Поиск
Обновления

22 октября 2017 обновлены ориджиналы:

23:55   Багровая луна

22:19   Новый мир. История одной любви

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис

18:17   M. A. D. E.

все ориджиналы

Лис - Часть первая, повествующая о начале и конце  

Рыжий омега с гладко выбритыми висками и затылком, атакже коротким, высоко забранным хвостом, со вздохом и характерным стуком приложил свою огненную голову о стол в университетской столовой, с тоской в карих глазах глядя на другой конец помещения, где у окна расположилась веселая компания во главе с великим и прекрасным главой студ. совета. Парень, обычно старавшийся скрывать любые свои желания, сейчас откровенно послал нахер свои собственныепринципы, изрядно нажравшись бессонной ночью. По-хорошему, он не должен был идти на учебу, в идеале — не должен был пить, но сейчас ему было как-то похуй, очередной цикл подходил к концу, а, значит, гормоны зашкаливали. Ему хотелось трахаться, его молодому телу хотелось воспроизводить потомство, но вот уже на протяжении двадцати двух лет рыжик оставался нетронутым, и на сей раз он твердо решил, что эту течку он проведет, занимаясь всякими непотребствами. Ну… решил, конечно, после того, как влил в себя полторы бутылки сидра, на третьей — был твердо уверен.

— Эй, ты меня слушаешь? — недовольно повысил голос кудрявый блондин, сидящий напротив.

— Ага-ага, -безразлично ответил рыжий, которого, к слову, именовали Деганом, изучая альфу, который всю его жизнь, казалось, маячил где-то на периферии зрения, и которого так бессовестно желало его тело.

Началось все еще в дворовом детстве, когда они со Станаэлем, мальчишкой из соседнего дома, все свободное время проводили вместе, что, вообще-то, не должно было случиться из-за разницы в положении, но как раз в то время возле почти что векового многоквартирного дома для людей со средним достатком, в котором жил Дег, построили совершенно новую престижную многоэтажку для богачей, в которую вчисле первых переехала бывшая супруга какого-то банкира вместе с сыном, который был всего на год старше Дегана.

Они познакомились на площадке, а потом не прошло и месяца, как дети сдружились и практически не расставались. Затем, Станаэль поступил в частную школу, и времени на совместные гулянки стало меньше, да и музыкальная школа, в которую ходил рыжий, не особо способствовала их общению. Еще через год, в первый класс пошел и самДеган, и теперь они стали видеться еще реже, но все же продолжали общение. Впрочем, с каждым годом количество свободного времени уменьшалось, и к тому моменту, как Деган перешел в шестой класс, мальчики и вовсе ограничивались простыми кивками, если встречались на улице.

А еще через полтора года оказалось, что рыжему пареньку суждено было родиться омегой, да не абы каким, а лисьим!

«Тебе будет сложно, — говорил врач, — но постарайся понять, что в этом нет ничего плохого». Не особо сведущий в подобных делах в тот момент мальчишка безразлично хмыкнул, и только прочитав в интернете с десяток статей, понял всю суть слов доктора.

Омеги и альфы делились на разные группы, подобно группам крови, и, проводя данную аналогию, Дегану выпала самая восхитительная из возможных — четвертая отрицательная, а сверху еще добавили гемофилию, с одной лишь разницей, что, в общем и целом, сидя на одном месте, человек с подобными проблемами кровеносной системы мог жить спокойно, да и кровь для переливания в случае необходимости, все же, в цивилизованном мире найти было вполне возможно, но вот лисий омега не способен был даже на месте сидеть без проблем.

Организм, буквально, вышел из под контроля, сам решая, что ему нужно. А нужно ему было лишь одно — производить потомство как можно чаще и больше. Все чувства обострились до предела: запахи удушали, звуки оглушали, любое прикосновение было слишком… просто слишком. Деган возбуждался, казалось, даже от дуновения ветерка, потому, стоило едва пройти первой течке, он вынудил мать купить ему блокаторы, которые на него действовали, ну, так себе. Вернее, из омеги в постоянной боевой готовности он превратился в стандартного омегу, но, в принципе, о большем и желать было стыдно. Лучше неделю сидеть дома раз в полгода, чем каждый месяц.

И все же, до того, как он начал пить таблетки, очередная случайная встреча с бывшим другом оказалась просто невыносимой для капризного лиса внутри. Стоило тому почувствовать новый, ранее неслышимый запах альфы, да еще и столь приятный, как он решил, что и своего соулмейта отыскать в столь юном возрасте — не беда. Впрочем, как довольно быстро стало ясно, Деган был сказочным неудачником, и, помимо лиса, не признающий ни одного другого альфу, кроме истинного, очутился в тех невысоких процентах населения, связь у которых была односторонней. Говоря доступно, пока Деган был в состоянии заниматься сексом только со Станаэлем, да и, как альфу, чувствовал только его, молодой мажор даже о сущности рыжего не подозревал, не говоря уже о каком-то желании.

И не то, чтобы Дегану было важно, чего там желает лис внутри него, но стоило ему попытаться сблизиться с кем-то, помимо истиннойпары, как все заканчивалось, в лучшем случае, в ближайшем темном углу слезами. Чаще же, в туалете или под кустом, рыжего омегу выворачивало от запаха чужихферомонов и возбуждения, бьющих в нос.

Собственно, апофеозом всей истории стало то, что, сам того не ведая, уже совершеннолетний омега поступил в тот же университет, что и столь желанный альфа, отчего тоска лишь усилилась, отметая желание даже пробовать с кем-то еще.

— Сколько ты выпил, Дег? -укоризненно интересуется Эл.

-Бутылки три-четыре, мейби. В душе не ебу, -уныло отвечает рыжий.

-Ты так сопьешься.

— Я уже. Если б я пьянел после первой, я бы пил меньше, но, увы, мой организм и тут меня наебал.

-Так и будешь убиваться до конца столетия?

Омеге не особо хотелось отвечать, потому что ответ был слишком неоднозначным. Ну а еще оттого, он пытался запечатлеть в памяти сегодняшний образ альфы. Длинные угольно-черные волосы распущены и падают на плечи, скрытые под расстёгнутой зеленой, в тон к глазам, клетчатой рубашкой, на белой майке красуется логотип LinkinPark-классика, так что не так уж и плохо -но, в основном, все внимание рыжего устремлено на молочно-белую шею и о-боже-мой-какие ключицы, выглядывающие из под слишком уж свободного выреза. Эльфийские боги, да он готов выйти за эти ключицы замуж.

-А что мне остается? — наконец, отвечает Дег.

— Ну, не всю же жизнь смотреть на него.

