Поиск
Обновления

12 июля 2018 обновлены ориджиналы:

09:41   Мой личный Серафим

09 июля 2018 обновлены ориджиналы:

00:06   Фландрийский зверь

05 июля 2018 обновлены ориджиналы:

20:00   Северный волк

03 июля 2018 обновлены ориджиналы:

21:38   Панкрат Залупа

17:07   Морозушка

все ориджиналы

Ночь красной луны 2: Мой враг. -    Часть 3.   

Я сидел на земле, уткнувшись лицом в колени, и смотрел на моего нежданного гостя через щелки чуть приоткрытых глаз.

«Прошло уже полтора часа, а он все буравит меня взглядом и буравит. Сил нет уже. Неужели он не может отвернуться? Сложно ему что ли?! Нет, я так больше не могу!»

Втихорца я каждый раз глубоко вдыхал пленительный запах, исходящий от возбужденного тела самца. В голове все мысли разбегались под напором вожделения. В брюках было так тесно, что хоть плачь. Прячась за собственными ногами, расстегнул ширинку, выпустив на волю перевозбужденную плоть. Тело просто пылало, руки дрожали так, что мне пришлось сильнее стиснуть колени, чтобы он не видел предательскую дрожь моих пальцев. Мне с невероятной силой хотелось коснуться его обнаженного, горячего тела, провести руками по плечам, коснуться пальцами четкой линии пресса, попробовать на вкус, ощутить под языком и…

«Ай, твою же… о чем я думаю? Мозг кипит».

Я прижал правую руку к груди. Сердце так бухало, что мне казалось, его должно было бы слышно и моему гостю. Я впервые ощущал чувства такой силы. У меня уже все тело судорогой сводило и промеж ног все горело и пульсировало. Так, есть два выхода — пойти и утопиться, чтобы ничего больше не чувствовать, или плюнуть на все и поддаться соблазну и развязать оборотня. Хуже всего, что этот волчара, все время сверливший меня горящим взглядом, раз за разом изгибался, слегка вскидывая бедра, добавляя мне лишних неудобств.

«Он это специально! Вот точно специально!»

В какой-то момент я махнул на все рукой и не заметил даже, как, встав на четвереньки, медленно двинулся в сторону самца. Поравнявшись с ним, под его напряженным взглядом наклонился и потерся щекой о живот. Кожа была просто огненной. Мышцы живота под моей щекой сократились и по ним прошла легкая дрожь. Не удержавшись, одним движением пролизал дорожку от пупка к солнечному сплетению. Услышал грубоватый рык. Сильное тело дернулось в веревках, и он напряг руки в попытке разорвать путы. Я крепко узлы вяжу, так что, подергавшись, он со стоном упал на спину, натягивая веревку до предела.

— Развяжи, — попросил он.

— Нет, — ответил я и снова потерся об него.

Уткнувшись носом у основания шеи, глубоко втянул в себя яркий, красочный аромат.

— Вкусно пахнешь.

Я и не заметил, как оказался почти лежащим на нем. Его губы были прямо перед глазами, и я не удержался, лизнул нижнюю губу и легонько куснул. Он приподнялся и сильнее впился в мои губы, толкнулся языком, и я приоткрыл рот, впуская его и целуя в ответ. Поерзав на нем, я потерся членом о бедро и застонал ему в рот. Его язык проникал в меня в старом, как мир, ритме, сплетался в страстном танце с моим языком и, огладив небо и зубы, отступал, чтобы все повторить вновь. Губы уже болели, воздуха не хватало, а в глазах все темнело и плыло смазанными тенями. Оторвавшись нехотя от моих губ, он прошептал мне в ухо, обдав его горячим дыханием:

— Не хочешь развязывать, тогда хотя бы разденься. Мне, между прочим, больно, когда твоя одежда трется о кожу. Как корой по нервам.

Медленно и неохотно отстранившись от него, быстро снял рубаху, на брюках мои руки замерли и, чуть помешкав, я посмотрел в голодные и развратные черные омуты. Его глаза затягивали меня в свои глубины, покоряя волю и порабощая сущность. Именно эти глаза и стали последней каплей, перевесившей мое здравомыслие, и во мне остался только чистый голод желания. Я содрал с себя оставшуюся одежду в один миг и, чувственно прогнувшись, опустился на (буду честен с собой) свою пару. Губы соединились в желанном поцелуе, и я утратил возможность думать, окунулся в водоворот чувств и эмоций. Из-за того, что его руки были все еще крепко связаны, а движения скованны, я сам подставлялся под его поцелуи. Он то оглаживал губами мою шею, то покусывал тонкую кожу плеч. Впрочем, я тоже не остался в долгу и без дела не сидел. Сползая по его телу вниз, покрывал поцелуями все, до чего мог дотянуться. Возможно, мои ласки были неумелыми, но мой оборотень принимал их с громкими стонами. Наклонившись, прикусил маленький сосок и выбил тем самым из него полурык-полустон. Подрагивая, я стал тереться об его член своим и подставил губы под поцелуй. Из-за моего роста оборотню пришлось неудобно изогнуться и, полусев, он стал неистово целовать мой полуоткрытый рот. Наши движения становились все быстрее и резче. Стоны перемешивались с хрипами частого дыхания. Возбуждение было настолько сильным, что кончили мы быстро и, изогнувшись, смешали семя, размазывая его по животам. Так и не слезая с него, я опустил голову ему на грудь и постарался принять более удобное положение, начал погружаться в глубокий сон без сновидений.

— Мой! — успел уловить я, прежде чем меня затянуло в зыбкую темноту сна.

Мой волк, уставший и пресыщенный, рыкнул, соглашаясь.

«Ну вот, все-таки влип!»

***

«Как хорошо…»

Кто-то поглаживал руками мою спину, нежно надавливая кончиками пальцев, разминал напряженные мышцы и, проскользнув по пояснице, сжимает ягодицы.

— Ммм, — простонал я и приподнял попу навстречу умелым рукам.

«Стоп! Рукам?! Каким это таким рукам? Я засыпал на связанном мной оборотне и рядом никого не было. Тогда чьи это руки?!»

Горячая ладонь прикоснулась к моей щеке, скользнула на подбородок и, обхватив его, чуть приподняла лицо.

«А я сплю, а я сплю!»

— Открывай глаза, малыш, я знаю, что ты не спишь. Я чувствую, как участилось твое дыхание в тот момент, когда ты проснулся. Посмотри на меня своими серебристыми глазами, Рогни. Ну же, Рогни, не бойся, посмотри на меня.

Я резко открыл глаза и уставился в черные зеркала его души.

— Откуда ты знаешь мое имя?! — воскликнул я.

— Неужели ты думаешь, что даже спустя двадцать лет, я забуду того, кому поклялся, что мы будем вместе.

На моем лице отразилась вся гамма чувств и сердце замерло в груди.

— Гуннар?!

— Он самый. Гуннар — твой друг и, как ни странно, враг.

— Ты мне не враг.

— Возможно, но наши стаи враждуют.

— Глупая вражда, никогда не мог ее понять. Стоп, Гуннар, мы недавно что с тобой творили?! И прямо сейчас ты что творишь?! Куда полез руками?! Нет, туда не лезь! Ммммы!!! Стой, говорю! И туда тоже не надо! Оооууу! Аххх! Подожди! Ауч! Даааа! Еще! Сделай еще так!!! Мммм!!! Как хорошо!!!

У моего уха раздался смех, он теплой волной прошелся по шее и заставил меня содрогнуться. Его руки творили чудеса, делая мое тело податливым и слабым.

— Мы же друзья, — простонал я

— Друзья, — подтвердил Гуннар. — Но если вспомнить, я поклялся, что ты станешь моим супругом, и у нас будет много детей. Я привык держать свое слово.

— Это детские слова. Они нечего не значат. Мммм! Мы были детьми тогда. Да и не хочу я рожать детей. Сам рожай. У тебя таз шире.

— Ну да, и мускулы больше. Ты же понимаешь, что являешься моим парой.

— Не дурак! Понял уже! Особенно, когда мысли убегают от меня только от одного твоего запаха, а от прикосновений сносит крышу. Но это еще не значит, что я буду тут тебе детей рожать.

— А тут и не надо. Да и чтобы выносить детей нужно время. Так что, сейчас ну никак.

— Я что, по-твоему, совсем идиот?! Ты мне еще на пальцах покажи как это… мммм!!!

Рот мне мастерски заткнули поцелуем, и оставшаяся мысль осталась невысказанной.

— Потом договоримся о детях.

— Э нет! Отпусти меня!

— И даже не подумаю. Если я тебя сейчас отпущу, буду ловить по всему лесу. Мне леееень.

— А если я скажу, что не убегу?! — пытался врать я.

— И ты думаешь, я тебе поверю? Вот нисколечко ты не изменился с нашего детства. Врать совсем не умеешь, сразу начинаешь краснеть.

— Чтоб тебя! Да куда же ты снова потянул руки. Убери их оттуда. Ууухх! Нет, не убирай, я передумал. Верни, я сказал назад! Сделай так еще.

— Так?!

— Даааа!!! Еще! Сильнее! Еще сильнее! Мммм! Как хорошо…

Я подаюсь к его рукам и сам раскрываюсь к ним навстречу все сильнее и сильнее.

— Может, мне остановиться? — спрашивает Гуннар.

— Убью!

— Ой, какие мы грозные. Ну, а если вот так сделать, куда исчезла твоя грозность?

Кровь в моем теле кипела и я, не имея возможность терпеть, громко стонал. Гуннар улыбнулся, глядя на мое мечущееся тело, и прижался губами к вздутой венке на члене. Я стонал и мотал головой из стороны в сторону, качественно перепутывая длинные волосы. В тот момент, когда этот мучитель обхватил губами истекающий смазкой член, у меня в глазах потемнело, и тяжелое дыхание с хрипами вырвалось из пересохших губ.

— Ты великолепен на вкус, Рогни. Лучше чем я мог себе когда-нибудь представить.

Мой мозг с трудом улавливал слова, а сердце готово было выскочить из груди.

«Что говорить?! Он явно был опытней меня. РРРРР!!! Убью любого, кто к нему приблизится! Разорву в клочья! РРРР! Мое! Не отдам! Только мой!»

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд