцев, в особенности любителей трансвеститов, — раздраженно констатировал факт младший Уайт и обреченно вздохнул. Передвигаться на шпильках было крайне неудобно, яйца щемило жутко. Ноги подкашивались, хотя за предыдущие злосчастные метры ходьбы они успели немного адаптироваться к неудобствам, но вероятность падения не уменьшалась. Еще больше смущал слой штукатурки на лице. Темно-серые блестящие тени на все веко, плавно градирующие в черный, матирующая пудра, по словам Брайан, и нежно-розовый блеск на губах, напоминающий вазелин. Когда Джил увидел всю эту красоту в зеркале, он с минуту матерился и не понимал, как вообще умудрился согласиться на этот бред, не смотря на то, что Шеннон оказался в восторге от нового и временного образа брата. Его было не отличить от настоящей девушки.

Поравнявшись с пацаном, Джессика отцепила свою руку от Уайта, боявшегося упасть, и встала прямо напротив жертвы, преграждая ему путь, и жестом показала, чтоб тот вытащил наушники. Когда парень сделал это, пребывая в приятном недоумении, она обратилась к нему:

— Привет, дружок, не хочешь провести остаток ночи незабываемо в нашей компании? — она сладко улыбнулась и взглядом указала на «подругу». Тот лишь помахал игриво пальцами и развратно ухмыльнулся, что Шеннон, наблюдающий за происходящим, чуть слюной не подавился. Но парнишка поначалу казался непробиваемым.

— Не, девчонки, мне идти надо срочно…

Тут вмешался Джил, подав голос, который и напрягать не требовалось, чтобы он казался женским. А сиплые и местами низковатые нотки оказались только на руку, так что голос звучал, как у проститутки со стажем.

— Да что ты ломаешься? Маменькин сынок, что ли? От такого веселья отказываешься! Мамка твоя подождет. Зато ты классно время проведешь, — Уайт полностью вжился в роль бляди, причем очень убедительно. — Бери, пока дают.

Незнакомец провел за раздумьями секунд пятнадцать. Потом все-таки решил не упускать шанс оторваться с двумя красотками, да еще когда они сами настаивают. Не каждый день так фартит.

— Окей. Я с вами.

Девицы усмехнулись и одновременно обвили руками его шею, облепив с обеих сторон. Джессика томно протянула на ухо ничего не подозревающему парню, угодившему в ловушку:

— Как звать тебя, герой?

— Эрик, — он немного смутился от такого обилия женского внимания.

— Ах, глупый, бедный Эрик, — театрально, с наигранным драматизмом протянул Джил.

Парень даже не успел среагировать, когда к его лицу поднесли платок, пропитанный хлороформом, но недостаточно хорошо, чтобы убить. План сработал, парень обмяк и повалился на асфальт, потеряв сознание.

Джесс победно прошипела «йес». Тело парня оказалось не очень тяжелым, так что не составило особого труда дотащить его до машины и погрузить в багажник. Девушка уселась за руль, рядом с ней примостился Реймонд на соседнее сидение, а на задние места завалились близнецы.

— Если бы я не знал, что это наигранно, я бы тебя убил, — Шеннон просто восхищался Джилом. Братец лишь мило улыбнулся в ответ.

— Признай, я — прирожденный актер.

— С этим не поспоришь, — старший не удержался и чмокнул свою копию в губы.

— Вы там не увлекайтесь особо, — как бы между прочим заметил Рэй, а Джессика сосредоточенно следила за дорогой, освещаемой фарами.

Эрик еле открыл глаза. Голова, которую он пытался приподнять, раскалывалась, как после удара чем-то тяжелым по ней. Он не знал, сколько времени он пробыл в отключке. Но был крайне удивлен, обнаружив, что находится в каком-то жутком, пропахшем гнилью помещении, похожем на подвал или просторную кладовку, и что он совершенно голый, привязанный веревками к столу. Руки и ноги онемели, и парень попытался ими пошевелить, но тщетно. Тусклый свет от свисающей с потолка лампы не давал разглядеть это странное и жутковатое место полностью, дальние углы были неподвластны взору. Капли воды с проржавевших труб создавали отчетливый всплеск, как только они ударялись о бетонный пол, где успела образоваться лужа. Пацан заорал что есть силы:

— Отпустите меня! Кто вы?! Что вам нужно?!

