Поиск
Обновления

22 октября 2017 обновлены ориджиналы:

23:55   Багровая луна

22:19   Новый мир. История одной любви

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис

18:17   M. A. D. E.

все ориджиналы

Лис - Часть вторая, при прочтении которой рекомендуется не скупиться на корвалол и платочки  

— Я за тобой заеду, — твердым голосом оповещает Дегана его заботливый старший недобрат по телефону, стоит омеге едва ответить на звонок.

— Ты, как и всегда, сама забота, — задумчиво сдирая кожу с пальцев зубами, отвечает омега, рыская в рюкзаке в поисках аптечки.

— У тебя течка почти началась… — начал было Антон, но рыжий прервал его чуть раздраженным голосом.

— Я в курсе, это, вообще-то, мое тело. Со мной все будет в порядке… Дьявол, да где она? — отсутствие небольшой косметички с таблетками на все случаи жизни буквально выводило из себя и без того взвинченного парня.

— Ты чего там ищешь? — с интересом жуя лист салата, интересуется Эл, пытаясь заглянуть в рюкзак друга.

— Да я таблетки забыл, походу, — с тяжелым вздохом оповещает Дег, спустя полминуты откладывая рюкзак.

— Что?! — раздается голос из динамика.

— Я сказал, не надо за мной заезжать, я сам до дома доберусь, не хочу потом в очередной раз становиться предметом ненависти Эда, — сказав это, рыжий отключает вызов.

— И что будешь делать? — Эл подпирает рукой щеку и продолжает смотреть на однокурсника.

— У тебя же с собой?

— Не-не-не, я не буду давать себе свои! Ты же знаешь, что смешивать разные препараты нельзя.

— Ну, бля, чувак, еще две пары досидеть!

— Я не буду помогать тебе убивать свой организм еще больше, — блондин ясно дает понять, что спорить с ним бесполезно, вызывая у Дегана громкий и совершенно неприличный стон разочарования, который, впрочем, не особо привлекает чье-либо внимание в оживленной столовой.

— И что ты за друг такой, а?

— Друг, которому важно твое здоровье.

— Да даже мне неважно мое здоровье, а тебе, какого-то хрена, оно интересно? Бля, да зачем мне вообще быть здоровым? Я совершу прорыв в науке еще до сорока, а дальше мне и жить-то незачем будет!

— Я предложил тебе вариант…

— Да дело не в сексе, Эл! — восклицает лис, совершенно точно не понимая, причем тут вообще это. — Независимо от моей половой жизни, я не вижу себя старше сорока, не вижу себя с семьей, детьми, единственно важно для меня — стать важным научным деятелем, а все прочее — лишь поводы строить из себя потасканного жизнью неудачника.

— То есть, ты хочешь сказать, что все эти годы притворялся, что убиваешься из-за того-кого-нельзя-называть? — с явным недоверием интересуется блондинчик.

— Нет, — безразлично произносит лис, тут же начиная пояснять: — В смысле, камон, дело не в том, что он — альфа, что у нас с ним связь или что-то такое, просто… — у омеги поджимаются губы, и он отворачивается, начиная смотреть куда-то сквозь стену.

— Погоди, я должен сделать удивленный вид или что? — вздыхает кудрявый.

— Ты о чем? — рыжий возвращает взгляд на друга.

— Я про то, что ты влюблен в него. Я должен был сделать вид, что это не очевидно? Просто, если так, то, прости, я думал, ты и сам в курсе, что известный факт, что дело не только в твоем теле.

— Ты… — ни то раздраженно, ни то удивленно парень смотрит на Элиота.

— Слушай, мы не первый день знакомы, и я достаточно хорошо тебя знаю, чтобы заметить это, окей? Если бы дело было только в сексе, ты бы нашел способ обойти законы природы, но ты даже не старался, потому что…

— Ох, я понял! Не надо этих сопливых речей, бесит, — в иной день он, может быть, и поспорил, но сегодня лиса больше волновал тот факт, что он, вроде как, решил отказаться от уебанского альфы еще вчера, а сегодня…

— В любом случае, я не собираюсь бегать за ним дальше, — забираясь пятерней в рыжие волосы, вздыхает парень.

— А с этим я могу тебе помочь! — уверенно тряхнув кудрявой челкой, восклицает Эл.

— И как же? — без особого интереса.

— Ты сказал, он разозлился вчера, когда к тебе пристал первокурсник?

— Ну, типо того, да.

— Тогда дадим ему больше поводов для злости! Идем, — вскочив, блондин хватает Дегана за руку и, едва позволяя тому прихватить вещи, тянет через коридор.

Стоит омегам зайти в пустующую аудиторию, как дверь за ними закрывается и, для большей надежности, запирается на засов, и блондин тут же требовательно изрекает: — Сними рубашку!

— Мы че, трахаться будем?

— Ага, мечтай! Снимай давай.

— Я, кстати, не пробовал с омегами… — задумчиво, Деган снимает свою излюбленную красную клетчатую рубашку с кожаными плечами и откладывает ее на ближайшую парту вместе с рюкзаком. — Ну?

— Надень футболку воротом назад, — командует затейник.

— Захотелось на мое тело посмотреть? — посмеиваясь, лис выполняет приказ.

— Повернись спиной.

— А потом будет «нагнись» и «сними штаны»? — конечно, рыжий лишь повинуется, чувствуя какое-то веселье.

— Так, это вот так, — задумчиво пожевывая губу, Элиот стягивает свободную черную ткань к низу спины друга и крепит булавкой, после чего разворачивает Дега снова к себе лицом. — Штаны чуть пониже, — омежьи руки ослабляют ремень, приспускают джинсы, позволяя оголиться бледной коже и темному пушку волос, затем снова затягивают испещренный надписями аксессуар, мешая последующему оголению.

— Я шо, блядун? — прыскает в кулак рыжик.

— На то и расчет! Дай нож, — кудрявый протягивает ладонь.

— Нахуя? — все же, складное оружие перемещается из кармана черных джинс в руку модельера.

— Будем тебя модным делать!

Деган никак не реагирует на последующие действия друга, заранее приняв все его закидоны. Порезанная футболка? Окей. Дыры на джинсах? За такие бы пришлось заплатить больше раза в два в бутике. В любом случае, относиться бережно к вещам — совершенно не в стиле лиса. Вещи — это всего лишь вещи.

