Поиск
Обновления

22 октября 2017 обновлены ориджиналы:

23:55   Багровая луна

22:19   Новый мир. История одной любви

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис

18:17   M. A. D. E.

все ориджиналы

Только одна ночь. - Глава 1  

Жанры:
Романтика, Слэш (яой), Фэнтези
Герои:
Оборотни
Место:
Другой мир
Значимые события:
Happy End
Автор:
Светлана Рязанская (cat л.с.а)
Размер:
мини, написано 16 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
R
Обновлен:
16.07.2013 00:25
Описание

В свете солнца ярко сверкнули кольцо в брови и подвеска, знак его рода — оскаленный лис из кровавого камня. Его глаза… Хах! Что ж… Как и всегда, он отлично знал, из-за чего я прихожу, и, как и всегда, затевал одну и ту же игру.

Посвящение

Olie)))

Публикация на других ресурсах

Нет.

Объем работы 29 293 символа, т.е. 16 машинописных страниц

Средний размер главы 29 293 символа, т.е. 16 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 16.07.2013 00:25

Пользователи: 1 читаете, 2 хотите почитать, 1 отложили, 10 прочитали

 

Беты (редакторы): Ехидная Зараза

Комментарий автора ориджинала Светлана Рязанская (cat л.с.а)

Часть 1.

POV. Эдгард, герцог Сторэл, предводитель племени Волков.

— Самуэль, ты договорился о покупке того жеребца, о котором мы на днях говорили?

— Да монсеньор. Вчера мы обговорили условия сделки и пришли к обоюдному согласию. Но…

— Что еще за «но» такое, Самуэль?

— Сегодня он мне прислал записку с плохой новостью. Вчера вечером жеребца перекупили за более весомую сумму. Вдвое больше, чем предложенная нами.

Я вскочил со стула и навис над своим управляющим, гневно сжимая кулаки и порыкивая.

— Это он?

О, мы оба хорошо знали, кто такой этот ОН.

-Да, он, мой господин.

-Преисподняя! Ладно, мы еще посмотрим, кто кого. Чертов прохвост и лис. Прикажи оседлать Тумана, я верну себе то, что должно быть моим.

-Господин… стоит ли?

— Стоит, иначе этот выскочка так и будет крутиться у меня в ногах и перебегать дорогу.

Поклонившись, управляющий покинул мой кабинет, а я в гневе выругался и заставил себя успокоиться. Я хорошо помню, как впервые увидел это, язык не поворачивался назвать его вожаком рода. В тот день небо было хмурое, затянутое тяжелыми серыми тучами. Только-только кончился дождик, правда, осталась легкая изморось. Настроение у меня было омерзительным и колючим. Заморыш попал под горячую руку. Для меня тогда мало значили чувства других людей, к тому же такого невзрачного незнакомца. В свои шестнадцать Лисенок был мелким, щуплым, что, того и гляди, костями кого проткнет, и страшненьким, аж жуть. Старая, толстая книга в руках, а пальцы что у птички, кожа на костях да когти, и как он только мог удержать эту книжицу. Лицо бледное, покрыто какой-то сыпью, и глаза тусклые и безжизненные. Урод, одним словом. Оборотни вообще отличались красотой, а лисы, к коим он и относился, так вообще рыжие шельмы, которых так и хотелось уложить на спину и любить до полного изнеможения. Этого же хотелось из-за гуманных целей добить, чтоб не мучился.

Так, помню, я ему и сказал тогда, а все остальные посмеялись. Да какой он, к черту, оборотень? Он же убежал с ревом, как девчонка. Правда, пока бежал, упал прямо в грязь лицом. Ржач стоял такой, что деревья тряслись. Я решил довершить начатое и, подойдя, спросил.

— Удобно? Ну, правильно, свинья всегда грязь найдет. Да только ты и на нее не тянешь, до того костлявый.

В то лето мы еще не раз подшутили над ним, нам было весело, ему вряд ли. Травля продолжалась ровно до той поры, пока Облезлый лис, как мы его прозвали, не уехал. С того момента снова потекли скучные дни. Я забыл про него уже через три дня, даже имя его забыл, пока три года спустя на балу в честь венчания императора не объявили — глава дома Лис Элессис Огненный с женихом змеем Ширром Ночным. Я тогда поднял глаза и замер. На ступеньках в полумаске стояло что-то неземное и прекрасное, таких существ еще не создавала природа. Огненные волосы с черными прядями вились крупными кольцами до узких, затянутых в зеленый шелк бедер. Голубые льдистые глаза выжигали на мне клеймо, и я не мог отвести взгляда от столь прекрасного лица. Изящный прямой нос, высокие скулы и едва заметный шрам пересекал одну идеальную бровь, рядом с ней переливалось всеми цветами радуги колечко сережки из редкого и дорогого камня. Я забыл, как дышать, смотрел в его глаза и тонул, тонул, пока не увидел в них усмешку. Его идеальное лицо так и осталось невозмутимым, а вот глаза словно жили своей жизнью, и в них я видел насмешку, презрение и ненависть. Как жаль, но, кажется… мой удел быть ему врагом.

С того дня он раз за разом рушил мои планы. Он перехватывал все, что мне хотелось бы иметь для себя. Даже если ему это, по сути, не нужно, он просто брал. Чертов лис желал меня уничтожить. Похоже, он не забыл прошлого и желал отомстить за все обиды. А вот в этот раз уже перебор. Право слово, что за детский сад. Затих почти на два года, а стоило мне объявить о помолвке, появился и этот шельмец. И не просто появился, а уже и гадость успел сделать. Но на сей раз это так просто не сойдет ему с рук. Сегодня я намерен все выяснить или вызову его на дуэль. Так или иначе, но я покончу с глупыми играми, мы уже не дети.

До поместья лиса добрался за час. Отдав Тумана конюху, я почти взлетел на ступени и поднял руку, готовый постучать молоточком, но замер, сердце как-то странно ухало в груди. Так было всегда, стоило мне приблизиться к нему, словно я чего-то хотел или ждал. Но за все это время так и не смог понять, что именно. Возможно, в нем было что-то такое, из-за чего хотелось им владеть безраздельно и навсегда. Этот чертов лис, который желал моей крови, мечтал отомстить и уничтожить за юношеские глупые обиды, теперь он стал моим наваждением, желанной добычей, но… он мой враг, а все остальное лишь моя глупость.

Удар в дверь получился громким и решительным. Не прошло и минуты, как ее мне открыли и на меня посмотрели холодные и решительные глаза дворецкого. Этот старый лис был предан хозяину, как пес.

— Милорд Эдгард, — лис поклонился, — господин ждет вас.

Значит, все же действительно ждал моего прихода? Вот же хитрая бестия.

— Следуйте за мной, Милорд.

Я шел за дворецким, глядя в его спину. Она была настолько прямая, словно он аршин проглотил. Этот лис никому и никогда не покажет своей сути, но я знал, чувствовал, если что, за своего господина он будет рвать голыми руками со всей жестокостью.

Мы подошли к высоким двустворчатым дверям, и дворецкий приоткрыл для меня дверь, а когда я проходил мимо, подтвердил все мои догадки, тихо прошептав на ухо:

— Тронете его хоть пальцем и никогда этих стен не покинете.

На считанные секунды я узрел невероятные кары в его глазах, но лишь на миг, а потом он стал вновь невозмутимым и, холодно улыбнувшись, проговорил:

— Я принесу чай, мой Господин.

— Спасибо, Изукель, ты читаешь мои мысли, — раздалось из глубины кабинета, и я наконец-то обратил свой взор на того, к кому и пришел.

Он стоял рядом с окном в лучах яркого света, который струился по его волосам, делая их подобными пламени, что стекало потоком по спине и ложилось на узкие бедра. Черный костюм из тонкой кожи сидел на нем, как влитой, повторяя все изгибы тела. Чертовски красив.

Как только дверь за моей спиной закрылась, он соизволил обернуться и впился в меня своими невероятными небесными глазами.

— Что привело Вас ко мне, Эдгард, герцог Сторэл? Чем обязан такой чести? — начал он свою игру, и я тихо усмехнулся.

В свете солнца ярко сверкнули кольцо в брови и подвеска, знак его рода — оскаленный лис из кровавого камня. Его глаза… Хах! Что ж… Как и всегда, он отлично знал, из-за чего я прихожу, и, как и всегда, затевал одну и ту же игру. Этот холодный блеск в голубых глазах и улыбка, заставляющая замерзать сердце, и эти спокойные изящные движения. Как же хорошо мне все это знакомо и как же хочется его сломать и заставить чувства отразиться в глазах, улыбку потеплеть, а движения хоть на миг утерять свое изящество, как тогда, в тот самый день. Больше всего хочу снять с него маску, которой он отгородился от меня, потому что ненавижу ее больше всего. Лишь однажды я видел его настоящим… хотя нет, я скорее чувствовал его настоящим. Элессис… хочу вновь испытать то, что и тогда. Этот Эл мне не нравился, он словно был мертвым изнутри, а тогда был истинный рыжий плут.

***

В тот день я был раздражен. Мне сообщили, что Эл уезжает в свои земли. У меня отнимали любимую игрушку, а значит, будет скучно, очень скучно. Раздраженный, я пил весь вечер, а потом направился в запретный дом, что на красных улицах. Меня встретили в дверях радушно, пригласив внутрь. Еще б они не были радушны, ведь это я считался благодетелем сего заведения.

Приходя сюда, был уверен, меня обслужат по высшему разряду, и даже вино будет лучшим из лучших. Но в тот день я был нетерпелив. К тому же пить мне уже не хотелось, во мне было достаточно градусов. Поэтому я сразу потребовал комнату и развлечение. Мое слово здесь сродни закону, и вот я был в комнате, сидел в удобном кресле и в нетерпении постукивал пальцами по подлокотнику. Свет в комнате почти отсутствовал, лишь пара свечей с извивающимися язычками пламени. Они словно танцевали, вторя той музыке, что громко доносилась снизу. Боковая дверь приоткрылась, и в комнату проскользнул тот, кого я снял на этот вечер. Его движения напоминали мне эти самые языки пламени, когда он извивался под музыку. Длинные волосы струились по спине и словно обнимали полуобнаженное тело танцора. Изящные руки с длинными пальцами скользили по телу, оглаживая то, к чему хотел прикоснуться я сам. Он извивался так, словно и не имел костей, приостанавливался, кидал на меня взгляд сквозь прорези маски и снова продолжал сводить меня с ума. Впервые я хотел так сильно того, кого снял в этом доме греха и удовольствия. Сорвав с себя рубашку, я поманил его к себе, и он подошел. Мои движения не отличались нежностью. Я просто схватил его за руку и дернул на себя, так что ему пришлось оседлать мои бедра.

Его тело было великолепным, ни грамма лишнего, лишь одни мышцы. Да. Как бы худощав он ни был, а мышцы в наличии имелись. С кресла на кровать мы переместились очень быстро. Одежды лишились еще быстрее. Единственное, что он так и не дал мне сорвать, это маску. И я решил, хочет, так пусть останется. Это неважно, сейчас я просто хотел его и все.

Его тело почти пело под моими руками, а хриплое дыхание со стонами ласкало слух. Впервые мне было важно не просто получить удовольствие, а дать его ему. Мы занимались любовью всю ночь, а он просил еще и еще, а перед рассветом сам оседлал мои бедра, опускаясь на мою плоть. Солнце стало пробиваться сквозь занавешенные шторы, и в этих лучах мой любовник был прекрасен, как что-то эфемерное. Он, закусив губу, отклонился назад и самозабвенно насаживался на мой член. Его грудь тяжело вздымалась, а по коже скользили маленькие капельки пота. Длинные волосы щекотали мои ноги и живот, но все, что я видел, это он, все, что чувствовал, удовольствие, невероятно сильное, впервые что-то подобное испытывал. Я хотел всего его. Не желал отпускать, с этой ночи он был только мой, и никто больше не коснется его плоти, только лишь я имею на это право.

«Мой. Мой. Мой!»

Все, что мне нужно было, это выкупить его, и это совсем не проблема. Я уснул, сжимая свою находку так крепко, как только мог, но проснулся все равно один. Его рядом не было, он ушел. Впрочем, не беда, это легко решить.

Одевшись, я отыскал хозяина и потребовал того, кто был со мной в эту ночь. Ответ мне не понравился. Хозяин не знал того, кто это был. Незнакомец перехватил того парня, что ко мне послали, чем-то опоил его, да так, что тот лишь утром очнулся. Незнакомец добровольно занял место «игрушки».

Сколько я ни тряс их, никто ничего не знал. Никто не видел лица пришедшего. С той поры я не скучал, искал, но никого так и не нашел. Никто не видел незнакомца в маске входящим, и никто не видел выходящим. Вот так я и утерял того, кого желал всецело.

Три года спустя на балу-маскараде объявили о пришедших — глава дома Лис Элессис Огненный с женихом Змеем Ширром Ночным. В ярком свете я узрел видение, сотканное из пламени огня. В брови сверкнул камень и тут же был отражен в подвеске с кроваво-красным лисом, и меня как током прошило… перед глазами так и встала картина — вот он оседлал мои бедра, маска скрывает его лицо, но призывно влажные губы приоткрыты. Он опускается на мою плоть, впуская меня в себя. Закусывает губу и, чуть качнувшись, отклоняется назад, луч, воровато проникнув сквозь задернутые шторы, отражается на кроваво-красном камне. И он словно горит в языках пламени, так прекрасен и желанен.

Я, не веря сам себе, уставился туда и, не глядя на своего спутника, спросил:

— Что за подвеска на его шее?

— Это? Это «Огненный Лис», знак рода. Больше таких нет.

«Нет? Нет…»

Вот она, ирония. Столько лет я искал того, для кого теперь был просто врагом. Вот она, моя кара.

***

Из воспоминаний меня вывел смешок.

— Так что привело тебя ко мне? Неужто пришел постоять и помолчать в моем кабинете? Мог сделать это и в своем.

— Нет… — начал я и замолк на мгновение. — Ты снова ставишь мне палки в колеса. Зачем тебе тот жеребец?

— Глупый вопрос. Чтобы был.

— Но зачем? Ты пытаешься отнять у меня все, чего бы я ни захотел. Почему?

— А ты не знаешь?

— Признаться, нет.

— А если подумать…

— И все же. Месть?

— Месть? Не смеши меня. Когда поймешь, возвращайся. А пока покорнейше прошу извинить меня. Я собираюсь прокатиться на ночь. Да! Думай быстрее, завтра мое бракосочетание, и мне будет уже не до тебя.

Он вышел, а я так и остался стоять в его кабинете. Голову просто разрывало от мыслей.

«Почему?»

Часть 2.

Четырнадцать лет назад:

— Папа, он такой красивый -, шептал семилетний малыш. — А можно его погладить?

Огромные голубые глаза смотрели на отца с надеждой и немым обожанием.

— Хорошо, но будь осторожен. Жеребец еще диковат.

Малыш взвился и потянул руку вперед, гнедой заржал, но позволил себя коснуться, дунув в маленькую ладошку. Ребенок засмеялся и, осмелев, залез на шаткий забор загона, вплетая свои пальчики в гриву животного и прижимаясь к морде лицом.

— Видно, в крови у тебя это. Даже дикие тебя любят и тянутся навстречу. Эл, пойдем домой, кушать уже пора. Ну же, сынок, ты увидишься с ним завтра.

Элу совсем не хотелось покидать нового друга, и он все время оборачивался и иной раз махал ему ручкой. Отец заметил это и, присев перед сыном на корточки, обхватил маленькое личико руками и строго сказал:

— Эл, обещай мне, что ты не пойдешь к Ветру один и не попытаешься покататься.

— Но, папочка, я же умею. Я хорошо держусь в седле, правда-правда.

— Ветер это тебе не кроткая Ромашка, он еще дикий, если что-то его напугает, сбросит седока легко.

Все запретное лишь сильнее манит к себе. Естественно, малыш считал себя достаточно большим и ничего не боялся. Он пробрался в конюшню рано утром, когда еще все спали. Забрался на жеребца с ворот денника и, прижавшись к шее так понравившегося ему животного, послал того вперед.

Сначала Ветер шел ровным шагом и был послушен, но стоило им выехать к кромке леса, жеребец почувствовал свободу и понесся вперед, подобно той стихии, именем которой и был назван. Эл припал к шее и вцепился в шею жеребца, стараясь удержаться как мог. Чувство полета ему нравилось и он подставлял лицо навстречу ветру.

Солнце уже ярко светило, когда на дорогу выбежал огромный волк и конь встал сначала на дыбы, а потом, быстро развернувшись, ударил животное задними копытами. Перепуганный Эл этого никак не ожидал и перелетел через голову Ветра, неловко упав на правую ногу. Раздался хруст, и боль пронзила почти до бедра. Эл не сдержался и заплакал. Ветер рядом сражался в волками, стараясь отогнать их от юного хозяина. В нескольких местах на черной шкуре блестела кровь. От запаха крови звери лишь еще сильнее ярились и еще решительнее бросались в бой.

В тот момент, когда один из волков решил сменить дичь и напасть на Эла, и появился тот самый незнакомый мальчик. Для Эла он был словно ожившая мечта. Сильный, ловкий и храбрый. Каждая из выпущенных им стрел находила свою цель. И вот уже волки лежат мертвыми, а парень пытается успокоить жеребца. С трудом привязав того к дереву, он направился к плачущему Элу.

— Что с ногой? — спросил он, присаживаясь на корточки.

— Больно, — только и смог вымолвить малыш и вновь разревелся.

— Не плачь, дай посмотрю, что там у тебя. Кстати, меня зовут Эд. А тебя?

— Эл, — малыш хлюпнул носом и через силу улыбнулся.

— У нас имена на одну букву, это знак. Я просто должен тебе помочь. Ты же такой храбрый малыш, почти не испугался.

— Я плакал…

— Это ничего, что плакал, это просто от боли, но ты сильный и больше плакать не будешь. Правда?

— Угу, — Эл кивнул новому другу.

Он всегда легко тянулся к новым друзьям и проникался всем сердцем.

Эл пытался не вздрагивать и перестать плакать, когда прохладные пальцы ощупывали ногу. Эд, подбадривая, улыбался и бинтовал ногу, разорвав свою рубашку на лоскуты, надрезав ножом.

— Ну вот, на время сойдет, но тебя бы домой нужно. Где живешь?

— Там, — Эл махнул рукой в направление дома.

— Ясно, ты лисенок. Вот только проблема, я тебя не подниму на коня, придется по-другому.

Повернувшись к нему спиной и садясь на корточки, Эд посмотрел через плечо, улыбнулся и сказал:

— Обними меня за шею руками и за пояс ногами, я понесу тебя.

— Я боюсь, тебе тяжело будет.

— Не бойся. Я подарю тебе волшебный камень, он от всего убережет. Честно.

Эд вынул одну серьгу из уха и вложил в ладошку.

— Смотри, какой красивый, всеми цветами радуги переливается.

— И правда, — несмотря на боль, Эл просто засиял и, сжав ладонь, прижал ее к себе. — Я буду всегда хранить.

— Вот и хорошо. Цепляйся.

Эду хоть и было тяжело в свои двенадцать лет нести такую ношу, но он упрямо шел вперед, придерживая Лисенка под бедра.

— Знаешь, — зашептал Эл ему на ухо. — Когда я подрасту, то обязательно ты станешь моим супругом.

— Договорились, Эл.

Эд нес его долго, пока на их пути не возникли всадники. Один мужчина спрыгнул с коня и подхватил вяло сопротивляющегося Эла на руки. Он взволнованно стал его осматривать, а малыш все пытался дотянуться до Эда.

— Эд? — звал он.

— Встретимся, когда подрастешь.

— Эд?! Нет, хочу к Эду!

POV. Элессис Огненный.

Я резко подскочил на кровати, пытаясь отдышаться. Как же давно мне не снился этот сон из прошлого. Можно ли любить кого-то, несмотря ни на что, забыв все обиды, вычеркнув их из памяти, и поменять лишь одно хорошее мгновение, можно? Как видно да, можно. Я так давно люблю этого глупца, а он все позабыл.

Прижав руку к лицу, я кончиками пальцев коснулся камня в брови… его подарок… его.

— Черт тебя дери, неужели так сложно вспомнить.

Я накрылся с головой свернувшись калачиком и закрыл глаза. Вставать не хотелось. Сегодня день моей свадьбы…

Часть 3.

Поместье Стаунхарт, центральная обитель племени Волков:

Всю ночь волк не спал и думал, много думал. Самуэль несколько раз порывался войти в кабинет, стучался, но натыкался на молчание. Дверь ему так и не открыли, просто потому что погруженный в свои мысли Эд не заметил деликатного стука и негромкой просьбы поговорить.

Перед волком на столе стояла начатая бутылка вина и наполненный бокал, но он так и не прикоснулся к спиртному, лишь все это время буравил взглядом темно-красную жидкость, словно там мог найти ответы на мучающие его вопросы, а их у него было очень много. Вот только ответов как не было, так и нет.

Как же все глупо. Детские глупости и его дурной характер вылились в такой кошмар.

» Я так долго искал того, кто захватил собой все мои мысли, и так и не смог понять, что это был Лисенок. Почему, почему я не смог поймать тот миг, когда из неуклюжего, болезненного недоразумения Эл стал прекрасным, дивным видением? Я все еще так хорошо помню тот миг, когда он отдал мне себя в лучах утреннего рассвета. Он был так невероятен».

И все же Эд так и не смог понять, в чем причина поведения лиса? Почему он решил заменить собой игрушку? Почему пошел на это? В чем причина всей этой игры? Раньше Эд думал, что причина в обидах и в желании за них отомстить. Нет, это было бы нормально. Он понимал, что причинил немало боли лису раньше и вел себя часто по-скотски. Но юность прошла, и Эд изменился. Только теперь он не знал, чего хотел, он не понимал своих желаний. Но все же те действия, то, что Лис отдал себя, ему никак не хотели помещаться в схему.

Эл всегда гордо говорил, что настоящий мужчина не должен разменивать себя на мелкие интрижки и только по-настоящему любя, можно подарить себя кому-то полностью. И вдруг вот это…

Не играл в ту ночь Лис, волк это понимал, не играл, он был полностью открыт и настоящим. Именно тогда он открылся полностью и…

«Если я встречу того, кого полюблю, я не буду таиться от него и открыто вручу себя ему. В любви нет ничего постыдного, если она настоящая. Ты же, волк, не сможешь увидеть ее, даже если она отвесит тебе пинка» — эти горячие и эмоциональные слова, сказанные с обидой на очередную издевку, всплыли в памяти Эда и заставили того вздрогнуть.

Да, в то время юный волк не отличался постоянством и менял партнеров одного за другим. И при этом он никогда не упускал возможность посмеяться над наивными рассуждениями Эла.

«А наивными ли? Он говорил, что отдаст себя полностью именно тому, кого полюбит. Отдаст… Полностью… Боги! Так он и отдал!»

Эд поднялся из кресла, покачнувшись, и резко дернул портьеру, заставляя её отъехать в сторону. В комнату ворвался яркий свет, заставив мужчину поморщиться и чуть отступить. Солнце уже было высоко.

«Сколько же сейчас времени? Сколько я здесь просидел, играя в тупого… — Эд резко оборвал свои мысли и вздрогнул всем телом. — Свадьба! Я должен ее остановить. Он мой! Мой мелкий Лисенок! Никакой чешуйчатый змеиный гад не получит его! «

Эд рванул к дверям и резко распахнул их, напрочь позабыв, что те были закрыты на замок. Послышался скрежет, и под ноги посыпались куски дерева, но Волк этого и не заметил, просто перешагнул и громко крикнул:

— Самуэль!

Тот вырос перед своим хозяином словно из ниоткуда. Поклонившись, Самуэль посмотрел решительно в глаза волка:

— Что желает мой господин?

— Седлай Тумана, у меня нет времени, так что делай это быстро.

— Слушаюсь, мой Господин. Но, если позволите, вам надо мчаться, словно ветер, обряд начнется менее чем через два часа.

— Откуда ты… Хотя, не важно.

— Все просто, господин, нет того, чего бы я не сделал для вас, а знать такие мелочи — это пустяки. Спешите, Ваша Светлость.

POV. Эдгард, герцог Сторэл, предводитель племени Волков.

Туман почти стелился по земле, а мне казалось, что время проскальзывает, как вода утекает сквозь пальцы. Мы все равно слишком медленно двигались. Никогда я еще не боялся так сильно просто не успеть. И куда только делся тот вечно уверенный в себе, спокойный и холодный предводитель огромного племени? Боги! Я дрожал, как глупый щенок, только что открывший свои глаза. Сердце вот-вот готово было выскочить из моей груди, пробившись через ребра и мышцы. Я должен успеть или никогда не смогу себе простить того, к чему приведет моя тупоголовость.

Я ворвался в двор поместья Эла и на ходу соскочил с Тумана, бегом миновал расстояние до дверей и громко постучал молоточком. Дверь открыл пожилой лис и, смерив взглядом мой расхристанный вид, холодно спросил:

— Что изволит Господин? Цель его визита?

— Доложи своему хозяину, что к нему — Эдгард, герцог Сторэл, по личному делу.

— Сожалею, но молодой господин не сможет вас принять. Сейчас он занят. Господин Элессис внезапно перенес обряд на два часа раньше, он уже в храме двух светил, и обряд начался. Зайдите по вашему вопросу завтра.

Лис еще что-то говорил, но я его уже не слушал, все во мне просто орало от гнева. Я опоздал, я идиот, который упустил единственного, кого любил многие годы! Нет! Он не может! Он мой, только мой! Никто не может получить моего Эла! Убью любого!

Громкое рычание вырвалось из моего горла, и глаза заволокло на миг дымкой, зрение поменялось, и я увидел глазами волка. Отросшие когти пропороли ладонь, но я уже не чувствовал боли, зверь во мне с ревом бился о внутренние барьеры, желая выйти и устремиться за своим избранником. Клыки ныли так, что челюсть сводило, инстинкты требовали поставить метки на лиса.

«Он мой! РРРРР! Убью!»

Впервые я терял контроль над своим зверем, он желал выйти, и я с трудом подавил его, но когти, зрение и клыки так и не смог убрать.

Туман ткнулся мне в плечо и заржал. Он прав, пора спешить. Обряд длится час с небольшим, я еще успею.

Путь до храма казался мне настоящей пыткой, растянувшейся в вечности. Когда я увидел огромное строение, волк во мне вновь зарычал и, да простят меня боги, я прямо на коне устремился в храм, плевать мне было на все. Сейчас у меня было две цели — сдержать бешенство волка, чтобы он не напал на того, кто посмел покуситься на мое, и забрать своего лисенка.

На вскрики гостей и обморочных дам я внимание и не обратил, просто смотрел в глаза своего избранника и дурел от одного только взгляда. Я остановил Тумана прямо у ступеней на возвышение, где стояли статуи Богов и, клянусь всем, на миг мне показалось, что глаза всевидящих как-то задорно блеснули и засветились ярче, чем всегда.

— Что ты делаешь, дитя? Как можно на коне в храм Богов наших?

Служитель еще что-то говорил, а я его и не слушал, только узрел, что на моем лисенке все еще нет брачных меток, а значит, я успел. Волк во мне наскочил на внутренние щиты и завыл. Он требовал свое. Так не будем ему в этом отказывать.

Змея я удостоил лишь беглым взглядом, и тот даже не успел среагировать, когда я поймал Эла за руку и резко дернул на себя, срывая плащ. Клыки вновь заныли, челюсть свело. Мой! Все ахнули, когда я погрузил клыки в плечо Лиса, ставя свою брачную метку на нем. Эл в моих руках задрожал, и его ладонь легла мне на затылок, зарываясь в волосы. Волк во мне ликовал, когда почувствовал ответный укус. Союз бы заключен, и пусть все недовольные им катятся в недра огненной геенны.

Отстранившись, я поймал его губы, смешивая нашу кровь, и раздался мелодичный звон, знак, что Боги приняли и одобрили наш союз. Висок опалило огнем, но такой пустяк, как мимолетная боль, не мог остудить нашего пыла. Кровь так и кипела в жилах, проносилась с ревом по венам, но волк во мне наконец-то был сыт и доволен, он получил все, чего желал, как и я сам. Мой Лисенок, только мой! Мы смогли прервать поцелуй лишь тогда, когда храмовник нетерпеливо попросил нас придержать страсть до того момента, пока мы не останемся одни.

Я окинул взглядом невозмутимое лицо змея, его холодные, льдистые глаза были прищурены и опасно блестели.

— Хочешь оспорить этот союз, змей? Я почту за честь сразиться за него в любое время.

На миг эмоции проскользнули на лице бывшего жениха, и это была не злость — уважение, и он все так же холодно сказал:

— Кто я такой, чтобы противиться решению богов? Но… мы еще встретимся, волк, и я не забуду того, что было сегодня. Мы, змеи, копим долги, а потом предъявляем.

Я усмехнулся. О, ни на миг я не усомнился в его словах, мне еще все это припомнят, но то будет потом.

— Я буду ждать, змей, этой чести. А теперь мне надо кое-что наверстать.

Закинув удивленного Эла на плечо, я запрыгнул в седло и, развернув коня, намотал поводья на луку, мне нужны были обе руки, что бы мое чудо не смогло сбежать ненароком. Лис был усажен передо мной, и, сжав бока Тумана ногами, я послал того вперед. Упасть я не боялся, всех волков еще с детства учат править боевыми жеребцами только с помощью ног, руки в бою заняты другим.

Я гнал Тумана вперед на огромной скорости, подальше от тех, кто еще мог попытаться отнять у меня Эла. Впрочем, этого бы я им не позволил. Он мой! И все тут. Остановил жеребца, лишь когда оказался на территории своих земель.

Мы сошли с коня и уставились оба в никуда. Похоже, ни он, ни я не знали, как начать наш разговор. Молчание затягивалось и било по нервам. Пора было прервать эту тишину. Я уже открыл рот, собираясь сказать хоть что-то, но Элессис меня опередил.

— Как символично, ведь именно здесь я впервые встретил тебя, Эд.

— Нет, мы встретил… — я оборвал себя, в памяти что-то всколыхнулось.

— Нет! Только не говори мне, что ты так ничего и не вспомнил?! Ты неисправим, и память у тебя короткая! — вспылил Лис. Постучав пальцем по проколотой брови, он продолжил. — Ты что, даже собственную серьгу узнать не можешь? Ты мне ее подарил вот прямо здесь на этом месте, глядя в глаза мелкому, испуганному лисенку.

Память наконец-то дала о себе знать, и перед глазами всплыл тот самый момент. Я заглядываю в заплаканные глаза малыша и все равно восхищаюсь. Ему больно, это видно, но он держится и беспокоится о том, что мне будет тяжело его нести.

***

— Я боюсь, тебе тяжело будет, — волновался лисенок.

— Не бойся. Я подарю тебе волшебный камень, он от всего убережет. Честно.

Я вынул одну серьгу из уха и вложил в маленькую ладошку, взъерошив волосы паренька.

— Смотри, какой красивый, всеми цветами радуги переливается.

— И правда, — несмотря на боль, Эл просто засиял и, сжав ладонь, прижал ее к себе. — Я буду всегда хранить.

Его улыбка в тот день, вот такая сквозь слезы, она покорила меня.

— Вот и хорошо. Цепляйся.

Я нес малыша, чуть пригибаясь под его весом.

— Знаешь, — зашептал Эл мне на ухо, обдавая горячим дыханием. — Когда я подрасту, то обязательно ты станешь моим супругом.

— Договорились, Эл.

«Волк и Лис, вот же странная пара, — подумалось мне тогда, — почти как кошка и собака».

Я нес его долго, пока на пути не возникли всадники. Один мужчина спрыгнул с коня и подхватил вяло сопротивляющегося Эла на руки. Он взволнованно стал его осматривать, а малыш все пытался дотянуться до меня.

— Эд? — звал он.

— Встретимся, когда подрастешь.

Ведь я ему это пообещал.

— Эд?! Нет, хочу к Эду!

Они уехали, а я побрел назад, домой, но в памяти еще долго после оставался образ маленького лиса. Почему-то он никак не хотел меня покидать.

***

Вынырнув из воспоминаний, я посмотрел на супруга, да, теперь уже супруга. Мой!

— Видно, это все же судьба, Эл. Нам предначертано Богами быть вместе.

— А как же твой жених волк?

— А что он? Этот брак ему навязывали, так что будет лишь счастлив. Эл, ты любишь меня?

Не знаю, почему, но его ответ был мне важен именно сейчас, хоть я и знал его заранее.

— Глупый вопрос. Я бы не пришел к тебе в ту ночь, если бы не любил. Нет, правда, глупый вопрос.

Я расплылся в улыбке и прижал к себе хмурого Эла, вдыхая его особенный запах… родной.

— Знаю, но мне важен был твой ответ. Я хотел услышать его именно от тебя.

— Услышал?

— Да.

— Доволен?

— Да.

— Глупый.

— Возможно.

Возможно, мы сошли с ума, но наше безумие вечно. Именно столько я буду его любить.

*Конец.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Маленькая М     16 июля 2013 09:29   17 июля 2013 00:32

Спасибо большое очень понравилось)

catlsa     16 июля 2013 21:32   17 июля 2013 00:32

Спасибо))) Прыыыяяятнооо))))

Страница сгенерирована за 0,010 секунд