Но ответом служило лишь противное хлюпанье канализационной воды. Он начал было дергаться, но увидел мелькнувшую и через мгновение погасшую полосу света на стене. Дверь скрипнула, и сзади послышались шаги. К пленнику подошел высокий мужчина в официальном костюме. Из-под пиджака выглядывал ворот белой рубашки. Лицо его выражало спокойствие и серьёзность, и только глаза вызывали сомнения. Что-то было во взгляде недоброе, отталкивающее, даже пугающее. Это «что-то» заставило вздрогнуть и оставить попытки вырваться из западни.

— Что нам от тебя нужно? Издеваешься? Ты — жалкое ничтожество, несчастный кусок плаценты, который ежедневно портит воздух и разлагается в своем же дерьме. Что ты можешь дать нам? Ты смешон, — из каждого слова незнакомца сочился яд, поражающий слух. Он говорил размеренно, выговаривая четко каждое слово, даже интонация давила на разум. Было обидно из-за того, в какую нелепую ситуацию Эрик попал по своей же вине.

На свет вышли ещё трое похитителей, двоих из которых Эрик признал сразу. Это были те две девушки, которые пристали к нему. Только вот одна из них оказалась совсем не девушкой. Платье сменилось на женские, до неприличия короткие джинсовые шорты, а оголенный торс ясно давал понять, что к чему. Вот только каблуки и макияж никуда не делся. Справа от трансвестита стоял абсолютно такой же парень, только без косметики и в нормальной, слегка помятой черной футболке и в зауженных джинсах. Он то ли гадко ухмылялся, то ли скалился, определить было сложно. Слева на плечо женоподобного парня опиралась девица в мини-юбке, а из глубокого декольте выпирал впечатляющий четвертый.

У альбиноса, что стоял справа, блеснул в руке нож. Он начал медленно подходить к распятой на столе жертве, а ребро лезвия заскользило с ощутимым нажимом по животу, плавно перемещаясь на грудь, и в конце своего пути остановилось на шее. Шеннон наслаждался моментом, почуяв дрожь и страх «подопытного кролика». Это было неописуемо — чувствовать полный контроль над человеком, когда в твоей власти находится его жизнь. Когда ощущаешь его панику, его ужас, когда видишь немую мольбу в запуганных глазах.

— Что, падла, на брата моего покушался? Экзотики захотелось? Мы устроим тебя экзотику, обещаю, — голос прозвучал очень близко к уху, проникая в глубины сознания. — Тебе запрещено даже смотреть на него.

— Да я не собирался! Да я вообще не понял, что он пацан! — Эрик попытался оправдаться. Но его резко прервали.

— Тебе слова никто не давал, — «ласково» зашипел Уайт, глядя в глаза парня. Затем резко замахнулся кулаком, и удар пришелся на челюсть, так что голова Эрика безвольно мотнулась в сторону. Из разбитой губы потекла тоненькая струйка крови, которую без замедления Шеннон слизал. После этого он стянул рывком с себя футболку, забрался на стол, расставив колени по обе стороны шеи несчастного. Звук расстегивающейся молнии на джинсах заставил его шарахнуться, за что ноющую челюсть тут же сжали пальцы, а лезвие ножа опасно вжалось в кожу. — Значит так. Мне плевать, что ты там собирался. Надеюсь, ты умный мальчик, понимаешь, что нужно делать, а чего делать нельзя. И не дай Бог ты зубы свои лошадиные сомкнешь, ублюдок. Мы ведь оба прекрасно знаем, где расположена сонная артерия и что будет, если ее перерезать.

Лицо парня исказила гримаса отвращения, когда чужой член коснулся его губ и задел свежую ранку. Парень отчаянно стиснул зубы, перекрывая дальнейший ход. Тогда его волосы зажали в кулак и дернули со всей силы вперед, и пришлось подчиниться. Такого позора в жизни Эрика ещё не было. Ощущение плоти, заполняющей весь рот и вбивающейся в глотку, задевающей гланды, вызывало жуткий рвотный рефлекс. Хотелось сплюнуть эту мерзость, это унижение, воспоминания об этом событии, но горло перекрыли, и если бы его действительно вывернуло наизнанку, то он, безусловно, об этом пожалел бы, поэтому оставалось только зажмуриться, мычать жалобно и по инерции работать языком.

И если Эрик мог предположить, что ниже пасть уже не некуда и хуже не будет, то он очень заблуждался. Самому интересному предстояло воплотиться из фантазий в жестокую и несправедливую реальность. Кошмар становился явью.