-Ты прав. Еще год, и он выпустится, и мне останется только его профили в соц. сетях.

— Ты же понимаешь, что это — ненормально? — наконец, студент отрывает взгляд от мужчины и встает.

— А то ж, — безразлично бросает он и идет прочь из столовой.

***

Когда заканчивается последняя пара, Деган вставляет наушники в уши, включает музыку погромче и идет в сторону станции, не особо опечаленный тем, что Эл решил не отсиживать последнюю пару и, сославшись на прием у врача, сбежал, напоследок лишь попросив отметиться за него. Впрочем, повод для печали находиться довольно скоро, вернее, даже не для печали, а для тянущей, необъяснимой с точки зрения логики, боли. Когда лис собирается уже перейти дорогу и поднимает голову, чтоб посмотреть по сторонам, он замирает, узрев то, что заставляет зверя внутри рвать и метать. Станаэль совершенно бессовестно целует какую-то блондинку столь пылко и страстно, что хочется дать им презерватив и отправить трахаться. Рыжик на мгновение замирает, а потом разворачивается и идет в обход, стараясь не давать особую власть бьющемуся в агонии зверю.

Деган настолько увлекается самоконтролем, что на следующем переходе забывает посмотреть по сторонам, а об ошибке понимает только когда по всему телу расходиться дикая боль. Боль становится столь невыносимо сильной, что вскоре мир превращаться в отдельные вспышки сомнительно связанных моментов.

Первый раз он открывает глаза и видит небо. На фоне слышится сирена и чей-то голос, приказывающий расступиться.

Второй раз происходит уже в карете скорой помощи. Омега не понимает, что происходит, но подозревает, что кто-то держит его руку.

В третий же раз, открыв глаза, он видит незнакомые лица и слышит, как кто-то твердым голосом требует кого-то успокоиться.

Открывая глаза в четвертый раз, Деган уже видит лишь белый потолок. Тело чувствуется едва-едва, будто налилось свинцом, а еще невыносимо хочется спать, но все же он понимает, что должен дать хотя бы знак, что он в сознании.

-Ммм, вот это меня вштырило, -не особо зная, что должен делать, омега говорит самое тупое, что приходит в голову. Вернее, единственное.

Когда он садиться, потратив на это немного больше времени, чем надо, то разочарованно стонет, понимая, что он в палате один и никаких шокированных взглядов не будет. Потом он, правда, охуевает, осознав, что быть одному в палате — ненормально, да и вообще наличие одноместных палат в его стране — это пиздец странно.

— Я че, умер и в Рай попал? -искренне удивляясь, спрашивает у воздуха Дег, оглядывая палату, заполненную всем, что только может понадобиться, включая прибор для УЗИ. Он даже в американских сериалах не видел столь идеальныхпалат, а половина сериалов, что он смотрел, была про медиков, вторая же обязательным пунктом включала присутствие хотя бы одной сцены в больничке, и только третья была фэнтезийной или фантастической.

— Так, а теперь объясните, почему у меня три половины одной картины? -скорчив недовольную рожицу, Деган внезапно замечает в углу комнаты небольшой столик, на котором, кажется, есть все, что положено больному: мягкие игрушки, разные упаковки со всевозможными вкусностями, а также несколько ваз с цветами. Последние, впрочем, вызывают лишь презрительное фырканье. Даже огромный букет из белых роз, украшенный всякими зелеными веточками и прочей чепухой, кажется рыжему омеге тупым и бессмысленным.

-Кто вообще на трупы растений деньги потратил? Покажите мне этого кретина — я ему рожу набью.

-Это был я, -хриплый усталый голос заставляет омегу вздрогнуть и метнуть взгляд в сторону исходящего звука, а также поразиться тому, как он вообще прозевал, как кто-то вошел в комнату.

Лис внутри начинает выть, узрев что-то богичное. Мужчина с огромными темными полумесяцами под глазами стоит, облокотившись о стену, и смотрит на омегу уставшим взглядом. Его растрепанные волосы забраны в неаккуратный хвост, а тело скрыто под мятой черной футболкой и темными джинсами, но, если честно, прямо сейчас Дегануэто кажется самым сексуальным зрелищем в мире.

— С-станаэль? — заикаясь, спрашивает рыжий.

-Ты помнишь мое имя? Уже хорошо, -альфа мягко улыбается. — Я схожу, позову врача, окей? А потом позвоню твоим родителям, чтобы они скорее приехали.

— Нет, не надо! — прежде, чем Дег понимает, что собирается сморозить, он произносит эту глупость.

— Почему?

— Не хочу, чтобы они волновались. Со мной ведь все в порядке, я проснулся, вечером уже буду дома, и никто ничего не узнает.

— Ты… — альфа вздыхает, прежде чем продолжить. -Они знают. Ты был в отключке где-то неделю.

— Че, серьезно? — даже по лицу рыжего становится понятно, что он не особо уверен, как реагировать на подобное заявление. -Типо, как в сериалах?

— Ты реально тупой или притворяешься?

— А ты что тут делаешь вообще? — спохватился внезапно омега.

-Потом поговорим, — брюнет махнул рукой на пациента и исчез за дверью раньше, чем тот успел что-либо возразить.

***

Что удивительно, первой появилась та, у кого не было машины, в отличии от большинства других людей, что должны были приехать, и у Дегана зародилось подозрение, что она вообще просто воздухом подышать вышла. Лазар влетела в комнату сразу после того, как из нее вышел врач, имени которого рыжий не запомнил, и тут же стиснула парня в стальных объятиях, не особо обращая внимание на шипение и мат.

— У меня ребра, так-то, сломаны, — только после этой сдавленной фразы, лучшая подруга соизволила ослабить хватку.

— Скотина!

После нее приехала мать и минут двадцать корила сына за невнимательность. Потом появилась троица: Ева тут же бросилась к рыжему со слезами на глазах, затем пришла очередь объятий с Антохой, и даже Эд дружески похлопал больного по плечу. Ближе к вечеру появились отец и старший брат, поэтому, сославшись на усталость, омега решил закончить посиделки и, отвернувшись к окну, укутался в одеяло и прикрыл глаза. И совершенно неважно, что спать он уже не хотел.

Деган понял, что уснул, только когда открыл глаза и увидел за окном луну. Она была полной, большой и яркой, но смотреть на нее было немного больно, поэтому он перевернулся на другой бок и осоловело подскочил на месте, увидев в кресле рядом спящего альфу. Омега не знал, что брюнет здесь забыл, не знал, должен ли он разбудить его, он даже не был уверен, хочет ли он будить Станаэля, или же ему все и так нравится.