— Надень рубашку, но рукава закатай, а я тебе браслетики подберу, — вернув нож владельцу, Элиот начинает рассматривать свои руки, усеянные каким-то нечеловеческим количеством различных украшений.

Когда же, наконец, перевоплощение заканчивается, омеги с довольно странными лицами выходят из кабинета: один явно вопрошая у вселенной, на что он подписался, а второй же — в предвкушении последующего веселья. Нет, конечно, обычно бы никто и внимания не обратил на подобное — подумаешь, блядун какой-то ходит — да и сейчас особо никто не охал и не вздыхал, просто альфы, и без того заинтересованные в свободной омеге в предтечке, подметили развязность лиса, который будто бы всем своим видом кричал, что ищет себе партнера.

***

Деган был уверен, что знает свое тело, и мог бы по одним только ощущениям сказать, сколько еще осталось времени до течки, потому что его собственная лисья природа непрерывно мучала его, и, дабы переживать все неприятные моменты в полной боевой готовности, он научился понимать себя, и потому не сомневался в своих ощущениях, утром собираясь в универ, потому что до отвратительного состояния оставались еще примерно сутки. И ровно по этой же причине он продолжал сидеть на паре, хотя температура его тела поднялась, дыхание участилось, а внизу все вот-вот должно было стать влажным. Омега упорно продолжал записывать лекцию, хоть едва улавливал слова, а те, что слышал, записывал крайне корявым почерком, отмахиваясь от взволнованного однокурсника. Впрочем, ровно до тех пор, пока преподаватель, едва сдерживая раздражение, не обратился к парочке: — Элиот, будьте так добры, довезите своего друга до дома, он отвлекает этих придурков.

С кивком блондин быстро рассовывает письменные принадлежности по рюкзакам и, подхватывая не особо способного сейчас сопротивляться Дегана, не взирая на болезненное рычание, быстро напрявляется к выходу из аудитории. Быстро преодолев пустой коридор, омеги заходят в пустой туалет.

— Ты умойся пока, а я такси вызову, — Эл даже не пытается выглядеть спокойным, нервно покусывая губы и не менее нервно перебирая пальцами по экрану смартфона.

— Блять, дорого… — шипит рыжий, крутя вентиль.

— Заткнись, я не собираюсь ехать с течной омегой через полгорода на метро!

— Я не собираюсь платить за это, — холодная вода не помогает даже немного усмирить зверя внутри, отчего человек издает едва слышный стон разочарования.

— Погоди, — внезапно даже для самого себя, блондинистый омега перестает терзать смартфон, — у меня есть идея.

— Если это не идея, как быстрее вернуться домой…

— Станаэль ведь альфа. А у тебя течка. Не хочешь подождать до конца этой пары?

Дег нервно сглотнул, понимая, насколько глупа и наивна идея друга, и все же… все же ему хотелось Станаэлякак минимум вывести из себя, чтобы получить от течки хоть какое-то удовольствие. Нет, омеге не отшибло мозги, хоть думать из-за температуры и ноющего в одежде тела стало сложнее, ему не хотелось прямо сейчас раздвинуть ноги перед первым встречным альфой, просто его уровень стресса превысил допустимый порог, и теперь лис решил, что самое время забить на себя и стать примитивной подстилкой, а там будь, что будет.

— Откуда тебе знать, вдруг у него пары кончились? — смывая с шеи маленькие капельки пота, отдал последние почести разуму рыжий.

— Это ты мне скажи! Не я же его расписание заучил быстрее, чем свое собственное.

— Я не сталкер, — нахмуриваясь, оповещает он, закрывая воду.

— Так что?

— Нам в четыреста пятнадцатый.

***

— Если что, я буду рядом, — последним напутствием изрек Элиоти, получив слабый кивок друга, скрылся за поворотом.

Первые десять минут Деган чувствовал себя глупо, стоя, привалившись к стене прямо рядом с аудиторией, где сейчас друг детства активно (или не очень) учился, а этот блядский внешний вид лишь поднимал уровень идиометра, но просто стоять и вдыхать пусть слабый, но все еще запах его альфы — это оказалось чем-то сродни медитации. Тело успокаивалось, зная о близости желанного партнера, и даже температура чуть отступила, делая пребывание омеги в одежде более комфортным. Еще спустя минут пять, рыжий понял, что начинает возбуждаться, а еще через три из одного из кабинетов вышел невысокий парень, начиная лихорадочно осматривать коридор, и, стоило тому заметить омежку, как тот тут же направился к ней.

— Привет, — чуть сдавленно поздоровался молодой альфа, беззастенчиво рассматривая лиса.

— Угу, — голос последнего оказался чуть охрипшим из-за пересохшего горла, и оттого тот звучно сглотнул, неосознанно проведя языком по не менее сухим губам.

— Ты… твой запах мешает сосредоточиться, — первый, но, похоже, не последний смельчак нервничает, не уверенный, стоит ли ему отправить омегу домой или позаботиться о ней.

— Тебе нравиться? — громко выдыхая, скорее по инерции поинтересовался Дег, впоследствии посчитав, что флирт, как минимум, отвлечет его от внезапно тесноты в штанах. Этот альфа пах хоть и не особо приятно для лиса, но все же был альфой, его запах однозначно возбуждал, пусть и дальше от него станет только хуже.

— Тебе лучше поехать домой, — лев внутри мужчины кричал взять течнуюомегу прямо сейчас, но альфе хватало самообладания, чтобы здраво думать.

Лис не ответил, закидывая голову назад и прикрывая глаза, почувствовав волну горячего возбуждения, охватившую тело. Неприятное ощущение липнущего к ягодицам влажного белья заставило рыжего прорычать.

— Я просто… немного… — дыхание альфы сбилось, стоило лисьему запаху усилиться, после чего тот склонился к шее течного и глубоко втянул воздух. Деган стиснул зубы, чувствуя, как возбуждение перебивается тошнотой и гиперчувствительностью. От дыхания на его шее было почти что больно, и это отрезвляло.

— Сделай два шага назад, — чуть злобно забормотал омега.

— Ты же сам не уходишь.

— Два шага назад, — холодно и с расстановкой повторил.