Это парень осознал, когда задний проход пронзила жгучая и режущая боль, а из глаз предательски брызнули слезы. Крик застрял в горле, встретив преграду в виде головки, и растворился среди всхлипов и прочих хлюпающих звуков. А еще Эрик понял, что размеры члена, орудующего у него в глотке, явно уступают габаритам второго, что теперь вколачивается в его задницу, заставляя трястись, метаться и корчиться от боли. Логика подсказала, что тот мужик воспользовался случаем, пока парень был занят совсем другим делом и не обращал внимание на сохранность других частей тела. Но как, черт возьми, он не заметил, что ему раздвинули ноги?! Челюсти чуть сами по себе не захлопнулись, но за ухом вдруг похолодело, металл чуть не рассек кожу. Слезы непроизвольно сбегали не сдерживаемыми потоками по щекам, и наружу все-таки вырвался то ли рык, то ли вой. Парень начал потихоньку задыхаться.

Джил завороженно любовался лицом брата, пребывающего в экстазе. На лбу и шее проступили капли пота, бедра двигались резко, но без агрессивного темпа. Силуэт изящно прогибался в талии, полураскрытые губы прихватывали комки сырого воздуха. Шеннон ловил кайф, как и Рэй, чьи низкие и протяжные, сиплые стоны эхом отскакивали от грязных стен, как теннисные мячи. Он не стал щадить юношу и вбивал его в столешницу с особой ожесточенностью.

Джессика чуть не завизжала от шквала эмоций, которые на нее нахлынули при виде мучений темноволосого. Даже ненавистный старший Уайт вызвал у нее в этот момент подобие на уважение, восхищение и даже симпатию. Тем временем младший скрылся в темноте одного из углов подвала, куда не проникал тусклый свет лампочки, и моментально вернулся обратно. Он протянул Брайан перочинный ножик, а второй, абсолютно такой же, оставил себе. Затем жестом указал девушке, чтобы та опустилась вниз. Они синхронно склонились над грудной клеткой жертвы. Ногти Джила вцепились в сосок и оттянули его вверх, а после этого в него нещадно впились зубы, терзая и прокусывая разве что не до крови. Джессика повторила нечто подобное и со вторым соском. Поначалу ей все казалось чем-то диким и пугающим, но теперь воспринималось, будто так и должно быть. Ее губы переместились на обмякший и не подающий признаков возбуждения член жертвы, забавно колыхающийся от толчков. Через несколько минут усилий нарисовался стояк, и Эрик, помимо хныканья и скулежа, стал еще издавать пародию на стоны. Помирать — так с музыкой.

— Вау, неплохо сосешь, прямо как заправская шлюшка, — Шеннон, заметивший сзади себя все эти махинации, не смог не съязвить.

— У тебя ведь училась. Но, признаю, до твоего мастерства мне практиковаться долго придется, — капнула ядом в ответ девица, оторвавшись от своего занятия. Внезапно нахлынувшие чувства к противному Уайту сразу испарились и улетучились в неизвестном направлении.

Шеннон, наконец, отцепился от пацана, слез со стола, так и не позволив себе кончить ему в рот. Сделал он это предусмотрительно. Сопляк начал буквально заглатывать воздух, а всхлипы стали громче и отчетливее. Открывать глаза не хотелось совсем, руки и ноги совершенно не чувствовались, настолько туго их стягивали веревки. Мозг с ужасом вперемешку воспринимал те события, что с ним случились за последние полчаса. Или час. Эрик потерялся во времени и не представлял, сколько длилась эта пытка: полчаса, час, день, год или всего лишь пятнадцать минут. Стало абсолютно все равно, потому что кошмар и не думал оборваться. Парень испугался, что ему вдруг стало плевать на свою жизнь, он лишь молился, чтобы эти муки быстрее окончились. Но как жесток и недоступен Бог тогда, когда в его помощи действительно нуждаешься. Все мольбы принимает дьявол, приумножая страдания вдвое.

Джил ткнул легонько пальцем в плечо увлекшейся минетом девушки и прошептал с загадочной улыбкой на лице:

— Повторяй сейчас за мной.

Он ловко прокрутил в руке ножик и опустил вниз. С хирургической точностью лезвие прочертило две накрест лежащие кровоточащие полосы, уродуя один сосок в хлам. Как бы это не выглядело легко и эффектно со стороны, у Джессики получилось все же криво. Эрик взвизгнул от боли, вспыхнувшей слишком внезапно. Кровавые подтеки устремились вниз, огибая выпирающие ребра и обновляя просохшие слои алых клякс на неотесанной поверхности стола. Шеннон с оскалом волка, наслаждающегося добычей, выгравировал на идеально плоском животе жертвы заглавные буквы «M» и «С». Когда Джесс вопросительно взглянула на эти буквы, парень улыбнулся плотоядно и озвучил весьма официально: «Добро пожаловать в клуб монстров». При отвратительном освещении Шен смахивал на зловещего монстра в человеческом обличье, а немного выпирающие клыки придавали ему сходства с вампиром.

