Поиск
Обновления

03 декабря 2018 обновлены ориджиналы:

17:27   Папенькин сынок 

15:05   M. A. D. E. 

29 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:11   За всё надо платить 

17:05   Великолепный Гоша 

17:01   Генкина любовь 

все ориджиналы

Monster's club - Глава 3  

Так получилось, что Рэй вернулся домой раньше времени, причем в замечательном расположении духа. Такое настроение бывает, когда, например, получаешь совершенно неожиданно подарок, о котором мечтал, или же что-то случилось нехорошее с твоим врагом. Людям свойственна зависть к чужим удачам и уж тем более злорадство над чужим горем. Только счастливые люди или абсолютные психи равнодушны к другим. С Рэем же ничего не случилось, просто все было хорошо. Не было причин испытывать негативные эмоции, ведь выдался отличный день, потрясающая погода, улыбчивые и вежливые посетители.

Дом располагался на окраине города и представлял собой типичное американское двухэтажное строение с просторными помещениями. Перед фасадом домика коричнево-миндальных оттенков расстелился газон с аккуратно стриженой свежей травой. Сам газон пересекала тропа, выложенная плиткой, и вела к крыльцу с парой ступенек. Стоило переступить порог, и взору сразу открывалась просторная гостиная и часть кухни. Из крохотной прихожей, рассчитанной на четырех взрослых, лестница вела на второй этаж, где находились три спальные комнаты и ванная. А еще у подножия лестницы располагался небольшой люк, ведущий к подвалу, который занимал особый статус среди обитателей дома. И туда нельзя было спускаться просто так, тем более без ведома Реймонда, владельца особняка. Этот подвал пропах насквозь гнилью и кровью, а каменные голые стены впитали в себя ужас, отчаяние и крики тех, кому не повезло умереть собственной смертью от старости, валяясь полудохлым на кровати в окружении скорбящих, но в глубине душе удовлетворенных скорой кончиной, родственников. В «камере пыток» также находилась здоровая морозильная камера, отдельная комната, напоминающая по сути своей морг. На полках, покрытых инеем и корками льда, лежали разные детали человеческого тела, или тела целиком, но обезображенные до жути. Их лица были искажены гримасами, как и при предсмертных муках. Однако не все трупы были удостоены чести оказаться в «морозилке», некоторых просто расчленяли, и запчасти жестоко сжигались в камине, что был в гостиной, а пепел позже развеивался ветром.

Рэй неспешно поднялся по лестнице, улыбаясь своим радостным мыслям, прошел в свою спальню, одновременно служившую и кабинетом. Снял деловой костюм, педантично убрал в шкаф, переоделся в обычные спортивные штаны и футболку. Даже в домашней простой одежде он сохранял свою элегантность и солидность. Выглядел он всегда превосходно и свежо, потому что чрезмерно любил себя, свое тело и не мог позволить себе выглядеть хуже обычного, даже когда оставался наедине с собой. Будучи по природе своей ещё и перфекционистом, он не давал себе слабину ни в чем, что стало основой успехов, которые сопровождали его на протяжении всей жизни, шлейфом провожая его персону, как тонкий аромат его туалетной воды от Дольче Габбана.

У Джила сформировалась привычка появляться бесшумно и неожиданно, поэтому Реймонд и не заметил его присутствия, когда тот тихо подкрался к порогу и завис между чужой спальней и коридором. Лишь тихий голос, от которого мужчина вздрогнул едва заметно, дал знать о своем появлении.

— Привет, я тут пиццу решил заказать. Будешь? — произнес парень почти шепотом, но не от того, что боялся чего-то, а просто потому, что привык так разговаривать. Но при необходимости он мог и повысить голос, и тогда он звучал совсем как женский.

Дельгадо глянул на Джила сначала со скепсисом, однако затем добродушно улыбнулся.

— Я думал, что дома никого. Ошибся, видимо. Буду, как обычно, — он пригладил и без того идеально уложенные волосы ладонью, присел на свою просторную кровать. — Почему ты дома? Где Шеннон?

— Он по магазинам шляться пошёл, а мне лень было, вот и остался. Проснулся совсем недавно, незадолго до того, как ты пришёл… Вот и подумал пиццу заказать… — Уайт и впрямь выглядел спросонья, весь потрепанный, с кругами под глазами, с взъерошенными патлами и сонным голосом. В довершение образа спящей красавицы он ещё и сладко зевнул и потянулся. Рэй, глядя на все это, хмыкнул.

— Надо было вас после школы заставить в университет поступить, а то совсем от рук отбились. Оба ни черта не делаете, — беззлобно сказал он.

— Да ну, и так все отлично, по-моему. Ты работаешь, мы за домом следим и помогаем.

— А если я разорюсь? Что делать тогда? Денег не будет.

— Будут, я в тебе не сомневаюсь, — улыбнулся Джил смущенно. — Слушай, Рэй, ты сейчас занят будешь? Мне скучно, поговори со мной.

— Ну ладно, — Реймонд вздохнул. Все равно заняться было нечем, можно было бы уделить свое внимание и парнишке. — О чем?

Взгляд Джила метался по комнате, будто выискивал что-то важное, затем примерз к изголовью кровати. Уайт еще немного помялся на пороге, затем прошел внутрь и уселся рядом с «шефом».

— Ну, типа, тебе же уже есть тридцатник. Ты не задумывался о том, что, возможно, самое время подумать о будущей жене? — поинтересовался он робко, чуть ли не покраснел, сам не зная, от чего. Парень по-девичьи свел колени вместе, сжимая ими спрятанные кисти рук.

— Нет. И не буду задумываться. Сам посуди, зачем мне жена?

— Для того, чтобы спать с ней, чтобы она детей родила. Чтобы за хозяйством следила. Чтобы любила, в конце концов, и заботилась. Чтобы была крепкая и дружная семья. Многие мужчины в твоем возрасте думают над этим, если они уже достигли чего-то.

— Ох, глупый какой. Но забавный, — Рэй потрепал Джила по волосам, усмехаясь. — Зачем это мне?

Младший близнец поднял брови вопросительно и уставился на мужчину.

— Ты что, все-таки гей?

— И да, и нет, — Дельгадо будто издевался над ним. — Вот ты Шеннона любишь?

— Конечно… Очень… Больше жизни. Я без него жить не смогу. Он для меня — все, — Джил опустил голову, смущенно улыбаясь, а на щеках появился еле заметный румянец, что в принципе случается крайне редко. На счет отношения к близнецу он не мог врать, ведь его чувства были искренние и чистые, как родниковая вода. Это не была глупая привязанность или подростковая влюбленность. Это была настоящая всеобъемлющая любовь, потому что Шеннон и правда был ему и братом, и лучшим другом, и наставником, и защитником, и хозяином, и любовником. Без него жизнь не имела смысла, и если бы нужно было отдать эту самую жизнь за близнеца, он бы это сделал, не раздумывая. Но брата не отдал бы никому: ни другому человеку, ни смерти.

— И отсюда следует вывод, что тебе на хрен не сдалась та жена и дети, Разве не так?

— Ну, все так…

— Но при этом ты не гей, — Рэй усмехнулся, а Уайт вытаращил глаза на него.

— Как так?

— Ты любишь конкретно одного человека, причем своего кровного брата, а не кого-то ещё. Я, кстати, давно уже свыкся с мыслью, что вы вместе. То есть, тебя можно было бы назвать геем, если бы ты испытывал симпатию к другим парням. А так тебя не привлекают ни парни, ни девушки. Понятно?

— Вроде да. Так все-таки объясни, почему ты не хочешь семьей обзавестись?

Мужчина посмотрел на него, как на идиота.

— Ну, как минимум потому, что у меня уже есть семья. Допустим, появилась бы у меня женщина. Хорошо, любит она меня, ну родила мне пару пресловутых малявок, орущих по ночам и срущих в свои пеленки. Меня это через время начинает раздражать, и я ей изменять буду. Это означает неизбежные скандалы. А если она еще и о хобби моем узнает, прикинь, сколько шуму поднимет истеричная дура? А даже если после всего этого теоретическая жена останется со мной, не исключено, что я смогу взять и убить ее за малейшую оплошность.

Джил невольно задумался, что это могло напрямую касаться и его с Шенноном. Один промах, одна ошибка, что-то, что может не понравиться Реймонду, и им конец во всех смыслах этого слова. Братья полностью зависят от него, а их жизни или их смерть сосредоточена в его руках. Он мог убить их, уничтожить морально и физически, стереть с лица земли, раздавить, как ничтожных букашек. Он мог со спокойной душой вышвырнуть их на улицу, оставить ни с чем, забрать все, вплоть до последнего цента, по праву принадлежавшее ему. А идти им некуда, их никто не ждет, они по-прежнему одни в этом жестоком мире, где правят деньги и связи. При этом они так и остались наивными детьми среди толпы бездушных взрослых. И только Рэй проявил сочувствие, милосердие и истинное благородство, приняв их, ободранных, никому не нужных беспризорников, не имевших ничего. Реймонд Дельгадо стал для них посланником Бога, а его покровительство — благословением.

— Почему тогда ты приютил нас? Мы же могли стать обузой для тебя, — искренне недоумевал парень. Кожа покрылась мурашками то ли от прохлады, то ли от волнения, то ли от страха. Причем этот страх носил абстрактный характер, как фобия. Уайт сцепил пальцы в замок на уровне груди, хрустнув костяшками, чтобы на секунду отвлечься.

— Я тогда был нетрезвый и не соображал, что делал, делов-то. Вам просто повезло. И с вами как-то проще и веселее жить, что ли. Не удастся мне сдохнуть в одиночестве. Как видишь, обузой вы мне не стали, — хмыкнул Рэй равнодушно и моргнул пару раз, затем с безразличием на лице собирался пойти принять ванную.

Джилу незачем было знать, что на самом деле Дельгадо почти сразу привязался к ним с того самого дня, когда они в отчаянных попытках выжить намеревались обокрасть его. Его поразило бесстрашие мальчиков, их нескончаемая любовь к жизни и друг к другу. И эта жгучая ненависть в глазах старшего. И безграничная преданность младшего близнеца. Для него они были как родные дети, повзрослевшие, самостоятельные, поэтому он, как настоящий отец, просто поддерживал их, не вмешиваясь по возможности в их личную жизнь, ведь со временем любой отпрыск перестает нуждаться в пристальной опеке родителей. Он учится самостоятельно контролировать свою жизнь и решать возникающие проблемы, а от старших требуется просто поддержка и лишь изредка наставления. Рэй все это прекрасно осознавал, и с появлением в его жизни Уайтов решил, что собственные дети ему ни к чему.

Джила не обрадовали такие слова, ведь он успел сильно привязаться к мужчине, который дал им шанс на более или менее достойную жизнь. Ведь по его словам, ему было плевать по большому счету, есть они или нет. Его волновал ещё один вопрос, который он боялся озвучивать. Но он набрался смелости, раз выпал такой случай поговорить начистоту, и произнес:

— Последнее, что я хочу узнать. Рэй… — на мгновение он запнулся, но тут же собрался с мыслями и продолжил. — Почему мы убиваем ни в чем невинных людей? Почему так жестоко? Нельзя ли обойтись без этого? — таким серьёзным Реймонд его лицо никогда не видел.

— Все мы грешны лишь тем, что появились на свет. Все эти молодые люди, они все подвержены порокам. И лишь страдания способствуют очищению души. Умирая, они приобретают шанс попасть в рай, а мы всего лишь помогаем их душам пройти очищение перед Судом. Мы — темные ангелы, несущие боль, мучение, смерть и свет одновременно. Мы — посланники дьявола, но служим Богу. Они должны быть нам благодарны за то, что они избавляются от всей грязи, от похоти, от греха. Мы спасаем свет их прогнивших душ. Ты помнишь их лица, Джил? Этот страх, это отчаяние. Они все хотели жить, но их жизнь не имеет смысла, ведь они её потратят впустую. Они так глупы. Никто не достоин жизни, понимаешь? — его глаза засветились нездоровым блеском, он махал руками и ходил по комнате, как фанатик. Смотреть на это было не то, чтобы жутко, но просто неприятно.

— Я понимаю, что тебе к психиатру надо. Откуда ты знаешь, достойны они или нет? Достоин ли ТЫ?

Взгляд Дельгадо резко похолодел, будто его приложили головой об айсберг. Он прищурил глаза и подошел к двери. Лишь стоя на пороге, он повернул корпус назад, презрительно глядя на юношу.

— Ты сомневаешься во мне? Если что-то не устраивает, можешь убираться, — от этой интонации у Джила внутренности сжались в один ком нервов. Было безумно обидно.

— Я в тебе не сомневаюсь. Я сомневаюсь, что мы поступаем правильно. Вот и все, — он тяжело вздохнул.

— Не думай об этом. Я — твой наставник, и ты должен верить мне. Главное, что мы держимся вместе. Помни об этом. Они все — убогие твари. Незачем думать о них. И не переживай ни о чем, — Рэй все-таки выдавил из себя теплую улыбку и быстро пошёл прочь. Джил же остался один, осмысливая все, что сказал ему Рэй. В чем-то он был прав.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,006 секунд