Альфа зарычал, разозленный внезапной сменой настроения лиса и его глупостью, но отодвинулся. Правда, лишь на полшага.

— Если с тобой случиться что-то в течке, осудят лишь тебя.

— Если со мной что-то случиться в течке…

— Как ты меня заебал! — с гулким стуком дверь в четыреста пятнадцатую аудиторию открылась, и в дверном проеме появился Станаэль, чуть растрепанный и смотрящий куда-то в пол. — Ну что ты за человек такой, а? Почему я вечно вынужден сталкиваться с твоей тупостью?

Пожелтевшие глаза уставились на брюнета, всем своим видом выражающего злость и напряжение. За его спиной послышались чьи-то недовольные и непонимающие голоса.

— Ты, — лисий альфа кивнул в сторону смельчака, — пошел отсюда, пока я тебе все кости в теле не пересчитал.

У льва вначале расширились глаза от подобной наглости, но затем тот рассудил, что у него же меньше проблем будет, и поспешил удалиться. Брюнет же сделал несколько шагов вперед, со злостью захлопывая за собой дверь, и только когда оказался в личном пространстве омеги, поднял взгляд затуманенных непонятной пеленой наполовину красных глаз.

— Какого дьявола ты здесь забыл? -хриплым голосом спрашивает альфа, стараясь как можно реже вдыхать.

Деган бы может и ответил, если бы вообще слышал вопрос, потому что стоило его альфе оказаться столь близко, как стук собственного сердца перешел из разряда неслышимого в оглушающий шум. Во рту сразу стало слишком много слюны, а в штанах слишком тесно, и этот красновато-зеленый блеск радужки… В голове лиса стало тихо и пусто, и все то, что говорили про течку другие, вмиг приобрело смысл.

Альфу же тоже заметно повело, потому что он забыл про свой вопрос, стоило его взгляду случайно скользнуть по приоткрытым розовым губам. Оперевшись рукой о грязно-желтую стену коридора, он неосознанно положил другую на бок парня, и нежная омежья кожа оказалась непозволительно приятной наощупь. Хотелось пойти дальше, снять с лиса ненужную одежду, а потом долго и страстно вылизывать все его тело, пока тот не захнычет от негодования и нетерпения, а потом… Станаэль встряхнул головой, запрещая себе думать о подобном, и сделал решительный шаг назад.

— Я отвезу тебя домой, — глаза хоть и остались мутные, но теперь имели больше зеленый оттенок, нежели красный. И это изменение отрезвило Дегана куда больше, чем тошнота ранее.

— Как хочешь, — отводя взгляд в сторону, отвечает тот холодно и безразлично.

— Я поеду с вами! — заявляет кудрявый блондинчик, выскальзывая из-за угла. — Чтобы ты не начал к нему внезапно приставать.

— Ты… — недовольным взглядом брюнет смеряет появившегося омегу.

— Вы же, альфы, довольно импульсивные, верно? Не хочу, чтобы моего друга попользовали и выкинули.

Рассудив, что сам Станаэль также не хочет этого, он лишь отмахивается и возвращается в аудиторию только для того, чтобы забрать вещи.

Они ехали в напряженной тишине, прерываемой только едва слышными перешептываниями омег, и шумным дыханием лиса. Бледные руки до боли сжимали руль, а зубы были стиснуты в попытке совладать с собой. С каждым новым вдохом, каждым случайным взглядом или тихим выдохом Дегана зеленые глаза становились все более красными, и стало уже неважно на целость и сохранность даже самого себя, альфа мог думать только о том, как бы поскорее избавиться от этой влажной от пота, источающей пряный аромат течки рыжей омеги, вздрагивающей из-за любого резкого движения. Когда машина остановилась рядом с зеленым подъездом, Станаэль уже не помнил, зачем и почему противиться инстинктам, и начал забывать, что это вообще нужно делать.

— Спасибо, что довез, — сухо проговаривает Деган, на что волк лишь сдержанно кивает, смотря куда угодно, только не на омегу.

***

Омеги входят в квартиру, и лис сразу же стремиться избавиться от неудобной одежды, почти что причиняющей боль такому чувствительному телу, покуда блондин начинает рыскать по квартире в поисках таблеток.

— Где твои блокаторы? — с кухни кричит тот.

Деган обводит взглядом комнату и, заметив свою аптечку на кровати, с усталым вздохом отвечает, падая в одном белье на простыни: — Принеси воды.

— Ты весь мокрый, — хихикает Элиот, усаживаясь на чужую постель, и параллельно с пошлым шлепком приземляет свою пятерню на обтянутую черной тканью пятую точку.

— Да ну? А не пиздишь ли ты часом? — саркастично интересуется Дег, забирая полный стакан воды из руки друга и отправляя ее всю следом за пилюлей.

— Как ты? — кудрявый выглядит взволнованным и серьезным, будто бы в противовес с весельем прошлого мгновения.

— Я думаю, я должен перестать пытаться. В смысле, я решил еще вчера, а сегодня… — перевернувшись на спину, течный начинает разглядывать другого омегу.

— Это была плохая идея, — стыдливо отвечает он.

— Не буду отрицать, но не вини себя. Думаю, мне надо было пережить это. Он не хочет меня даже в течке, так что теперь мне даже проще.

— И что собираешься делать теперь, когда твоя несчастная первая любовь осталось позади?

— Жить в свое удовольствие.

— А раньше ты этого не делал? -белесая бровь с неверием взметнулась вверх. — Ты же алкоголик.

— Я не про это, — с насмешкой отвечает рыжий.

— А о чем тогда?

Лис медленно садится и придвигается ближе к вмиг нахмурившемуся другу, а затем нежно убирает золотые завитки волос от розового личика омеги.

— Ты никогда не хотел попробовать с другим омегой? — шепотом спрашивает Деган, смотря в голубо-серые глаза серьезно и немного нервно, а у Элиота перехватывает дыхание.

Конечно, он думал, и, более того, он мечтал об этом, с тех самых пор, как осознал, что влюблен всвоего лучшего друга. В того самого друга, который такие долгие года не думал ни о ком другом, кроме альфы, с которым оказался связан, в того друга, который напивался с горя и приходил пьяным на пары, в друга, которого совсем недавно сбила треклятая машина, из-за чего Элиота трясло так невыносимо долго, что хотелось самому броситься под автомобиль.