Только сейчас Брайан поняла, куда периодически пропадал младший близнец. В дальнем углу подвала располагался еще один стол, на него раскладывались разные штуковины для пыток. На сей раз Уайт притащил восковую свечу и коробок спичек. Он чиркнул манерно одной спичкой о боковую поверхность коробка, и тут же вспыхнул маленький язычок пламени. От огонька поджегся и фитиль. Вместо того, чтобы задуть тлеющую спичку, Джил ткнул ее горящей стороной в бок привязанного парнишки. Тот жалобно пискнул и стиснул зубы, постепенно свыкаясь с расползающейся по всему телу и всепоглощающей болью, раздирающей кожу в клочья и оставляющей темно-алые ноющие борозды. И уж тем более он свыкся с мыслью, что его безбожно имеют в задницу.

Нечеловеческий вопль прокатился оглушающей волной по подвалу, когда на изодранную кожу опустилась первая капля расплавленного воска. Затем вторая. Третья. Четвертая. Раскаленные нити жидкого воска, стекающего по свече, проникали вглубь крестоподобных порезов, смешивались с кровью и лимфой. Как будто тысячи маленьких птичек впивались своими клювиками в раны и пытались выдрать кусочки плоти. Лужицы из воска быстро распространились по всему торсу, обжигали без того претерпевшую кожу, заставляли лицо белеть от ужаса и корчиться от нестерпимой боли, метаться из стороны в сторону, насколько позволяли веревки. А Джила было не узнать: его глаза полыхали бешенством. Джесс не могла признать в нем того человека, которого знала на протяжении двух месяцев. Меньше, чем за полчаса он превратился в дьявола, бездушного психопата, выродка без капли жалости. Он наслаждался душераздирающим зрелищем, как жертва бьется в агонии.

— Ну чего ты так орешь? Мы только начали, — презрительно фыркнул Шеннон. Его рука опустилась заботливо на талию близнеца, увлеченного пыткой. У Эрика нервы не выдерживали, он захлебывался слезами, кричать было сложнее с каждой секундой, проведенной в этом жутком месте.

— За что?! Отпустите меня, твари!

— Эй, слышали? Он нас тварями обозвал, как мило, — Шеннон зло усмехнулся, а после собрал во рту как можно больше слюны и плюнул парню в лицо. — Это вы все — твари. Такие, как ты, гнобили нас, издевались, избивали. Я ненавижу всех выблядков. И тебя в том числе.

Реймонд наконец-то кончил и лаконично поправил свою одежду. Пригладил по привычке свои волосы и кратко кивнул Шеннону, мол «пора». Джил опять метнулся в темноту и вынырнул оттуда уже с вилкой. Дельгадо прижал руками крепко одно бердо Эрика, который уже просто хрипел, как подстреленная дичь. Шен опустил острие ножа на кожу, и оно беспрепятственно вонзилось в ногу. Альбинос аккуратно вывел лезвием подобие буквы «Н» и отодвинул слой кожи с двух сторон, оголяя саму плоть. Когда нож проник ещё глубже, разрезая мышцу, раздался истошный вопль, от которого мурашки табунами проносились по спине, а в барабанные перепонки будто вонзили сотню раскаленных иголок.

— Вы только гляньте, какой высокий болевой порог у засранца, — лениво протянул Шеннон. Он забрал вилку у брата, воткнул в кровавое месиво, каковым стало бедро, выудил оттуда скромный кусочек мяса и прикусил его зубами.

— Э-э, а со мной поделиться? — пропел Джил и впился в окровавленные губы брата, разгрызая заостренными клыками сырую плоть пополам, хотя мышечные волокна были очень скользкие и тугие. Следующему выпала честь полакомиться Рэю. Джессике достался самый маленький кусочек. Она с подозрением вертела вилкой перед носом, принюхиваясь, но все же решила рискнуть. Обычное мясо, только без термообработки. Возможно, если его запечь или пожарить, оно будет сочным и нежным. А так вполне сносно, если ты, конечно, можешь есть сырые продукты.

— Хэу, отстрел, хочешь попробовать? — Шеннон рассмеялся, сжимая испачканными пальцами последний шмат плоти прямо перед вмиг позеленевшим лицом ее владельца. Того чуть не вывернуло наизнанку и от запаха, и вида, и раздирающих ощущений. — Ну, не хочешь, не надо, — кусок был успешно отправлен в рот и теперь благополучно перемалывался челюстями.

Дельгадо вручил Брайан чистый нож и зашептал ей на ухо:

— Ну же, сделай это. Я знаю, как ты ненавидишь этих ублюдков, которые пользовались тобой. Давай, отомсти им всем здесь и сейчас, — слова предательски подкрадывались к подсознанию. Рассудок кричал Джесс, что Эрик не причем, он ни в чем не виноват. Ей даже стало жаль парнишку. А вот подорванное самолюбие расползалось по самым затаенным закоулкам души и убеждало, что этот парнишка — такая же мразь, как и все остальные. Что он заслужил самую ужасную участь из всех возможных. Они все достойны лишь долгой мучительной смерти. Девушка очнулась лишь тогда, когда нож в ее руке рассек член парня по вертикали, и она услышала новую порцию визгов и криков, доносящихся будто из глубин преисподней. Это не было наигранно, как во всех фильмах, это не был монтаж или постановка. Никаких спецэффектов, все вживую, без анальгетиков.

Рэй отобрал вилку у близнецов и объявил:

— Анал я ему разработал. Можно продолжать.

Под восторженные взгляды братьев и недоумевающий, принадлежавший Джесс, которая еще находилась под впечатлением от своих действий, вилка погрузилась в анус грозившейся потерять сознание жертвы. И скрылась там полностью. Послышался подозрительный звук, зубья проткнули эластичную и гладкую стенку кишечника. Реймонд стал крутить вилкой, как обычно наматывают спагетти, и потащил что есть силы наружу.

Такую адскую боль не каждый человек смог бы вынести. Это было несравнимо ни с чем, когда твои кишки вытаскивают из тебя заживо через задницу. Эрик подавился своими же воплями и закашлялся, не переставая при этом устрашающе верещать.

— Убейте меня, умоляю, убейте!!! — он уже не мог терпеть эти муки, он не хотел больше жить, ему хотелось, чтобы этот ад когда-нибудь закончился. Рыдания не прекращались ни на минуту, голос охрип и сел, как у сорокалетней алкоголички.

— Да подожди ты, недолго осталось, — фраза Джила прозвучала неоднозначно. Своим ножиком он провел глубокую линию от пупка наверх, остановившись лишь тогда, когда нижняя губа развалилась на две половины. Шеннон и Джессика одновременно продолжили линию рта, чиркнув любовно от уголков губ до каждого уха. — Все, теперь ты красавчик.

Остекленевшие от ужаса, ожидания близкой смерти и, безусловно, боли глаза Эрика вращались бешено и блестели в полумраке. Все было в крови: его изуродованное и измученное пытками тело, превратившееся в отвратительное месиво, руки и лица Уайтов, губы и пальцы Брайан. Алые пятна красовались на безнадежно испорченной рубашке Дельгадо. Жертва жалко поскуливала, ибо силы окончательно покинули ее.

— Заебал ты меня уже выть, — гнусно сообщил старший близнец. Он резко развернулся, замахнулся рукой, породнившейся с клинком, и всадил лезвие в левый глаз по самую рукоять. Джессика поглядела с неподдельным отвращением на растекающуюся жидкость. Шеннон развел руками, типа «ну а вы чего ожидали?»

— Ты его мозги задел? — Джессика никак не могла поверить, что это все закончилось.

— А что, не видно? — хмыкнул старший Уайт так, будто ничего и не случилось, и он вовсе не убил только что человека.

Дельгадо удовлетворенно улыбнулся.

— На сегодня собрание объявляется закрытым. Джил, Шен, — он многозначительно посмотрел на никуда не пропавший стояк последнего, — вы остаетесь здесь. Теперь труп полностью в вашем распоряжении. Не забудьте порядок тут навести. Джесс, как хочешь, можешь идти, можешь остаться. Лично я удаляюсь. И, да, классно время провели, жаль, наш Эрик этого не оценил.

Девушка быстрее пули метнулась к двери и на лестницу следом за Реймондом. Очень уж не хотелось оставаться в темном и сыром подвале, где только что произошло убийство, а запах смерти до сих пор туманом стелился от потолка до пола. И уж тем более в обществе двух демонов, которые способны были на поистине страшные вещи.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд