Поиск
Обновления

22 октября 2017 обновлены ориджиналы:

23:55   Багровая луна

22:19   Новый мир. История одной любви

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис

18:17   M. A. D. E.

все ориджиналы

Юрка в поисках неприятностей. - Глава 1  

Жанры:
Мистика, Слэш (яой), Фэнтези, Юмор
Герои:
Вампиры, Люди
Место:
Другой мир, Наш мир
Время:
Наши дни
Значимые события:
Happy End
Автор:
Светлана Рязанская (cat л.с.а)
Размер:
мини, написано 8 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
R
Обновлен:
15.05.2013 22:29
Описание

— Чего орешь, блаженный? Шарик, плюнь на него и вылезай, не видишь, парень явно больной. Чего еще от него подхватишь.

Публикация на других ресурсах

Спросить.

Объем работы 13 933 символа, т.е. 8 машинописных страниц

Средний размер главы 13 933 символа, т.е. 8 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 15.05.2013 22:29

Пользователи: 2 хотите почитать, 1 отложили, 6 прочитали

 

Бета: Фафнир.

Комментарий автора ориджинала Светлана Рязанская (cat л.с.а)

Мама всегда говорила:

— Ох, и попадешь ты в беду, Юрка, со своими друзьями-готами. Попомни мое слово, ты точно долазаешься с ними по кладбищам. И что в таких местах хорошего? И чего тебя туда тянет? Посмотри на себя, ты же выглядишь как труп не первой свежести. Немочь ты ходящая. Лицо бледное и так, а ты его еще сильнее пудрой замазываешь, а помада эта твоя жуткого похоронного цвета. Ну, нет бы, ты на этом хотя бы остановился, ага, как же, так еще на себя эти черные шмотки напялил и волосы выкрасил. Смотрю на тебя и ужасаюсь. В тебе теперь два цвета: белый да черный, и только одни глаза на фоне этого всего выделяются, еще больше шокируя своим серебристым цветом. Не могу понять, сынок, зачем тебе все это?

Если честно, то я и сам понять не могу, но тогда прошел мимо и не сказал маме и слова. Ну, вот, правда, не такой я и гот. Затащила меня в их темные ряды подруга, ну, я и влился, а чтобы не светить своей не готской внешностью, сотворил с собой все это. А уж сколько раз мы лазили по местным кладбищам, и вспомнить тяжело. Да и сегодня на кладбище, но на сей раз это явно другой случай.

В это лето, впрочем, как в каждое, меня снова отправили в деревню помочь: вскопать, посадить, прополоть, окучить, полить и выкопать. Мой новый имидж деревенские ребята восприняли спокойно, но с юмором. А как только пришла ночь полнолуния, мне тут же предложили прогуляться на местное кладбище, предварительно рассказав пару баек.

Рассказывал большинством Витька — местный заводила и баламут. Оказывается, по его словам, этой зимой на кладбище видели странных существ. Говорят, они очень похожи на собак, только в несколько раз крупнее, мордастее, клыкастее, с длинными задними и короткими передними лапками и совсем без шерсти. В ту ночь тоже полнолуние было, и бабка Клава от сестры возвращалась из соседней деревни и шла мимо кладбища. Баба Клава ходить там привыкла, не впервые, да и шутила всегда.

— А что мне там бояться? Мертвых? Зачем? Это надо живых бояться, а мертвые — они уже мертвы, чай из могил не повылазиют.

В общем, логика у бабы Клавы была простой, как топор: чего я не вижу, того просто нет.

Вот и в ту ночь шла она себе спокойно, прямо через кладбище, и решила дорогу срезать, вдруг увидела алкаша нашего местного, Ефимку. Он на могилке стоял и похабные песни распевал. Бабка Клава покачала головой и, как обычно, обозвала нехристью. И, как только сказала, появились два собакоподобных существа и на Ефимку-алкаша набросились. Бабка Клава аж сумку потеряла, так в испуге с кладбища бежала. Здесь ее еле откачали. Никто точно не знает, привиделось бабке или нет. Только Ефимку с той поры никто не видел, а недалеко от того места, где бабка Клава сумку потеряла, на белом измятом снегу нашли отпечатки лап и кровь. Так вот.

Ну, вот, после такой истории ребята поймали меня на главном моем недостатке. Был у меня такой. Для меня слово «слабо» это как прыгать перед быком с голым задом, подвязанным красной ленточкой, и кидаться в него камнями. В общем, на «слабо» меня и взяли. И сейчас в полнолуние я один прусь на кладбище с фонариком и с огромным желанием рвануть домой. Нет, любому настоящему готу было бы за счастье сюда в такую ночку сходить. Кладбище у нас древнее, хрен знает, когда первое захоронение было, и даже один склеп в нем имелся. Говорят, ему лет триста-пятьсот уже. В годах возникновения этого полуразваленного чуда архитектуры люди расходились во мнениях. Поэтому кто что мог, то и сочинял, узнать-то один хрен невозможно. Там ни одной надписи с датой не сохранилось. Так что истинные готы были бы счастливы, в их понятии этого слова, а я так не очень, так как истинным в жизни не был. Когда дошел до кладбища, то у кованых ворот остановился и постучал вечно гаснущий фонарик.

«Дурак же, надо было батарейки поменять, того гляди сдохнет. Э, нет, лучше не надо сдохнет, не в этом месте».

И тут раздался вой. Мое желание рвануть домой и подальше отсюда было ну очень велико. Взяв себя в руки и несколько раз глубоко вздохнув, я сказал сам себе, что все это только сказки и воет собака в соседней деревне. Сделав напоследок то, что ни один гот не будет, а именно — перекрестился, я двинулся к воротам распахнутым настежь, словно для меня. На кладбище стояла гробовая тишина, а фонарик вскоре несколько раз мигнув, все же сдох. И в свете только одной полной луны мне казалось, что я попал в какую-то сумеречную зону.

— Не дрейфь, Юрка, — сказал я сам себе, — это не первое твое кладбище и, вероятно, не последнее. Чего ты тут не видел? Могилок да крестов? Видел, и не мало. Ничего, Юрка, ты же и ночевал на кладбище, так что бояться нечего. Ага, ночевать-то ночевал, но мать твою, не один!

И тут снова раздался вой. Причем, как-то совсем рядом. Я икнул и осмотрелся по сторонам. Как ни крути, а здесь меня все пугало. Ночь, вой странный, тени, скользящие по крестам, могилки и даже вооон те две светящиеся точки.

«Светящиеся? Э-э-э?!»

Даже не сообразил, когда плюнул на все, и на все насмешки, что ждут меня утром, и на спокойствие истинного гота. Я просто сбросил эту маску, вытаращил глаза и рванул куда попало. Пару раз обо что-то споткнулся, один раз проверил притяжение земли и пропахал ее на коленях и локтях. И то и то сейчас жутко саднило, но мне как-то не до этого было. В панике я забыл, где выход, и, кажется, бежал не туда. Я остановился, пытаясь понять, в какой стороне чертов выход, а где я сам. И тут прямо за моей спиной раздался шорох и щелчок сломанной ветки. Оборачиваться я не стал, просто рванул вперед. Под ноги я в страхе не смотрел, несся, куда глаза глядят, и тут земля как-то резко кончилась, я полетел в пустоту, но, слава Богу, недалеко. Приземлился в лужу от недавно прошедшего дождя и понял, что лежу я в яме, явно заготовленной кому-то под последнее пристанище, а рядом слышны странные шорохи и пыхтение. Я притих и стараюсь дышать через раз -может, пронесет. Ага, как же, пронесло одного такого.

В общем, я увидел силуэт на фоне неба с луной. Это что-то тяжело дышало и водило острозубой мордой из стороны в сторону, а потом завыло и прыгнуло прямо на меня. Не знаю даже, как я не обделался, но орал так, что у самого уши закладывало. И тут мой ор перебил вопрос:

— Чего орешь, блаженный? Шарик, плюнь на него и вылезай, не видишь, парень явно больной. Чего еще от него подхватишь.

Я примолк, а фонарик осветил мое убежище и довольно крупного лохматого пса с добродушным взглядом маньяка, готового зализать до смерти от избытка искренней любви. Откинувшись прямо в лужу, я засмеялся от облегчения, за что меня тут же и постарались зализать до потери сознания.

— Вот точно больной. То бегает, то орет, а то смеется, как псих какой.

Оказалось, что все это время я устраивал эстафеты и бегал по всему кладбищу от местного сторожа Ивана Кузьмича, а проще — дяди Вани. Он привел меня к себе в домик и напоил чаем с медом. Я рассказал ему, что да как, а он долго смеялся, назвал меня дурнем и легковерным.

— Послушай меня, Юрка, в таком виде, как ты сейчас, и вампиров бояться нечего, они сами от тебя инфаркт получат или сами себя загрызут. Так что не дрейфь, тем более, за двадцать лет моей работы я ничего даже близко похожего не видел. Здесь спокойно, как на следующий день после Нового года, так что не боись и иди себе спокойно домой.

На этом мы с ним и распрощались. Любвеобильный Шарик снова попытался зализать меня до смерти, так сказать, на дорожку, и я, взяв у сторожа фонарик, поспешил к выходу.

— Дядя Ваня, я фонарик завтра верну, — уверил я его.

— Не спеши, их у меня много. Ты иди, главное, как я сказал, мимо старого склепа, а то заблудишься.

Я, помахав на прощание, пошел, куда мне и сказали. В свете фонарика увидел полуразваленный склеп. Когда-то это было, правда, довольно красивое строение. Я пригляделся к нему и подошел поближе. Провел пальцем по искрошенной от времени надписи и разобрать смог только пару слов.

— Ищущий — найдет, — прочел я вслух.

— А ты уже нашел, — услышал я за спиной, и в глазах у меня начало темнеть.

Последнее, что я увидел, это совершенно лысого пса с короткими передними лапами, огромной клыкастой пастью и жутко горящими красными глазами. А потом свет потух, и я провалился в темноту.

Мне снилось, что я бегу по кладбищу от лысого клыкастого монстра, в народе называемого, кажется, чупакабра, а сбежать не мог. Он меня все время догоняет, валит, а потом отпускает, дает немного отбежать, а потом все повторяется. И тут ему, видимо, надоело это и, сверкнув клыками, он впивается мне в шею. Я заорал и, проснувшись, подскочил на кровати.

Минут пять немного отдышался, а потом и вовсе задохнулся от увиденного. Я находился в большой комнате, которую освещали всего пара свечей и весело потрескивающий огонь в камине. Окна были завешаны тяжелыми и явно дорогими портьерами, а на стенах висели картины в золотых рамках с поблескивающими в них камнями. У камина стояло глубокое большое кресло с резными подлокотниками, рядом круглый стол из темного дерева, тоже резной. Ну и посередине этого великолепия стояла огромная кровать, на которой я лежал. Сразу понятно — я не дома. Я еще думал, заорать мне или нет, когда с боку кто-то зашевелился и хохотнул. Я медленно повернулся и уставился в охренительные глаза цвета неба.

— Привет, — проговорил обладатель этих потрясающих, красивых глаз, да и все остальное тоже было неплохо.

Мужчина лежал на боку, подперев голову рукой и глядя на меня, длинные темные волосы веером лежали на белых подушках, и, кажется, «стекали» на пол.

«Вот это длина!» — восхитился я про себя.

Незнакомец был совершенно обнажен и сверкал своими прелестями так, что голова кругом шла. Там было от чего круговерть устраивать — тело такое мощное, красивое, состоит из одних литых мускулов, так и хочется коснуться, чтобы пощупать, а вдруг оптический обман или хуже того, мираж.

«Ну что, Юрок, вот и сбылась твоя голубая мечта. Глянь, какой самец около тебя и, судя по его раздетости и готовности, ты ему явно нравишься. Да, да, я гей, а что делать? Вот таким уродился. Даже мама уже смирилась с этим фактом. Да и в готы я поперся только потому, что в парня в одного втюхался, но, вот беда, он был парнем моей подруги. Нуу, он ни в какое сравнение с этим самцом не идет, как дворовая шавка против породистого кобеля».

— Нравлюсь? — хитро улыбаясь и сверкая клыками, спросил он.

— Ага, — брякнул я прежде, чем подумал.

— Это хорошо, а то как-то неохота супруга к семейной жизни принуждать.

— Какого супруга?! — встрепенулся я (это чё, мне опять не свезло?), и незнакомец засмеялся.

— Вот этого, Юра, — и с этими словами он опрокинул меня на спину и впился собственническим поцелуем в губы.

Он оторвался на миг от меня и посмотрел в глаза.

— Юра, я твой супруг и отпускать тебя не собираюсь. Меня зовут Ирван, я вампир, мне полторы тысячи лет. С этого момента ты мой — смирись. Домой ты уже не попадешь, там о тебе никто не помнит, словно ты и не рождался, и горевать никто не будет.

— Стоп, а как же мама? Она не может забыть меня, я ее любимый сын!

— У нее еще двое помимо тебя, и да, она забыла, ты никогда там и не рождался, прими это, — и он снова накрыл мои губы своими, проталкивая свой язык глубже и исследуя все, до чего мог добраться.

В общем, перед его напором я не устоял и, расплывшись под ним лужицей, позволил все, что он хотел. А хотел он много, очень много. В себя пришел от того, что побаливало так конкретно одно лелеемое мной место, а еще кто-то тщательно вылизывал мне лицо.

— Фу, Шарик, — скомандовал мой новоявленный супруг. — Это теперь только я могу делать.

С трудом разлепив глаза, со скрипом во всех мышцах (и даже в тех, о которых не знал) перевернулся на бок и, выругавшись в голос, уставился в морду монстрика, но вот добродушные глаза на ней мне были хорошо знакомы и повадки тоже. Ни дать, ни взять — Шарик, пес сторожа.

«Стоп, так он его так и назвал! Ээээ?!»

— Как ты его назвал?

— Шарик, а что тебя удивляет? А ясно, провел параллели. Ну, да, при желании я могу быть и сторожем дядей Ваней. Я у вас уже 20 лет супруга ищу, а только ты, наконец-то, удосужился прочесть написанное вслух. Без ритуала и ритуальных слов не было бы нашей связи, и в этом мире ты бы никак не смог выжить. А так жив, здоров относительно и отлюблен.

— Ага, отлюблен, причем, качественно так. Задница побаливает.

— Придется пока поаккуратнее в движениях быть.

— Ага, и ходить я в раскоряку буду, благодаря тебе.

— Ой, да ладно возмущаться, будто не понравилось совсем. Что, совсем не понравилось? И это не ты требовал от меня еще и стонал так, что даже Шарик вон краснел?

— Заткнись… я…, но все равно болит. Ты мог и поаккуратнее, Ирван.

— Мог, но ты сам не хотел. Да и у меня вот уже 20 лет никого не было, немного сорвался.

— Не хрена ж себе немного! Ну, ладно.

— Юра, давай я тебя отнесу к камину, там покушаешь, а потом покушаю я.

— Обожрешься. Во мне столько крови нет.

— А мне много и не надо, только пару глотков твоей сладкой крови.

— Когда это кровь успела сладкой стать? Всю жизнь была соленой.

— Твоя для меня слаще меда. Давай, донесу.

— Сам дойду, ножками…

— А кто тебе даст?

Ирван подхватил меня на руки, дошел до кресла и сел, а меня на колени усадил. А потом сам же с ложечки кормил.

«Дожил — сначала на руках таскают, а потом с ложечки кормят. Вот же жизнь странная штука! Хрен поймешь, куда ее вильнет, но чтобы вот так круто… Этого я ну никак не ждал. Мне еще надо привыкнуть к мысли, что я никого из близких больше не увижу, и меня даже не помнят, словно меня и не было никогда. К такому сложно привыкнуть, и смириться сложно, но выхода у меня все равно нет. Эх, как же ты вляпался, Юрка! Маму надо было слушать, но ведь не слушать намного веселее. А может, не так все и плохо? Особенно если смотреть на этого вампира. Хах, мечта гота в действии».

***

Эх, не ищите, люди, неприятностей на свою пятую точку, или ей кто-нибудь обеспечит веселые игры, сам рад не будешь, а сбежать не захочешь.

Вот хрен ее знает, то ли мне повезло, то ли нет.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Маленькая М     17 мая 2013 23:38   18 мая 2013 02:46

Прикольно)) Спасибо!

catlsa     17 мая 2013 23:46   18 мая 2013 02:46

Ахах! Да пожалуйста)))

Страница сгенерирована за 0,008 секунд