Как заведено, словно чувствуя всю драму переживаний рыжего, веки альфы начинают трепетать и вскоре разлипаются.

— Привет, — совершенно не зная, что еще сказать, Дег здоровается.

— Привет, — сонно вторит ему брюнет, стирая с лица усталость.

Они молчат, отчего обоим становится очень неловко, потому что надо что-то сказать, но что? Они ведь совершенно не знают друг друга нынешних, их ничего не связывает, а от осознания того, что когда-то они были лучшими друзьями, становится только хуже.

— Как ты? — первым тишину нарушает альфа тихим голосом.

— Ну, у меня сломана нога, пара ребер, а еще небольшое сотрясение мозга и бесконечные ссадины, синяки и ушибы в довесок, ну и еще врач сказал, что до выздоровления мне нельзя принимать блокаторы, а у меня течка через неделю, поэтому, как только меня снимут с седативных, я начну бросаться на людей, но, в общем и целом, нормально.

— А ты шутник, однако, — почему-то его смешок смущает омегу.

— Мне сказали, что ты, ну… платишь за это все, — рыжик неопределенно пожимает плечами, не желая вытаскивать руки из-под одеяла, но очень желая показать на палату.

— Вроде того.

— Могу я узнать, почему? — Деган неловко отводит взгляд прежде, чем спросить.

Альфа молчит минуту, две, и когда Деган уже забывает, что что-то спросил, тот тихо произносит: — Потому что это моя вина.

— Что? — не будь у пациента сломана нога, он бы вскочил с постели, будь у него во рту что-то, кроме слюны, он бы поперхнулся, но вместо этого он поворачивается обратно к брюнету и искренне охуевает.

— Ты же из-за меня в обход пошел. Не стоило мне позволять ей целовать себя. Я чувствую себя виноватым, вот и решил оплатить твое лечение.

Деган хочет поспорить, честно хочет, но потом осознает то единственное, что на самом деле важно. Станаэль знает. Омега покрывается пунцовой краской едва ли не полностью, что даже в лунном свете заметно, особенно альфе, зрение которого в темноте лишь немногим хуже, чем при свету.

— Т-т-ты… — рыжий совершенно точно не знает, что говорить в таких ситуациях, рыжему кажется, что он умрет от смущения, а еще рыжий совершенно точно не понимает, какого черта его целует тот, кого он желал на протяжении долгих лет.

Деган так давно представлял себе этот поцелуй, их первый поцелуй, но фантазии ни в какое сравнение не идут с реальностью. Губы Станаэля теплые и влажные, и лису кажется, что они отлично сочетаются с мягкими и сухими его собственными губами, а этот идеальный и неповторимый запах… Неторопливые движения приятны, альфа будто бы изучает омегу, пробует его на вкус, и от этого омежье сердце бьется столь быстро и громко, что кажется, словно оно вот-вот разорвется на тысячи кусочков, но Дег не против, потому что умрет счастливым. Когда брюнет отстраняется, лис не может сдержать стон разочарования.

— Блять, прости, я не сдержался, — слова альфы кажутся какими-то презрительными, и это в мгновение ока разрушает все внутреннее спокойствие омеги.

— Уйди, — каким-то совершенно новым, холодным и безразличным, голосом произносит рыжик.

Лишь несколько слов превратили самый счастливый момент в жизни Дегана в момент, сломавший его раз и навсегда.

***

На следующее утро, не взирая на рекомендации врача, Деган решил поехать домой. Он не хотел больше оставаться здесь, и потому позвонил Антону, который, как помнил омега, сегодня был выходным. Тот спорил, советовал подождать, но в итоге сдался и приехал.

— У тебя глаза красные, с тобой точно все хорошо? -даже если б блондин и мог подавить свои альфа-инстинкты, все равно бы волновался за почти что брата.

— Я… — Дег собирался соврать, но отчего-то сказал правду, — всю ночь ревел, не смог уснуть.

— Что? Почему? -волнение в голосе было столь сильным, что парень просто не смог сменить тему.

— Я свыкся с тем, что для моего истинного я таковым не являюсь, не смирился, но свыкся, но теперь он меня отверг, и я… я…- Деган никогда не чувствовал к Станаэлю возвышенных чувств, он мог скучать по тем временам, но никогда не думал, что любит его, и только тело хотело лишь его, потому был твердо уверен, что эти слова звучат безразлично, только вот на последнихсловах голос надламывается, и, как и ночью, из глаз омеги начинают течь слезы против его желания.

— Что?! Я убью этого сукиного сына! — восклицает блондин, в одно мгновения оказываясь подле друга и обнимая его.

Деган надрывно плачет, утыкаясь в грудь названного брата, не обращая никакого внимания на ноющую боль, минут десять, быть может, пятнадцать, а затем успокаивается и неохотно выпускает того из рук, хлюпая носом и отводя взгляд опухших глаз.

***

Они забрали все со столика с подарками, но вскоре все цветы оказались в мусорке, а половина упаковок со сладостями открыта, не смотря на то, что не прошло и часа с тех пор, как они покинули частную клинику, и омега явно не собирался останавливаться или хотя бы сбавлять темп. Он был безумно голоден, у него начиналась депрессия, лис внутри бился в агонии, а еще дорогущие сладости всех мастей и красок так и манили их попробовать, но самые привлекательные он оставлял напоследок. Сейчас же, сидя на своей маленькой кухне, омега за обе щеки сувал себе вкуснейшие в мире печеньки, которые, вопреки слогану, вовсе не нуждались в какой-либо жидкости, помимо слюны.

— Подавишься же, — с легкой улыбкой наблюдая за сим милым зрелищем, проговорил Антон. В ответ он получил что-то нечленораздельное, впрочем, и этим он был доволен. — Чем собираешься заниматься, пока не сможешь ходить в универ?

— Не знаю, — прожевав, задумалсярыжик, — горло себе перережу, мейби.

— Не шути так, — серьезно отвечал блондин.

— Да ладно, не кончается жизнь на том, что какой-то альфа послал меня. Да, секс мне не светит, но… какая, в конце концов, разница? Детей я все равно заводить не собирался. Сейчас таблетки начну пить, и все нормально будет.

— И все же…

— Антон, я не маленькая беззащитная омега, — усмехается Деган, отхлебывая теплого чая из кружки.

— Я знаю, просто… не могу понять, почему этот ублюдок вел себя подобным образом, если все равно отверг тебя. Зачем взял твое лечение на себя, почему практически не выходил из здания больницы, пока ты был без сознания…

— А это важно? Потому что лично мне насрать. Я его слишком плохо знаю, чтоб хоть как-то реагировать осмысленно.

— Хочешь, я останусь сегодня? — как-то чересчур внезапно спрашивает белобрысый.

— А Эдик не будет ревновать? — рыжий язвит, как и всегда, и, кажется, это лучший показатель его состояния.

— Он понимает, что ты — мой любимый младший братик, и что я буду защищать тебя и беспокоиться о тебе.

— Ну, как знаешь.

***

Неделя проходит как-то слишком быстро, учитывая, что Деган не делает общим счетом ничего — лишь спит, жрет, играет в игры и депрессует, потом проходит еще дней пять, и только затем омега вспоминает, что идущая неделя была бы отмечена в его календаре красным цветом, будь у него календарь. Нет, не поймите неправильно, парень был бы счастлив прекратить являться тем, кем он был, но эта задержка… раньше с ним такого не случалось, и это не могло не насторожить. Единственной положительной чертой его организма было то, что тот был точен, как часы, и каждые пять месяцев и пятнадцать дней парень был готов к течке. Но проблема в том, что в этот раз на нее даже намека не было, да и лис за последнее время даже не скребся, требуя внимания.

— Эл, у тебя когда-нибудь смещались течки? — едва гудки прекращаются, спрашивает Дег.

— И это ты спрашиваешь первым делом, после того, как всю неделю динамил меня и не отвечал на сообщения? — недовольно бурчит однокурсник. Если честно, рыжего просто заебало то, как все внезапно узнали о его существовании и присылали глупые и лицемерные послания с пожеланиями быстрее выздоравливать, и потому в соц. сети заходил исключительно с дополнительных аккаунтов.

— Прости. Так были смещения или нет?

— Нет, ты же знаешь, я заяц, мои течки работают не так.

— А знаешь кого-то, у кого были?

— Ну да, на два-три дня максимум, плюс после беременности…

Не дослушав, Деган отключает телефон, а через секунду, матерясь, швыряет его о стену. Да, лис делал его чересчур чувствительным, но отсутствие привычных переживаний выводило из себя куда больше, нежели какие-то там гормоны.

***

— То есть, это просто из-за стресса? — подводя итог прослушанной речи, интересуется Деган, с недоверием глядя на врача местной бесплатной поликлиники.

— Да. Восстановление занимает слишком много сил, поэтому некоторое время у Вас не будет течек, ничего страшного. Какой, говорите, у Вас цикл?

— Полугодичный.

— Если к моменту следующей течки баланс не восстановится, Вам надо будет обратиться к специалисту, но до тех пор не накручивайте себя лишний раз, и просто дайте своему телу немного времени.

— Мм… ну ладно, — неуверенно ответил рыжий, собираясь вставать. Лазар, согласившаяся (хотя вернее было бы сказать «напросившаяся») с ним на прием, заботливо подставила плечо.

— Выздоровление пойдет быстрее, если Ваша альфа поставит Вам метку, — как бы между делом сообщил педиатр, и Дегануедва хватило самоконтроля, чтоб не развернуться и не вьебать гипсом по роже с вертушки. Как же он ненавидел этот навязываемой религией стереотип, что омега обязан быть заклейменным, если уж общается с альфой.

— Простите, а у Вас тут можно где гипс снять? — внезапно вспомнил он полезный вопрос.

— Увы, но нет. Тем более, Вы должны снимать его там, где его накладывали.

— Эх, все равно спасибо. До свидания. — Выйдя за дверь, Дег добавил, — У меня денег нет таких, чтоб снять гипс там же, где его накладывали.

***

Деган недовольно морщится и показывает новому телефону средний палец, когда тот ранним утром будит омегу громкой трелью, и даже не собирается отнимать голову от подушки, еще минуты три слушая, как неприятный звук вновь и вновь бьет по нервам, и в один момент рыжему таки надоедает это, потому он, не глядя, хватает смартфон и отвечает на звонок, заранее зная, что он помнит наизусть всего три номера, а другие он все равно не успел записать в контакты.

— Ммм, — вместо приветствия.

— Где ты живешь? — сонный мозг не хочет обрабатывать информацию сверх той, что это точно знакомый Дегу голос, потому, совершенно не думая, рыжий отвечает.

***

На сей раз его будит звонок в дверь, который повторяется ровно столько раз, сколько нужно, дабы вымотанный бессонной ночью омега со сломанной ногой оторвал свою тушу от столь манящей кровати и, хватаясь за стены и мебель, поскакал открывать злоебучую дверь.

— Ты че тут делаешь? — Дегана бы честно поверг в шок вид Станаэля, стоявшего на его пороге, но недосып сводил на нет любые чувства.

— Я тебе звонил около двух часов назад, спрашивал адрес и сказал, что заеду.

— Да? — это и правда забылось сразу же, как только Дег повторно вырубился после звонка.

— Откуда бы еще я узнал твой адрес?

— Мм, и что тебе нужно?

— Ты должен был приехать на осмотр еще вчера.

— Да?

— Да.

— Бля, сорян, забыл.

— В таком случае, может, ты оденешься, — зеленые глаза прошлись взглядом вниз по телу омеги, оценивая заспанный вид того, а также голые участки тела, коих было предостаточно, ибо рыжий предпочитал носить дома минимум одежды — трусов и свободной майки вполне хватало — а затем метнулись обратно к лицу, — и пойдешь со мной?

— Ты ебанавт?- надышавшись прохладным воздухом падика, Дегстал лучше соображать. — Никуда я с тобой не пойду, мы, считай, знакомы три часа, а ты уже хочешь, шоб я прыгнул к тебе в фургон? Не, спс, откажусь.

— Я всего лишь отвезу тебя на осмотр, а потом верну обратно.

— С чего я должен тебе верить?

— Потому что ты просто не можешь мне не верить, — Дегану хочется возразить, а еще послать этого ублюдка ко всем чертям, но вместо того он разворачивается и направляется вглубь квартиры, пытаясь прикинуть, что ему проще всего будет надеть.

***

Пока они с альфой сидят в приемной, ожидаякогда подойдет их черед, Деган старательно фотографирует гипс со всех возможных, а порой и не самых возможных ракурсов, желая запечатлеть это детище всей дружной компании, старательно разрисовывающей его на протяжении всего периода ношения. Омега настолько увлекается этим глупым занятием, что даже не сразу замечает тот тоскливо-препарирующий взгляд, которым его сверлит брюнет, а когда замечает, не успевает увидеть то, что должен был, прежде чем взгляд становится холодным.

— Чего? — непонимание и недовольство так и искрят на зеленовато-бледном лице лиса.

— Ты очень… гибкий.

— Че? Обкурился или куда? Большинство омег пластичнее меня.

— Ты только что почти достал головой до пола, а одна твоя нога лежит на столике, — альфа кивает на гипс, удобно устроенный на стеклянной поверхности, немного захламленной журналами проальф и омег, рядом.

— А еще я как-то раз отсосал сам себе, — с абсолютно серьезным выражением на лице, доверительно сообщает рыжий.

— Серьезно? -недоверие, шок и отвращение сначала сменяют один другого, а затем и вовсе смешиваются в поразительно забавном коктейль. Омега не выдерживает и прыскает со смеху.

— Нет, конечно, — прикрывая рот рукой, он смеется, — хотя это не значит, что не могу.

Белая дверь с цифрой «1616» открывается, и из нее выходит маленькая омежка с огромным животом, кричащем на всю округу о ее положении, за которой почти что вываливается ее партнер, держа бумажные пакеты с разными логотипами. Деган честно не понял, почему врач направил его к омежьему доктору, но решил не спорить и просто махнул рукой, да и из больницы не хотелось выходить как можно дольше, потому что погода решила, что сейчас уже лето, отчего любое нахождение на улице заканчивалось для рыжего горящей кожей, а вот внутри частной клиники было свежо и прохладно, да и инвалидное кресло, выданное ему при входе вместо костыля, оказалось очень забавной штукой. Он бы даже устроил гонки на таких хуйнях, будь у него хотя бы две таких.

— Только не говори, что ты таки обрюхатил какую-то несчастную омежку, — презрительно изрекает молодая девушка, сидящая за столом и заполняющая бумаги, когда Станаэль и Деган оказываются в кабинете.

— Нет, мы просто на осмотр, — Деган не может удержаться от красноречивого непонимающего взгляда, слыша столь странное «мы».

— Что ж, — отложив ручку, доктор поворачивается и оценивающим взглядом скользит по омеге, отчего последнему становится как-то не по себе. Впрочем, Дег отвечает тем же.

Девушка кажется ему очень и очень красивой, особенно ее розовато-белые волосы, убранные наверх, впрочем, он готов поклясться, что даже без них она была бы привлекательной, а еще лис даже не реагирует на то, что эта омега знакома со связанным с ним альфой.

— Если хочешь, я прогоню этого идиота, — девушка кивает на брюнета.

— Эй!

— Что? — искренне не понимает Деган.

— Ну, скажем так, не всем омегам комфортно обсуждать свою физиологию при альфах.

— Да мне как-то побую, — хмыкает рыжий, поднимаясь с кресла и падая на удобную софу.

— Что ж, как пожелаешь.

— Я бы все равно не ушел! — уверенно заявляет альфа, проходя вглубь кабинета и вальяжно опираясь на рабочий стол.

— Вылетел бы, как миленький. И так, — девушка поворачивается обратно к рыжему, — меня зовут Морриган, и ты можешь доверить мне все свои омежьи проблемы.

— Да у меня проблем никаких нет, — равнодушно изрекает Дег, вытягивая и вторую ногу. — Я Деган, кстати.

— Знаю.

— Откуда? — не то удивленно, не то недовольно интересуется омега.

— Твоя карта, — Морриган улыбается и поднимает со стола толстенную тетрадь с подробной информацией об организме рыжика.

— О как. А откуда она у Вас?

— Твоя мать привезла, а потом никто ее не забрал.

— Мм, понятно.

— Меня немного смутили твои анализы, когда ты только к нам поступил, Деган, — серьезно говорит врач.

— Ну да, выпил я, но…

— Я не про алкоголь. Ты ведь принимаешь блокаторы?

— Ну да, — Дег боковым зрением замечает странный взгляд альфы, но ему как-то плевать. — Без них организм просто с ума сходит.

— Какие и сколько?

— Ну, NN по три таблетки в день.

— Дозировка?

— Ээм… Что-то около трехсот, не помню точно.

— Ты же знаешь, что суточная норма — это одна, максимум — две таблетки в день?

Нет, вот на этот странный взгляд Деган точно не может не обратить внимания. Станаэль буквально проживает дыру в рыжей омежке, и последнему это не так, чтобы нравится.

— Если я пью одну-две таблетки, то организм начинает бастовать.

— Они не рецептурные, — тяжело вздыхает доктор, — можешь сказать, с какого возраста принимаешь их?

— Да как течки начались. Лет с четырнадцати-пятнадцати.

— Оооох… Сегодня принимал?

— Конечно.

— Так, я выпишу тебе новые… — она берет блокнот и быстро пишет на нем какое-то название.

— Что? Не нужны мне новые! Особенно эти! У меня столько денег нет, чтобыза такие блокаторы платить!

— Ты будешь приходить ко мне раз в месяц и получать их бесплатно, так что не волнуйся о деньгах, к тому же я смогу следить за твоим состоянием.

— Не-не-не, я на такое не согласен!

— Эс, сходи в аптеку и получи таблетки. — Морриган протягивает листок альфе, и тот уже собирается спорить, но девушка прерывает его раньше, — Мы все равно сейчас гипс снимать пойдем — ничего интересного.

— Если начнешь нести бред, — угрожающе начинает брюнет.

— Иди давай!

Когда омеги остаются наедине, Морриган встает со своего места и направляется к одному из стоящих в кабинете шкафчиков, после чего извлекает оттуда скальпель, ненароком вызывая забавные ассоциации у Дегана, которыми он спешит поделиться: — Вы меня убить собираетесь? — с насмешкой спрашивает он.

— Конечно, — девушка тоже усмехается, а потом хватает кресло за подлокотник и подкатывает к рыжему, усаживаясь напротив. — Можешь положить ногу мне на колени?

— Эмм, а разве для такого дела не нужен, не знаю, стол? И вода…

— Я предпочитаю быть ближе к пациентам, так они начинают больше доверять, а еще в нашей клинике используют специальную систему наложения гипса, чтобы его ношение и снятие было как можно более комфортным.

— Ясно, — омега кое-как поднимает ногу, в чем ему помогает врач, после чего девушка начинает аккуратно принимается за работу.

— Подумала, что ты можешь не захотеть обсуждать это при Станаэле, но он ведь — твоя истинная пара?

— Откуда Вам это известно? — сдавленно интересуется рыжий.

— Ну, во-первых, есть в истинных парах что-то такое особенное, можешь мне поверить, я столько пар повидала…

— А во-вторых? — Дегану не нравится мысль, что он выглядит со стороны, как омежка с односторонней связью, и потому сжимает кулаки, усмиряя вспыхнувший внутри гнев.

— Он мне сказал.

— Круто, — эта мысль нравится ему еще меньше, — он знает обо мне, но он даже ничего не делает. Заебись, блять. Хоть бы послал раньше, не знаю.

— Ты ведь лисий омега, как твой организм справляется с этой ситуацией? Просто ты первый такой случай в моей практике.

— Никак не справляется. Портит мне всю жизнь.

— Я знаю, что омегам с истинной парой могут испытывать сложности с половыми актами с кем-то, помимо своего альфы, но это происходит довольно редко и, в целом, это практически всегда решается меткой, еще я знаю, что организм лисьих омег самый капризный и найти подходящего партнера им сложно, но когда это — один омега… У тебя все хорошо в половой жизни?

— Ага. Ее нет. Стоит мне учуять возбуждение партнера, и я начинаю блевать дальше, чем вижу, а любые прикосновения становятся болезненными.

— А ты просил пробовать ставить партнера метку?

— Пытался парочку раз, но для того это должен был быть: а — альфа, б -возбужденный и в — я должен был стерпеть вонь и адскую боль, когда от обычных поцелуев хочется кричать.

— Эх, и почему я тебя не встретила, когда дипломную писала. Ну, вот и все, — Морриган отбрасывает кусочки гипса в сторону мусорки.

— Ооода, — блаженно стонет Дег, подтягивая к себе ногу и начиная чесать ее.

— Крем какой-то дома есть?

-Неа.

— Ну, значит и его выпишу, — девушка вновь берет блокнот и ручку.

— У вас и такое по рецептам?

— За деньги, что платят пациенты, у нас тут все, что обычно надо покупать, должно быть по рецептам.

— И сколько же Станаэль платит?

— Он-то — нисколько. Его отец — спонсор данного заведения, потому ты сюда ходишь совершенно бесплатно.

— Они же, вроде, были в не особо хороших отношениях, — задумчиво изрекает Дег, вспоминая детство.

Дверь открывается и в нее входит Станаэль, держащий в руках пакет.

— О, ты вовремя! — Морриган подскакивает и вручает альфе еще листок. — Теперь иди обратно.

— Ты не охренела?! — злится тот.

— Кыш-кыш, — девушка выставляет мужчину за дверь и, оценив пустой коридор, возвращается к омеге. — Как твоя течка?

— Эмм… в смысле?

— Станаэль сказал, у тебя течка только пройти должна была.

— А, ну… у меня ее не было.

— Неужто я с датами напутала?

— Нет, просто… врач сказал, что из-за стресса у меня ее может не быть какое-то время, — девушка замерла и внимательно посмотрела на Дега.

— Какой врач?

— Ну… педиатр. Из моей поликлиники.

— И ты молчал?! — внезапно вспылила она. — Ты знаешь, как это опасно? Даже если это и правда из-за стресса, я обязана тебя проверить.

— Что? Не нужны мне проверки!

— Это в тебе говорит глупость. Ты должен быть здоровым омегой, даже если ты не занимаешься сексом.

— Но…

— Иди в смотровую, — девушка кивнула в сторону боковой двери, — и раздевайся.

Голос врача был столь тверд и непреклонен, что Дегану попросту не хватило смелости спорить с ней, и он только спросил: — Целиком?

— Футболку и носки можешь оставить.

Лис прошел в комнату, в которой были еще шкафчики, кресло и какие-то приборы, о назначении которых рыжий даже думать не хотел. За всю свою жизнь он был на приеме омеолога от силы раза два-три, и не то чтобы его смущало показывать себя, стеснительностью тут и не пахло, скорее, он не понимал, зачем это делать, коль он даже сексом заниматься не в состоянии, а его репродуктивная система ему вряд ли понадобиться, ну и в дополнение к этому, эти идиотские омежьи врачи вполиклиниках всегда вели себя так, словно делают тебя огромное одолжение. Впрочем, как и все работники гос. учреждении. Последний, как и все предыдущие разы, был совершенно бесполезен: его заставили встать раком, взяли мазок и сказали прийти через неделю, чего он, конечно, не сделал ни единого раза. В отличие от поликлиник, в которых омеге приходилось бывать, тут не было холодно, как в морозильнике или университетском туалете зимой, не пахло сигаретами, и оказалось до скрипачисто, и это немного успокаивало.

Подойдя к софе, Дег избавился от кроссовок, после чего начал стягивать спортивки, довольный тем, что гипс ему больше не мешал, и завтра можно было даже надеть джинсы. Пришлось повозиться с непонятно как завязанным узлом, препятствующим спадению портков, но в итоге он все же победил, обслюнявив притом футболку, которую пришлось взять в зубы, чтоб она не мешалась. Омега аккуратно сложил штаны и положил на софу.

— Я закрыла дверь на замок, так что можешь не волноваться, — профессиональным тоном проговорила Морриган, проходя всмотровую и подходя к креслу. Что-то щелкнуло. — Тебе как удобнее будет?

— Мм, да без разницы. Хотя, когда есть, куда положить грудь, я могу дольше не ерзать, — Деган с задумчивым выражением стягивал с себя красные боксеры.

— Как скажешь. Ну, залезай — посмотрим, что там у тебя внутри.

Парню с трудом удалось не заржать, и когда он двигался к предложенному месту, его плечи мелко подрагивали. Он залез коленями на подставку, а затем прижался грудью к мягкой широкой поверхности. Ноги омеги были немного длиннее, чем высота лежанки, но, в общем и целом, было довольно удобно, он довольно часто мог читать книги в подобной позе.

— Раздвинь ноги пошире, упри в бортики, — скомандовал врач, и рыжий повиновался. — Так, сейчас у тебя будут странный ощущения, а еще будет холодно, но это нормально, — вот тут Деган насторожился. -Если будет больно — сразу скажи.

Особо больно не было, но когда в омегу начал погружаться инородный объект, весь воздух резко выбило из легких. Нет, девственной плевы у него никогда и не было — не женщина ведь, да и не так, чтоб раньше внутри ничего не бывало, но обычно это были пальцы, а это было что-то непонятное, холодное и немного больше пальцев.

Каждая секунда в таком положении казалось бесконечной, а осмотр все не кончался и не кончался. Рыжий молчал, не уверенный, что вообще должен говорить или делать, но довольно быстро пришел к умозаключению, что, если б он должен был что-то сделать, то девушка бы непременно ему это сообщила, и потому попытался просто расслабиться и забить. Однако, как только омега, вроде бы, достиг единения с лежанкой, его дыхание выровнялось, а про инородный объект он практически забыл, послышался какой-то шум со стороны кабинета, чисто на инстинктивном уровне заставляющий обернуться в его сторону.

Будь у Дегана список самых неловких ситуаций в его жизни, этот бы самый момент, когда альфа, которого он желал слишком долго, стоял и смотрел на разведенные в стороны ноги лиса, на то, как в него что-то вставляют… А Станаэль… он просто стоял и смотрел, не отводя взгляд, но не туда, куда посмотрел бы любой, а в глаза. Нет, Дег правда не стеснялся собственного обнаженного тела, но это было уже слишком.

— Ты что делаешь, кретин?! — взорвалась девушка, после чего за секунду оказалась рядом с альфой.

Стук двери, ругань за стеной, и покинутый омега, только что лишившийся последних крох самоуважения.

***

Деган забился в угол, как есть — в майке и носках, его трясло, из горла вырывался тихий скулеж, а из глаз катились слезы, и он не замечал, что ногти уже вспороли кожу на его плечах, и из ран начала течь кровь. Омега не просто потерял контроль над собой, он не осознавал, кто он, где находится и что делает. Паника захлестнула его и так сломленный разум.

Станаэль влетел в комнату, практически отшвырнув девушку, вставшую перед ним, и подлетел к бьющемуся в панике лису, где-то на грани сознания отдавая себе отчет о том, что он делает. Он попытался разжать чужие пальцы, а когда у него не вышло, он обхватил тонкие запястья, препятствуя дальнейшему рассечению плоти, но и это не вернуло бормочущему какой-то бред Дегану. Альфа совершенно не знал, что должен делать, ему не хватало спокойствия, чтобы ясно мыслить, потому он схватился за первую же призрачную ниточку, мелькнувшую в сознании. Он глубоко вздохнул, стараясь упокоиться, а затем, сверкая красными глазами, приказал: — Остановись, — омега помимо своего желания замер, кажется, даже переставая трястись. — Теперь глубоко дыши. Вот так.

По мере того, как сознание начинало возвращаться в рыжую голову, сердце должно было сбавлять свой темп, но отчего-то этого не происходило. Омега смотрел в багровые глаза альфы, и по телу шли мурашки; омега чувствовал пьянящий аромат, и кровь начинала приливать к половым органам; омега чувствовал сильную хватку, и все, о чем он мог думать, это о том, что он хочет здесь, сейчас, во всех позах и как можно дольше.

Рука альфы соскользнула с покрасневшего запястья, прошлась по боку парня, огладила низ спины, после чего пара пальцев заставила сердце рыжего замереть. Казалось, его прошибло током, когда они прикоснулись к колечку мышц. Когда альфа вытащил руку обратно и растер розоватую жидкость о пальцы, Дегу казалось, что все происходит так медленно, будто во сне. Станаэль низко рыкнул, выглядя разозленным, а потом слишком быстро покинул личное пространство лиса.

— У него началась предтечка, — бросил он, выходя из комнаты. — Я жду в коридоре.

— Ах ты, сукин сын! — Морриган собиралась было научить брюнета уважению, но вполне быстро осознала основную проблему, и кинулась к Дегу. — Вставай, — тихо проговорила она, беря руки того и заставляя подняться. — Прости, что так вышло, я просила починить замок еще неделю назад — не знаю, почему этого все еще не сделали.

— Это было отвращение? — без каких-либо эмоций омега начал натягивать белье.

— Нет, не думаю, и ты не смей. Он просто мальчишка, не умеющий себя вести.

— Он сбежал.

— Не пойми меня неправильно, я не собираюсь его защищать, но он нарушил закон, применив альфа-влияние, а следующим мгновением обнаружил, что у тебя началась предтечка, которая, как он думаешь, уже прошла. Сам подумай, как он себя сейчас ощущает.

— Но его лицо было таким злым…

— Он не на тебя злился, по крайней мере, не первым делом.

***

— Эй, большой злой волк!

Деган спускался вниз с желанием убить альфу, который куда-то сбежал, если встретит его, он был в ярости из-за подобного обращения к себе, эти эмоциональные качели начинали заебывать, но как только он увидел на лавочке под деревом Станаэля, сидевшего, схватившись за голову и всем видом демонстрируя внутреннюю борьбу, омега заулыбался. Быть может, брюнет и правда не желал, чтобы все так вышло.

— Соскучился?

— Ты долго, — мужчина поднял голову и уставился нарыжего.

— Ну, знаешь! -возмущенно воскликнул он.

— Идем, я отвезу тебя домой, — встав, брюнет направился к парковке.

— Какие мы немилые, — буркнул Дег, устремляясь вслед. — Эй, — очередную «гениальную» мысль, посетившую рыжую голову, выдавала ехидная ухмылочка, — понравилось то, что ты увидел? — он и сам не понимал, откуда внезапно появилось это настроение.

— А должно было?

— Вот сейчас обидно небыло.

— Ты… Дег, разве ты не должен истерить из-за того, что произошло больше меня?

— Мм, а смысл? Типо, ты голых омежьихзадниц не видел раньше? Да ты мою голую задницу видел уже, чего я!

— Мы тогда были мелкими, и ты был выше меня, — альфа позволил себе успокоиться и улыбнуться. Ну, он так решил лично для себя, не особо понимая, что этот рыжий паренек, как и тогда давно, поднимал ему настроение.

— Ну, выше я был не так уж и долго! Теперь хоть прыгай, чтоб тебе в глаза посмотреть.

— У нас не такая уж и большая разница в росте.

— Это тебе так кажется! Гребанные альфы, че ж вы все такие высокие!

— Я бы сказал, что это вы, омеги, больно низкие, но ты достаточно высок для омеги, ты так не считаешь?

— Зато дрыщ, как положено.

— Ну, если перечислять твои дефекты внешности, то это — не худший из них.

— Чего? Да по сравнению с моей рожей, моя дрыщавость вообще мой плюс! — омега имел привычку не обижаться на недовольство его внешностью, ибо понимал, что был далеко не красавцем.

***

— Не хочешь зайти? Я тебя чаем с печеньками угощу, — лукаво улыбаясь, поинтересовался Деган, смотря на альфу, стоявшего, оперевшись на клевую красную тачку, на которую омеге было конкретно срать.

— Ты вообще осознаешь всю двусмысленность своего предложения? — уже попривыкши за дорогу к характеру бывшего друга, Станаэль усмехался каждый раз, стоило тому сказать что-то, дающее возможность пошло пошутить.

— А с чего ты решил, что я имею в виду то, что говорю? -это был флирт, неприкрытый и глупый, но оба были не против, им нравилось заигрывать друг с другом, потому они охотно занимались этим всю дорогу. Правда, это не значило, что в этом флирте был хоть какой-то смысл.

