Поиск
Обновления

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис

18:17   M. A. D. E.

28 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

12:32   Новый мир. История одной любви

22 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

16:42   Занимательная геометрия

все ориджиналы

Ночь красной луны 4: Низвергнутый с небес. - Глава 1  

Жанры:
Слэш (яой), Фэнтези
Герои:
Ангелы, Оборотни
Значимые события:
Happy End
Автор:
Светлана Рязанская (cat л.с.а)
Размер:
планируется мини, написано 5 страниц, 1 часть
Статус:
в процессе написания
Рейтинг:
NC-17
Обновлен:
11.05.2013 21:57
Описание

Описание:

Белый мех почти сливался со снегом, глаза грозно сверкали в предупреждение, но он завораживал меня, и я несмело пошел к нему. Он зарычал и оскалился, а потом принюхался и тяжело вздохнул. Я видел, как расслабилось огромное тело, как тяжело приподнимается грудь. Холодный ветер шевелил мех, словно перебирал его. Животное было поистине прекрасным существом.

Публикация на других ресурсах

Нет.

Комментарий автора

Примечания автора:

Продолжение к серии рассказов:

1.Ночь красной луны. — http://ficbook.net/readfic/230 958

2.Ночь красной луны 2: мой враг. — http://ficbook.net/readfic/235 855

3.Ночь красной луны 3: Ух, ты, какие зубки! — http://ficbook.net/readfic/250 995

Главы публикуются в среднем каждые 1623 дня, 12 минут

Объем работы 9 390 символов, т.е. 5 машинописных страниц

Средний размер главы 9 390 символов, т.е. 5 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 11.05.2013 21:57

Пользователи: 5 читаете, 6 хотите почитать, 1 отложили, 2 прочитали

 

Пролог.

— Низвергнут ты будешь с небес, ибо нарушил законы Царства моего. С этого мгновения и до скончания времен закрыт тебе путь домой, ангел Гавриил. Я лишаю тебя твоих крыльев и вечной жизни. Мой приговор тебе: рождаться среди людей и помнить вечно, чего лишился ты, поддавшись собственной похоти. Да будет так. Прощай, мое дитя.

— Нет, отец! Я умоляю тебя!

— Не умоляй, мое дитя, так надо, ты поймешь все потом, когда придет время, а пока удел твой — страдание.

Ангелы, братья мои и соратники, те, с кем я шел плечом к плечу и омывался кровью наших врагов-демонов, окружили меня со всех сторон и их руки легли на основание моих крыл. Небеса потонули в крике боли, что вырвался из моего горла, когда плоть мою разрывали они, отнимая само величие любого ангела — его крылья. Я чувствовал, как по спине стекает кровь, а к ногам летят перья, такие чистые и белоснежные, но уже не мои. Оторванные крылья растворились в руках братьев, а я осел вниз. Больше я не был ангелом, посему нет мне места в доме братьев моих и отца. Небеса отринули меня и я пал на землю, ломая кости и разрывая плоть, умирая, чтобы родиться в мире ненавистных мне людей обычным человеком, как пожелал и повелел отец мой, ибо воля его закон, как на небе, так и на земле.

Так я был свергнут с небес на грешную землю, где бродили те, кого презирало мое сердце и отрицала вся моя сущность — люди. Мой удел рождаться среди этих обезьян, тех, кто до конца никогда не верил в отца и крылатых детей его, тех, кто вспоминает о нас лишь в те минуты, когда им это нужно, тех, кто, даже молясь, совершает один из смертных грехов.

Люди… даже в оплоте божьем, в храме его, больше нет веры, и каждый несет лишь ложь. Бога, впрочем, там уже тоже нет. Но отец, в отличие от меня, еще верует в людей и в их души. Он все еще прощает их грехи у предвечных врат и только я не могу принять тех, кто предал мою веру. У меня есть желание мечом вырезать их и огнем опалить их города, но отец прогневался на меня за это желание, за то, что утерял любовь к тем, в кого он еще верует.

Я не мог более видеть в людях то же, что и раньше, ибо она предала меня, и гневу моему не было предела. Отец повелел ангелам любить лишь его и никогда не идти путем людей, дабы на земле не рождались те, кого звали нефилимы, но я не смог избежать и преступил закон небес. Господь мой всегда так тепло говорил о том, как хрупки и нежны люди, как тонка грань их веры и что знают они так ничтожно мало, но при этом так сильно умеют любить и отдавать свои сердца. Я тоже хотел знать, как это отдавать сердце кому-то кроме отца, и стал все чаще смотреть на людей. Они поражали меня своей жаждой знать и любить. Потом среди них я увидел одну, она было прекрасна и пленила мой взор своими чистыми глазами, своими солнечными волосами и дивным голосом.

Я часами наблюдал за ней с небес и слушал, как она поет. Мне казалась, что эта музыка, эти слова лишь для меня одного, но… я ошибался, во всем ошибался. За красотой ее лика и голоса, не заметил черной и черствой души, живущей лишь холодным расчетом.

Я спустился с небес, пришел к ней. Она приняла меня, как своего возлюбленного, как ангела. Я и на миг не скрыл от нее кем являюсь, даже в мыслях моих не врал ей. Отец все видел и прощал нам наш грех, потому что мы любили, но как оказалось любил лишь я. Уйдя из храма отцовского, с его небес, я ступил в мир, где меня уже ждало предательство и, свернувшись кольцом и сжимаясь, подбиралось все ближе и ближе. Но мои глаза видели лишь ее и не замечали более ничего в этом мире хаоса и лжи.

Однажды, мои глаза все же увидели, и меня объяла всепоглощающая ярость. Она сносила все на своем пути, гнев сына небес был неумолим. Во всем виновата она, они… люди. Как смела эта смертная обезьяна предать меня и с кем? С этим мелким исчадием ада, с ничтожным низшим. Она поддалась плотской страсти и похоти обычного инкуба. Глядя мне в глаза, она и тогда лгала, утверждая, что это совсем не то, что предстало моим очам. Это было бы смешным, если бы не было так больно, ибо в тот миг мелкий демон осквернял храм тела ее своей плотью и, улыбаясь мне, смотрел в глаза и продолжал то, на чем и остановился, когда я в шоке не сдержал вскрика от увиденного. Она твердила, что все не так, и продолжала стонать и приподнимать бедра свои ему навстречу. В тот миг я проклял людей и, потеряв веру в них, отвернулся. Мое сердце стало коркой льда с зияющей пустотой внутри. Отец думал, время излечит меня, но оно шло, а я продолжал ненавидеть людей и больше не пытался кому-то из них помочь. Нет, теперь, когда демоны собирали дань из душ, я спокойно наблюдал за ними, за что и был низвергнут с небес на землю.

Все, все из-за нее. Будь проклята ты в веках, Адель.

Глава 1.

Декабрь 2012 г.

Ненавижу этот мир и эту страну, даже ночью мне здесь нет покоя. Улицы переполнены и, создавая вечные пробки, куда-то спешат машины, а в них те, кто бесит меня больше всего, в них люди. Сейчас я тоже ехал в машине, спеша оказаться дома, подальше от этих вездесущих существ. Среди них мне было неуютно.

В детстве я не понимал причину всей этой лютой ненависти к людям, до той поры, пока моя память не проснулась, и я увидел все ясно. В тот миг моя ненависть лишь возросла, превращаясь во что-то огромное и не знающее границ. Я вспомнил все прожитые мной жизни. Ох, как же их было много. И даже тогда продолжал питать к людскому племени лишь ненависть.

Даже себя я презирал, ведь я больше не ангел, я презренная обезьяна, худшее, чем мог стать, я чертов человек. Впрочем, выбор у меня был маленький и, похоронив свою ненависть где-то глубоко внутри, я вновь стал прислушиваться и приглядываться к людям. Кое-что мне все же открылось, люди все разные, да они не без греха, и их жизнь лишь полет мотылька над огнем (так же опасен и коротка), но они стараются прожить ее достойно, пусть и не все. Со временем я научился даже уважать их, но так и не смог снова полюбить.

Казалось, что мое сердце так и осталось там, в храме отца моего, а в груди просто тикают странные часы, отсчитывающие миг до моего нового перерождения.

Сколь часто я уже рождался? Даже не знаю, сбился со счету моих воплощений. И всегда это было именно в этой стране, где познал я предательство и предал сам то, во что когда-то столь неистово верил. Мне скучно в этом мире, в этом времени, и в этом теле. Я устал рождаться. Чего бы мне хотелось так это покоя, вечного покоя, но меня не пустят во врата храма его, там не ждут меня более.

Сейчас мне уже тридцать, а для того, чтобы меня с порога не пытались облапать и в любви не признавались, приходится носить жутко-огромные круглые очки и челку, скрывающую пол-лица. Одежда такая, что и бомж при виде этой красоты заикание получит. Люди либо шарахаются, либо просто не замечают, словно меня и нет вовсе, что мне на руку. Сложно жить в мире людей имея внешность ангела (еще одна моя кара), но все бы ничего, только как же меня бесило это тщедушное тело, я, как ничтожный червь, по сравнению с тем, каким когда-то был.

У меня в этом мире даже есть подруга, которая все время зудит и заставляет ходить с ней в клубы и возражения она не принимает вообще никакие. Зовут ее Катька, она, редкая язва, прицепилась ко мне еще в детском саду, отцепиться от нее не смог. Несмотря на мою вечную хмурость и угрюмость, Катька всегда улыбалась и пыталась рассмешить или хотя бы выдавить из меня улыбку. Вообще-то, ей это удалось. Что-то в ней подкупало и коль на небо мне ход закрыт, то почему бы и не попробовать жить там, где сейчас нахожусь.

Должен сказать, что лет до семнадцати я напоминал гадкого утенка из детской сказки, без слез и не взглянешь. Только и было красивого во мне одни глаза и все. Они яркие, синие — это глаза ангела, в них наша сущность и сила. За годы жизни я уже привык, что все смотрят на меня не скрывая жалости и не пытаются даже заговорить, но однажды все это изменилось.

Все чаще я стал ловить на себе взгляды, они почти раздевали, и было желание спрятаться, скрыться от них. Видя мои мучения, Катька принесла мне «камуфляж» и я слился с толпой, спрятался у них под носом. Так было намного лучше, все же несмотря на мое смирение, людей не терпел. Толи дело животные. Я просто обожал собак, они такие красивые существа и никогда не предадут своего хозяина. Вообще-то, я мечтал завести себе собаку, но так и не смог решить какую именно хочу породу. Но я решу, обязательно решу, одному в доме как-то скучно.

Мои думы прервал что-то или кто-то мелькнувший прямо перед машиной, мне показалось, что я сбил мужчину, но когда вышел, то увидел огромного волка, очень красивого. Белый мех почти сливался со снегом, глаза грозно сверкали в предупреждение, но он завораживал меня и я несмело пошел к нему. Он зарычал и оскалился, а потом принюхался и тяжело вздохнул. Я видел, как расслабилось огромное тело, как тяжело приподнимается грудь. Холодный ветер шевелил мех, словно перебирал его. Животное было поистине прекрасным существом.

Когда я протянул руку и коснулся его шерсти, то на меня уставились холодные голубые, словно небо отраженное в воде, глаза. У меня было чувство, что волк все хорошо понимает, он умен.

Волк снова вздохнул и я наклонился ниже, проверяя, что именно повредил удар об машину. Пока я его осматривал, волк потерял сознание. Решение отвезти его домой пришло как-то очень быстро, противиться ему я не стал.

Я же не знал еще к чему все это приведет, каких масштабов подлость снова преподнесла мне ветреница судьба.

*Продолжение следует…

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Лираель     14 мая 2013 02:13   14 мая 2013 05:13

Ура!Продолжение про Арвака!!!

Маленькая М     11 мая 2013 23:26   12 мая 2013 15:17

О, новая вещь из этой серии, спасибо, добавила в закладки)

catlsa     12 мая 2013 12:17   12 мая 2013 22:38

Да, пишу помаленьку)))

Маленькая М     12 мая 2013 19:38   12 мая 2013 22:38

Буду ждать с нетерпением

Страница сгенерирована за 0,010 секунд