Нет, было верхом глупости считать, что Эл не думал о сексе сдругимомегой, и даже осознание, что, скорее всего, сейчас он будет лишь заменой, не расстроила блондина, потому что все, в чем он уверен, так это в том, что отношения, основанные на дружбе, куда прочнее любых других. И именно поэтому, пусть неуверенно и неловко, но он прикрыл глаза и тут же подался вперед, встречаясь мягкими истерзанными губами с точно такими же. Они целовались недолго, да и полноценным поцелуем это было бы сложно назвать, но в их граничащих с невинными движениях проглядывалась нежность, с какой, кажется, не целовался никто и никогда раньше.

— Ты уверен? — шепотом спрашивает Деган, когда они совсем на немного отстраняются друг от друга.

— Я должен был тебя спрашивать, — с легким смешком отвечает Элиот.

— Я уверен.

— Как никогда.

Далее следует более развязный, но неторопливый поцелуй, пока они изучают друг друга. Их руки ложатся на тела друг друга и начинают нежно и успокаивающе гладить, потому что омегам банально хочется прикосновений. Они не спешат, их не захлестывает животная страсть, и даже едва начавшаяся течка не сильно беспокоит лиса. Только через несколько минут Деган плавно, оглаживая шею друга, расстегивает первую пуговицу джинсовой рубашки, ни на мгновение не отрываясь от чужих губ, а затем еще одну и еще, пока пуговицы не кончаются, и пальцы не касаются гладкой кожи другой омеги. Рыжий ведет ими вдоль изящного теланемного робко, но все равно не сомневаясь в правильности происходящего. Совсем не сговариваясь, омеги встают на колени перед друг другом, продолжая упоенно целоваться, и разрывают контакт, лишь когда Дег аккуратно стягивает рубашку до предплечья и приникает к нежной шее в поцелуе, пока же Элиотраспускает чужой хвост и зарывается пальцами в рыжую шевелюру, а затем поцелуи возвращаются на губы, и рубашка летит куда-то в сторону. Когда омеги случайно касаются оголенной груди оголенной грудью, то тут же стискивают в объятиях хрупкие тела, желая плотнее прижаться к мягкой коже.

— Ты стал сильнее пахнуть, — со смешком выдает Деган, когда кудрявый перемещает поцелуи на его шею.

— Я же заяц, — улыбаясь, отвечает второй, легко прикусывая сосок.

— Кролик, — звучное дыхание кажется таким интимным, и парней ведет.

Элиот оставляет багровый засос на бледной ключице, затем еще один на груди, затем еще один и еще, обводит языком пупок, а когда горячий воздух касается низа живота, Деган падает на матрас, увлекая друга за собой, после чего вновь притягивает к себе и пылко целует, обвивая ногами по-омежьиизящный торс.

— Хочу сделать тебе приятно, — выдыхает Эл, стоит их губам в который раз разомкнуться.

— Тоже, — разгоряченный омега легко кусает другого в шею и ставит яркую метку.

— У тебя течка…

— У тебя течка всегда.

— Это твой первый раз… — спор вкупе с горячим сбившимся дыханием похож на часть прелюдии.

— Мы еще успеем, а сейчас позволь мне доставить тебе удовольствие.

Кролик плавится от нежных, но требовательных прикосновений лиса, и тому не составляет труда уложить друга на постель и начать покрывать его тело влажными поцелуями и ласковыми укусами. Комната заполняется запахом омег все сильнее и очень скоро не остается ни одного кубометра воздуха, не пропитанного манящим сладковато-пряным запахом совместных течек. Пальцы Дега расстегивают пуговицу, слышится скрежет молнии, а потом желтые глаза с вопросом смотрят в чуть сероватые, но сияющие похожей желтизной, и Элиот чуть краснеет, но доверительно кивает, через мгновениеотводя взгляд. Лис лукаво улыбается, стягивая джинсы с партнера, и по-доброму смеется, откидывая их в сторону и рассматривая красивого парня под ним.

— Ты самый настоящий омега, кролик, не то что я, — бледные пальцы проходят по темно-синему белью, украшенному бежевыми кружевами и небольшим бантиком, а затем ведут вдоль красивых бедер, чуть приподнимая белые ножки, обтянутые серой тканью, — ты всегда носишь чулки? — рыжий мягко целует коленку становящегося все более красным Элиота.

— Это странно? — чуть истеричным голосом спрашивает он.

— Не знаю, может быть? Я ведь сломанный омега, откуда мне знать, — с улыбкой отвечает лис. — Ты такой красивый, — вновь склоняется, чтобы урвать поцелуй.

— Ты тоже красивый, Деган, просто иначе.

— Я никогда не хотел быть красивым, но если я тебе нравлюсь, то я рад, — рыжий касается губами чужих глаз, вместе с тем медленно избавляясь от еще одной баррикады.

Пусть Элиот и был омегой, которому альфы чаще всего даже шанса не давали проявить инициативу, сейчас этот нежный, но не сковывающий напор его однокурсника оказался настолько опьяняющим, что не подчиниться ему было бы ошибкой, кудрявый верил, что его партнер сумеет доставить удовольствие им обоим, и потому выгибался навстречу поцелуям и позволял чужим рукам изучать себя.

— У тебя даже член такой изящный и красивый, — смеясь, говорит лис, ласково целуя чувствительную косточку, совсем чуть-чуть выпирающую, — я не уверен, что сделаю все правильно, но я хочу, чтобы это было не менее приятно, чем с альфой, так что… — не договаривая, рыжий целует бледно-розовую головку, а из легких кролика разом выходит весь воздух.

— Ты не должен, — испуганно запинается блондин, вызывая добрую насмешку.

— Я хочу, я же сказал, — губы касаются основания, — а потом ты покажешь мне, как правильно, хорошо? -влажный язычок скользит вдоль ствола, обводит головку, после чего губы плотно обхватывают ее.

Для Дегана это странно и ново — он никогда раньше ни с кем не был, а все его попытки становились пыткой, но здесь и сейчас ему хорошо, хорошо с другой омегой, от запаха которой не хочется стелиться или блевать, с другом, который не подавляет тебя, которому можно доверять и который доверяет тебе, и потому то, что его захлестывает желание давать, а не брать, не пугает его.

Для Элиота это странно и пугающе — даже в самых смелых мечтах, он не представлял себе, что любимый им человек мало того, что очутится с ним в одной постели, так еще и окажется нежным, пусть и неопытным, но заботливым любовником, срывающим тихие стоны с губ кролика, и пусть даже сейчас это всего лишь на одну течку, он ни за что неупустит такого шанса.

— Хочу внутри, — хрипло стонет извивающийся омега, и лис его слушает, выпуская возбужденную плоть изо рта.

— Перевернись, ладно?

Эл кивает, закусывая губу, и послушно разворачивается, тут же инстинктивно вскидывая бедра и из-за этого же краснея до кончиков ушей. А Деган, сдержанно хихикнув, почти что грубо впивается зубами в бледную ягодицу, после чего сразу же зализывает. По меркам лиса смазки слишком мало, промежность совсем немного блестит из-за жидкости, впрочем, усмехнувшись, тот перестает разглядывать партнера и пробно проводит языком по колечку мышц, вызывая у того шок. Нет, Элиот совершенно не то имел в виду, когда просил чего-то внутри, но рыжий уже, слегка растянув кожу, ткнулся языком в горячее нутро омеги. Дыхание спирает, а из горла кудрявого рвутся стоны лишь сильнее подталкивающие другого омегу к действиям.

Несколько пальцев проскальзывают внутрь, добавляя больше ласк, и Дегану остается только догадываться, откуда в нем столько воодушевления, что в ход идут едва ли не все приемы, что он видел… да где только не видел, собственно. Кролик под ним пластается и, кажется, начинает течь еще сильнее, и даже лис внутри начинает ликовать, верно, совершенно забыв про какие-то там узы рядом с такой красотой. Несколько долгих минут Дег старательно вылизывает Элиота, растягивая податливую плоть, а затем отстраняется, улыбкой реагируя на разочарованный стон и порцию мата после.

— У меня, конечно, не такой большой, как у альфы, — хихикает омега, избавляясь от боксеров, — но я очень старательный.

Когда лежащий омега чуть поворачивает голову и смущенно глядит на будущего любовника, последнему перехватывает дыхание из-за одного мутного взгляда желтых глаз из-под приоткрытых, таких пушистых и длинных, ресниц и розовых щек. Красивый, такой невообразимо красивый омега, и весь только для него одного.

— Я… мне неважно, какой он, если это ты, — Элиоту приходиться собрать все свои силы, чтобы просто прошептать эти не особо значимые слова, но Деган понимает. Понимает по напрягшимся плечам, по зубам, впивающимся в губу, и по лихорадочному взгляду.

— Ты меня…

— Угу

Сначала лис замирает, панически обдумывая происходящее, и весь его вид кричит: «Вот черт!» — но затем он понимает, что в этом нет ничего плохого и, мягко улыбнувшись, начинает целовать чужую спину, отчего кудрявый испуганно вздрагивает.

— Спасибо, кролик, — шепчет он, поглаживая бедра и трясь о влажный вход твердой плотью, — я счастлив это слышать. Эй, ты чего? -заслышав тихий всхлип, Деган пугается, что сделал что-то не так.

— Я… ты… мы…

— Эй, ну не плачь, все же хорошо, — поняв, в чем суть, рыжий начинает покрывать нежными поцелуями хрупкие плечи. — Не плачь, кролик, я принимаю твои чувства, правда.

— Я не… не думал… — блондин шмыгает носом и переворачивается на спину, тут же закрывая лицо руками.

— Ну что мне сделать, чтобы ты не плакал? — целуя аккуратные пальцы, спрашивает Дег, на что в ответ получает лишь завывания. -Эй, ну хочешь, я тебя на свидание свожу после течки? Пойдем, куда захочешь.

— Мы… и так… ходим… куда я… хочу…

— Тогда сходим, куда хочу я.

— Не хочу, — очередное завывание заставляет лиса шире улыбнуться.

— Тогда чего же ты хочешь, крольчонок?

— Хочу… тебя… — даже по меркам Элиота, он слишком отдаленно высказывает свои мысли, потому тут же спешит исправиться: — Хочу встречаться с тобой, — бормочет он.

— Мы и так встречаемся постоянно, — смеется рыжий, нежно убирая чужие ладони, — но если ты хочешь, я не против стать твоей пассией, — омега сцеловываетсоленые слезы, заставляя сердце другого биться в бешенном темпе. — Продолжим? — отстраняясь, спрашивает Деган. — А то через пару часов я буду не в состоянии сделать для тебя это.

Получив неуверенный кивок, рыжик устраивается между прекрасных ножек и, приподняв чужие бедра, начинает медленно входить, боясь навредить любовнику. То, что происходит, необычно для обоих, но оттого не менее приятно, потому глухие стоны вырываются из обоих, стоит лису войти на всю длину, а когда оба начинают двигаться, крышу срывает в мгновение ока. Это не жесткие и звериные толчки, но страсти в них не меньше, зато от нежности голова идет кругом, и омеги даже не сбиваются, когда, пытаясь поцеловаться, стукаются зубами, после чего тихо смеются, продолжая нежные движения. Пусть кому-то этого будет мало, а кому-то станет противно, но этим двум омегам вполне хватает друг друга, и через несколько минут оба ярко кончают, стискивая друг друга в объятиях сильнее, а затем молча лежат, обмениваясь ленивыми поцелуями

— У тебя такая шелковая кожа, — задумчиво изрекает рыжий, поглаживая пальцами совсем чуть-чуть впалый живот блондина.

— Я ухаживаю за собой, — неопределенно кивает тот.

— Даже как-то стыдно это слышать, у меня только крем для рук из косметики — и тот для смазывания ран.

— Тогда я буду и за тобой ухаживать, — улыбается Эл, мягко целуя висок любовника.

— И будем мы две сногсшибательно омеги с тех самых сайтов? Будем ласкать друг друга для каких-то альф? — лис смеется, плотнее прижимаясь к теплому телу.

— Я, в общем-то, не против, не считая момента проальф, — кролик тоже смеется и оглаживает ногой чужую голень.

— У тебя ножки такие изящные, — Дег тут же переключает свое внимание, несильно обхватывая чужое бедро и направляя вверх, чему Элиот, конечно же, повинуется, подтягивая колено к себе, — прям так и хочется их целовать, — пальцы забираются под ткань чулка и аккуратно тянут вниз.

— Ты первый, кто говорит мне подобное, — смущенно признается кудрявый.

— Разве у тебя было не много альф? В смысле, ты постоянно с кем-то знакомишься…

— Мне, видимо, не везет с ними, — пожимает плечами, — потому что если мне и организовывали хотя бы прелюдии, то я должен был брать в рот, а это, ну, так себе возбуждает.

— А мне даже понравилось, — хихикнув, он продолжает, — ты так испугался этого.

— Отстань, я не был…

— Все хорошо, не смущайся, — ласковый поцелуй остается на коленке.

— Ты такой… арр! Ни за что бы не поверил, что это твой первый раз!

— Может я просто гений секса? Был рожден, чтобы доставлять удовольствие сладким омежкам.

— А ты, ну… тебе же… — Элиот отводит глаза, не до конца понимая, как он должен спросить подобное, — тебе разве не хотелось, ну…

— Быть выебанным? — рассмеялся лис. — Признаюсь, внутри слишком пусто, но я хотел дать тебе привыкнуть, ну, к омеге, понимаешь? Тебе было бы сложно сосредоточиться, начни ты первый, я же знаю.

— Ты всегда рвешься сдавать первым, — усмехается омега, — даже когда не выучил предмет, все равно рвешься вперед.

— Ну а что? Чем быстрее провалюсь, тем быстрее начну готовиться к пересдаче!

— Тут тебе не надо пересдавать, — дыхания омег снова смешиваются, а губами они почти что касаются друг друга, — но я хочу повторить позже.

— Я тоже.

Каждый поцелуй для них особенный, потому что они стараются вложить в каждое прикосновение больше нежности, страсти, желания, привязанность — больше всего, что чувствуют. Элиот немного резковато седлает чужие бедра, из-за чего Дег ударяется локтем об изголовье кровати и смачно выругивается.

— О боже, Деган, прости, я не хотел, — тут же начинает извиняться блондин, а когда ответом ему служит громкий смех, сконфуженно отводит взгляд.

— Да не трясись ты так, чел, все хорошо, — немного костлявые руки оказываются на бедрах и начинают ласково поглаживать, успокаивая.

— Я знаю, просто…

— Волнуешься?

— Я не думал, что мы, ну… — заминается блондин.

— Я тоже, — выдыхает лис, — но разве не круто быть спонтанными? Мои охренеют, когда узнают, что у меня теперь есть свой омега.

— Ты расскажешь родителям? — удивление.

— Нет, конечно, это не их дело. Я про моих братков.

— Ты о них много говоришь, но я даже не видел их…

— Хочешь познакомиться? -дыхание Дега заметно участилось, а карие глаза приобрели явный желтый оттенок; течка только набирала обороты.

— Они же важны для тебя, — кролик все еще оставался серьезным, но это не помешало ему начать ласкать полувозбужденный член любовника.

— Ох, да… да, важны…

— Я просто хочу проводить с тобой больше времени, а если мы сможем гулять все вместе, будет неплохо.

— Ага, — легким стоном выдыхает лис.

— В смысле, не думай, что я навязываюсь, ты можешь отказаться, если не хочешь, но я буду счастлив, если ты познакомишь меня со своими друзьями.

— Блять, да, я сделаю все, что угодно, если ты сожмешь руку посильнее.

— Чт… — блондин только сейчас замечает свои же движения, и на его лице смешиваются смущение, возбуждение и какое-то глупое ликование.

— Так ты продолжишь? Пожалуйста, я правда очень хочу этого!

Элиот в который раз удивился происходящему, потому что до сегодняшнего дня он даже не думал о том, что доставлять кому-то удовольствие так приятно, что чувствовать власть над кем-то так пьянит. Сглотнув, он оставил еще один засос на зеленовато-белой шее, и тут же спустился к соскам, начиная их облизывать и обсасывать.

— Мм, так странно, — тихо бормочет лис, зарываясь в золотые локоны пальцами, — когда я трогал их сам, то ничего не чувствовал, а сейчас, — он не договаривается, блаженно закусывая губу, стоит изящным пальчикам скользнуть мимо набухшей плоти и коснуться покрасневшего входа.

— У тебя так много смазки, — почти что восхищенно выпаливает Эл, спускаясь ниже и легонько царапая кожу зубами, удобно устраиваясь между чужих ног.

— Мои течки происходят не часто, потому, — рыжик снова запинается, стоит горячему языку пройтись по его члену, — да, ох, еще…

Получив даже больше, чем просто согласие, кролик шумно втягивает пряный запах, вызывая тем самым ошалелыйи смущенный взгляд Дега, но затем тот откидывается обратно на подушки, громко выдыхая, когда блондин начинает с воодушевлением вылизывать его достоинство. Внутри все начинает странно, но приятно пульсировать, и омега, минуя сознание, выгибается, задирает ноги и зажмуривается. Руки комкают простыню, а зубы нещадно впиваются в мягкие губы, и лису хочется стонать, кричать, извиваться и просто отдаться любовнику целиком и полностью, и Эл принимает это, отпуская себя дальше. Сначала обхватывает головку, затем вбирает больше, пошло причмокивает, сглатывает и снова вылизывает, доводя лиса до исступления своими ласками.

— Еще, пожалуйста, хочу еще! -едва ли не во всю глотку кричит он, опьяненный течкой, а стоит пальцам скользнуть внутрь него, как из горла вырывается рваный стон.

Чужие прикосновения кажутся такими необыкновенными, сильнее, чем собственные, и всего через несколько минут мириады вселенных взрываются перед Деганом, выбивая воздух из легких с громким криком блаженства. И Элиоту кажется, что это тот звук, который он согласен слушать вечно, потому, когда он отрывается от сотрясающегося тела любовника, и поднимает взгляд на загнанно дышащего рыжика, в его глазах виден восторг, смешенный с обреченностью, и он уже собирается сбежать, когда покрасневшие от напряжения и, местами, укусов руки едва ли аккуратно вплетаются в кудри и тянут наверх.

— Войди в меня, — почти что молит омега другую омегу, трясь о мягкую кожу все еще влажным членом.

— Ты только что кончил, — неуверенно бормочет кролик, краснея от взгляда в полные страсти желтые глаза.

— У меня течка, Элиот, ты долженвойти в меня.

— Но у нас достаточно времени…

— Пожалуйста, умоляю тебя, я хочу тебя внутри, сделай это, прошу, — рыжий не понимает, что он жалобно хнычет, зато кролик теряет всякую способность анализировать, тут же удобнее устраиваясь меж ног омеги, и практически сразу выполняет просьбу.

***

— Ты не пойдешь в душ? — с интересом интересуется Элиот, стоя в дверном проеме в боксерах рыжего и разглядывая лежащую на скомканной постели омегу.

— Я вообще больше никогда не встану, — бубнит тот, кончиками пальцев прикасаясь к раздраженной, но по-прежнему вырабатывающей смазку дырочке. — Не представляю, как ты это с альфами делал, у меня и после тебя все болит так, будто меня порвали.

— Это потому что тебе одного раза мало, — с довольной улыбкой блондин начинает собирать по комнате свои вещи.

— Я омега в течке, чего ты ожидал? -повернувшись к другу лицом, Деган начинает недовольно хмуриться. — Куда-то собрался?

— Скоро последний поезд уходит, надо бы домой успеть, — неопределённо пожимает плечами блондин.

— И как это понимать?

— Ты о чем? — с искренним непониманием спрашивает он, остановив поиски и уперев взгляд в любовника.

— Я рассчитывал, что ты останешься, — хмуриться еще сильнее.

— А? Ну, я… я… я не… я не думал, что ты… — мгновенно покрываясь пунцовой краской, кролик начинает запинаться, понимая свою глупость.

— В смысле, я понимаю, у тебя универ, — лис, впрочем, тоже кое-что понимает, и тут же отводит в сторону неуверенный взгляд, — я просто подумал, что, ну ты…

— Мне нужно забрать кое-какие вещи и…

— Мы можем забрать их на выходных… — повисает неловкая тишина, и оба омеги бояться ее нарушить, выставив себя еще глупее.

— Ты хочешь, чтобы я был с тобой всю течку? — первым, пусть и едва слышно, нарушает тишину Эл.

— Это странно? Я просто… без тебя мне будет плохо…

— Тогда я останусь? — неуверенно бормочет кудрявый.

— Угу…

***

Это произошло на следующий день после гона- который, к слову, для обоих омег стал ужасной не прекращающейся пыткой, потому что единственное, чего хотел Деганвсе это время, это чувствовать в себе член, и каждая минута пустоты внутри отзывалась болезненными спазмами, а Элиот же, в свою очередь, мучился от того, что после третьего подряд оргазма у него начинали болеть не только яйца, но и голова, из-за чего течный чувствовал себя премерзко, но стоило им сделать передышку, как это омерзительное чувство стыда передавалось кролику, вынужденному слушать болезненные стоны и призывный вой — Элиот проснулся к полудню, но даже сейчас он чувствовал себя уставшим морально, не говоря уже о том, что любое движение вызывало боль. Блондин, с негромким стоном, перевернулся на живот, желая проспать все следующее тысячелетие, но, не обнаружив рядом теплого тела, начал шарить вокруг себя, и только когда не нашел ничего похожего, заставил себя разлепить веки. Все верно, блондин был один в постели, а Деган… До ушей омеги донесся тихий гул, и он нехотя отнял тело от кровати, а затем с трудом встал, заворачиваясь в одеяло, и направился к закрытой двери, для открытия которой он даже руку вытащить не захотел, буквально садясь на ручку двери задницей. Широко зевая, кудрявый вошел на кухню и удивленно уставился на друга в спортивных штанах и разношенной майке корпящего у плиты.

— Доброе утро, — голос кролика оказался слишком хриплым после сна, и тот закашлялся.

— Утро, — нежно улыбаясь, рыжий обернулся и прошелся оценивающим взглядом по новоявленной пассии, после чего захихикал.

— Чего? — недовольно пробурчал парень, плотнее укутываясь.

— Выглядишь таким затраханным, — едва-ли не мечтательно отвечает Дег.

— Зато ты у нас, как я погляжу, готов к труду и обороне.

— Последние дни течки самый простые, — пожимает плечами лис, возвращаясь к своему занятию, — пойдиумойся и скоро будем завтракать.

— А что ты готовишь? — голос кудрявого прозвучал крайне неприятно, хоть ему и правда было интересно.

— Нашел в холодильнике прокисшее молоко, так что сегодня у нас блинчики, но если хочешь чего-то конкретного — только скажи.

— Я подумаю, — со смущением на лице, Эл покидает кухню и закрывается в ванной, остервенело принимаясь за утренние процедуры.

Блондин как раз чистит зубы, когда хлопает входная дверь, и прежде, чем он успевает испугаться, омега уже выскакивает в коридор, желая узнать, куда же собрался Деган, только вот рыжик так и стоит на кухне, продолжая жарить блинчики, зато в прихожей оказывается девушка с сумками, скачущая на одной ноге и пытающаяся снять кроссовки.

— Я купила сгущенку! — победоносно восклицает она и только затем замечает белобрысого, стоящего в одних трусах и чудом, что не полностью покрытого яркими засосами. Взгляд ее голубых глаз тут же становиться каким-то суровым и оценивающим.

— Я не… я… хм… — смущенный подобным вниманием, кролик прыгает обратно за дверь ванной прежде, чем получает объяснение.

А тем временем выглянувший из-за угла лис смерил подругу недовольным взглядом: — Ну и зачем ты моего крольчонка напугала?

— Это не я! Он сам! — тут же начала защищаться Лазар.

— Ладно, щас выйдет, — махнув лопаткой, рыжий возвращается к готовке, — тащи лучше шоколад быстрее.

Когда шоколадка была передана, лис тут зашелестел фольгой, отломил кусочек и положил на жарящийся на сковородке блин, следующем же действием заворачивая шоколад в конверт из теста.

— У, блинчики с шоколадом будут? -у девушки аж глаза засияли при виде подобного, и она потянула руку к завтраку, как только тот приземлился на тарелку.

— Руки убрала, не для тебя стараюсь, — совершенно беззастенчиво, Дег ударил по женским рукам горячейлопаткой.

— НуДегаааануш!

— Нет, я сказал, — от непреклонного тона в голубых глазах блеснула ревность.

— Скотина, зажал блинчик!

— Ладно, — с минуту подумав, отвечает он, — но, во-первых, уберешь продукты в холодильник, — девушка с готовностью закивала, — и второе — ты не будешь донимать Элиота слишком сильно.

— Ну скот…

— Я назвал свои условия, так что или так, или никак.

— Ну… ну ладно… — за неимением других вариантов, Лазар была вынуждена согласиться.

— Вот и ладненько. Иди разбирайся.

Через минут десять, когда двое на кухне дожаривали скудные остатки теста, переговариваясь о какой-то неважной херне, блондин, завернувшись во все то же одеяло, выбежал из ванной и прошмыгнул в комнату, а затем, одетый в собственные джинсы и футболку лиса и тем самым очень смущенный, дошел, наконец, до кухни, где на столе уже стояли две тарелки с небольшой горкой из конвертиков.

— Эм, это, я Элиот, — неуверенно протягивая руку, поздоровался блондин.

— Лазар, — девушка пожала ее.

— Так, — неловкой тишине помешал воцариться хозяин квартиры, — сели жрать, а то для кого я тут все утро батрачу, — легко подтолкнув обоих в сторону стола, лис победоносно снял со сковородки последний блин.

Девушка и омега уселись по разные стороны стола, и первая тут же принялась за еду, в отличие от блондина, который вопросительно уставился на Дега: — Ты не будешь? — тихо подал он голос.

— Мм, не, — усаживаясь на табуретку рядом, покачал головой рыжий, — у меня все еще течка не кончилась, а меня тошнит, если я ем во время течки.

— Тогда зачем ты готовил?

— Ну, во-первых, вот эта вот, — он кивнул на подругу, и та, не отвлекаясь от уплетания блинчиков за обе щеки, посмотрела на Дегана, как на идиота, — заявилась в девять утра и начала ныть, что я ей не пишу, а во-вторых, — он поджал губы, раздумывая, говорить или нет.

— Ну чего?

— Скотина, — не дожевав кусок, заговорила Лазар, — раз начал, то говори!

— Ты почти не ел из-за меня, — виновато потупив глаза, признался рыжий, смотря на свою пассию, которая, впрочем, тут же приобрела ярко-розовый оттенок и поспешила скрыть смущение за едой.

— Как ты себя чувствуешь? -не зная, что еще сказать, спросил кролик.

— Думаю, мы можем сьездить к тебе, как доешь. Если ты, конечно, хочешь…

— Угу…

***

— У тебя такая чистая квартира, — восхищенно воскликнул лис, падая на застеленную светлым покрывалом постель, а затем, взяв в руки большого плюшевого кота, насмешливо добавил: — И такая омежья. Мне нравится.

— Не то, что твой мрачный срач, украшенный костями, — усмехнулся Элиот, роясь в комоде в поисках какой-нибудь удобной одежды.

— Чем тебе мои рога не угодили?

— Я о них раз десять только за вчера ударился!

— Ну, когда я вешал их над кроватью, я не обдумывал, какого будет трахаться, — пожимает плечами омега.

— А никак покультурнее выразиться нельзя? — скривился блондин.

— С чего бы? Раньше тебя не смущала нецензурность моей речи.

— Я просто… мы не трахаемся, Деган.

— М? А что тогда? -отложив игрушку, рыжий лукаво заулыбался, глядя на занятого вещами омегу.

— Не знаю, занимаемся сексом?

Кролик был слишком увлечен, чтобы заметить, как любовник как можно тише встал и подошел к нему со спины, потому, когда тот склонился и задал вопрос «а не занимаются ли они любовью часом», кудрявый подпрыгнул.

— Не пугай ты так! — взвизгнул покрасневший парень, вскакивая на ноги.

— Просто ты так мило реагируешь, что я не могу тебя не дразнить, — хозяин квартиры даже опомниться не успел, как пытливый взгляд другого омеги зацепился за содержимое ящика, и просто все в его обладателем начало кричать о том, что он едва-едва сдерживает желание зарыться в него с головой и отпускать искрометные шутки. — Это все твое… — нервно сглотнув, он даже не договорил вопрос.

— Там есть несколько пижам, но, да, это мое белье, — Элиот бы смутился, увидь содержимое этого ящика любой другой человек, но с Деганом их связывало, по его личным ощущениям, столь многое, что стыдиться просто не было смысла.

— Вау, целый ящик красивых труселей и длинных носков, — пораженный голос лиса был на несколько октав ниже обычного.

— Ну, давай уж, чего застыл? — снисходительно улыбнулась крольчатина.

С глупым визгом, рыжик бросился изучать содержимое. Ему нравилось красивое белье, нравились все эти прозрачные кружева и бантики, но на ком-то другом, сам же он отдавал почтение чему-то простенькому, но сейчас ему выпал шанс разглядывать и трогать красотень, не боясь косых взглядов адекватных омег.

— Вай, у тебя даже такое есть? — восхитился Дег, разглядывая что-то, совершенно точно не скрывающее то, что, вообще-то, должно было, но однозначно сексуально выглядящее на прекрасных бедрах Эла.

вот так вот.

угусь.

эта часть, как и прошлая, была написана за несколько часов, но высосала у меня куда больше сил, чем в прошлый раз, потому что, ну, флафф дико деморализует меня, особенно, когда мой отп заменяется на другой шипп, который, вроде как, тут мне нравится, но, бл, не то.

ноооо я старался, хоть так и не понял, какого черта потратил столько сил на то, что даже не считаю полноценной историей, достойной стоять в ряду моих аушек.

я правда не собирался писать продолжение, но вдохновился одной фоточкой хвостатого существа и не смог удержаться

ну, вроде, вышло неплохо, хотя хз.

как и в прошлый раз, эта глава может считаться концом, но у меня есть еще идеи для этой вселенной, так что булки расслабьте, но не забывайте, что они могут потребоваться, ахах.

спасибо за внимание.

Комментарий автора ориджинала Chestnut
 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,003 секунд