— До встречи, Деган, — усмехнулся альфа.

***

На следующий день Деган, наконец, отправился в университет, тем самым вызвав негодование у Эла, которого не особо устраивало длительное отсутствие однокурсника, а также преподов, которые понятия не имели, как он собираюсь сдавать сессию, пропустив месяц занятий. Дега, в общем-то, также волновал последний вопрос. Ну, по крайней мере, ровно до тех пор, пока Станаэль ни прошел мимо него в коридоре, не удостоив и взглядом. Нет, рыжий не ожидал, что альфа внезапно снова станет ему закадычным другом, но не думал, что тот вернется к тому образу жизни, что вел раньше. То есть, перестанет замечать лиса.

— Эй, большой злой волк, — пыша недовольством, омега подошел к компании из пяти человек и отвлек своего истинного, — ты схуяли меня игнорируешь? Так сложно, блять, поздороваться?

— С чего я должен с тобой здороваться? -в хрипловатом голосе был лишь холод.

— А с чего надо было так беспокоиться о моем здоровье?!

— Я просто сделал то, что должен был.

— Ну охуеть теперь, молодец, давайте похлопаем! Мог просто скорую вызвать. Я не хочу подачек от тебя.

— Может, прекратишь уже орать? — брюнет не скрывал раздражения.

— Ха, и на что я надеялся? Знаешь, Станаэль, если приспичит кому-нибудь помочь — делай это подальше от меня. Надеюсь, ты подавишься своей благотворительностью, — Деган хотел было сплюнуть для большего драматизма, но вовремя рассудил, что его учеба в универе и так висит на волоске, потому просто развернулся и ушел.

***

— Ты странно пахнешь, — задумчиво пережевывая салат, изрек Эл, когда они с Дегом сидели в какой-то забегаловке на следующий день.

— А, это я на себя духи подруги пролил.

— Не, я не про это. Ты пахнешь омегой.

— Нашел, чем удивить! У меня течка через несколько дней.

— Ты не понял, ты сильно пахнешь.

— В смысле? Я ж сказал, что течка…

— Раньше ты не пах практически ничем, даже когда я к тебе в течку домой заявлялся.

— А, ну… хз, мне новые блокаторы прописали. Может из-за этого. Я их аж целых два дня пью.

— Разве блокаторы позволяют пахнуть?

— А хер знает, мне как-то плевать, — как бы в подтверждение своих слов, рыжий начал увлеченно погружать куринныенаггетсы в ванильное мороженое, а затем закидывать себе в рот.

— Теперь альфы обращают на тебя внимание, — ухмыльнувшись, произнес кудрявый.

— О как?

— Ты знаешь, лисы — довольно редкое явление. Конечно, это не делает тебя автоматом желанным всеми, но для большинства твой запах просто-напросто необычен, оттого и притягателен.

— Ха, я им сочувствую!

— Знаешь, ты можешь попробовать с обезболивающими, — как бы между делом, предложил блондин. — А когда тебе поставят метку, будет уже все равно.

— А с запахом что? Меня ж тошнит постоянно.

— Ты ж все равно ничего во время течки не ешь — вот и пользуйся!

***

Деган совершенно точно не собирался слушать совета однокурсника, но когда с ним подошел познакомиться какой-то первокурсник, буквально источающий ауру секса, пока рыжий стоял на улицеу каменного забора универа, он не смог не пофлиртовать. Ему банально нравилось изводить альф, как бы невзначай делая все эти двусмысленные жесты: омега облизывал губы, кусал их, проводил руками по телу и задирал голову, почти что подставляя шею для укуса.

— Так что ты думаешь на счет того, чтобы провести течку со мной? -низким горячим голосом спросил, наконец, альфа, не замечая, что почти касается тела Дега своим.

— Мы же только познакомились, — беззлобно рассмеялся рыжий, — а вдруг у меня альфа есть?

— А у тебя есть? — мордашка молодого самца стала какой-то грустной, отчего маленькая стервочка внутри рыжей головы возликовала.

— Я как раз нахожусь в поиске того, кто подойдет моему телу, оно, знаешь, очень привередливое…

— Никого ты не ищешь, — сбоку от парочки раздалось утробное рычание, на которое обратили внимание, кажется, почти все. Ну, кто стоял в радиусе трех метров — точно.

— Ты идиот? — мгновенно меняя полутихий голос с придыханием на вполне адекватный и недовольный, спросил Дег, смотря в зеленые глаза с тонким красным колечком внутри.

— Отошел от него, — Станаэлю явно было плевать, что он ведет себя, как конченая мразь.

— Он сказал, что у него нет альфы, — первокурсник явно не знал, как себя вести в ситуации, подобной этой. Перед ним практически стелился омега с течкой через несколько дней, он не пах ни одним альфой и утверждал, что пары у него нет, но тут являлся другой альфа и утверждал обратное.

— Потому что у меня его и нет!

— Третий раз я повторять не буду, пошел нахер отсюда! — рявкнул брюнет, и бедный щеночек признал того более сильным альфой.

— Прости, я не знал, это все он, — последняя часть явно была лишней, и раньше, чем несчастная жертва успела понять, что происходил, в ее лицо впечатался кулак.

Рыжий омега замер, совершенно не зная, стоит ли остановить внезапно начавшуюся драку, или он лишь себя покалечит в попытках, зато он мог сказать точно, что лис в нем счастливо бегал по кругу, призывно лая. Его альфа дерется за него, о чем еще можно мечтать? Только вот сам Деган уже жалел, что потратил столько лет на подчинение своим инстинктам, потому что Станаэльна деле оказался еще тем козлом, и последнее, чего от него хотелось, так это отношений.

так как изначально я написал эту историю в порядке бреда, данная глава является полноценной историей, которая, в общем и целом, не требует дополнения, поэтому читать последующие главы (или главу, как пойдет) вовсе необязательно, они (или она) были написаны по настоянию котанов и под волной вдохновения и, я думаю, являются такими же законченными частями, как и эта.

ну, то есть, каждое продолжение — это дополнение, не требующее последующего продолжения, но оставляющее простор для творчества. поэтому статус работы всегда будет «завершен» (на случай, если я брошу это все нахер или меня собьет машина, лол), но эта работа вполне возможно будет дополняться, и, если Вам она понравилась (в чем я сомневаюсь, лул), не стесняйтесь требовать еще или добавлять в свои скрытые сборники отслеживаний, о которых я все равно не узнаю.

Комментарий автора ориджинала Chestnut
 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд