Поиск
Обновления

09 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

10:10   Вдребезги

05 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:10   Граница неба и земли , граница страсти и загадок ...

04 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

22:37   С точки зрения науки

01 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

20:51   Подарок

20:39   Одно маленькое исключение

все ориджиналы

Императорский кот. -   27  

***

— Севериан!

Меня буквально подбрасывает на кровати, израненное тело любимого так и стояло перед глазами. Теплые руки гладят, успокаивают, укладывают обратно на подушки.

— Тссс… это сон, всего лишь сон…

Убаюкивающий голос змея все равно не приносит покоя, мой муж на грани, ему плохо, чувства в смятении. Я не мог забыть того чувства потери и смертельной опасности, что грозила мужу.

— Это не просто сон, я видел, как он умер, я прошу тебя снова, Зратх…

Но змей лишь отводит глаза и садится на кровати. Слишком безысходно, я понимаю, он с трудом отказывает мне. Гордость, пора ей поступиться ради Севериана. Я опускаюсь на колени на пол перед мужчиной, ловлю его удивленный взгляд.

— Я прошу на коленях, помоги Севериану, я заплачу любую цену, чем угодно…

На миг, может, мне показалось, но всего на миг Зратх будто окаменел, и взгляд его потускнел, а потом он опустился на колени рядом.

— Я выполню любой твой каприз… но об этом даже не проси…

В этом ползучем гаде нет ни капли сострадания?! Он встал и выпрямился, а потом зашагал прочь из комнаты. Не уж-то он думает, что я буду сидеть и ждать?

— Ты останешься тут, ты сам вынудил меня запереть тебя…

Я бросаюсь к двери, но в скважине с той стороны уже поворачивается ключ. Мой гнев закипает все сильней, и инстинкт банального самосохранения перекрывается жаждой свободы. Я просил по-хорошему, пусть теперь не жалуется.

Кляня Зратха всеми мне известными словами, я раздираю простыни на длинные клочки. Руки подрагивают и плохо слушаются от закипающего адреналина в крови, вот сейчас, еще немного, и я сбегу.

Как ни странно, добрых три часа меня никто не беспокоил. Так что я успел порвать все, что рвалось, и вплести в самодельный канат. Близился вечер, а значит, ужин. Слуги уж доложат, что я тут натворил, так что в лучах закатного солнца я, наскоро проверив прочность веревки, повязал ее к ножке кровати и начал свой спуск по отвесной стене башни. Руки потеряли свою крепкость, мне совсем не давали тренироваться, живот мешал страшно, не давая ногам нормально двигаться. Помогала держаться только мысль о грядущей свободе, но все пошло крахом в один миг. По ушам резанул треск ткани.

Пока я лез, ткань перетерлась о грань подоконника. Едва я успеваю заметить место будущего разрыва, как тело зависает в воздухе и, подчиняемое свободному падению, летит навстречу земле. Инстинкт самосохранения проснулся поздно, но позволил извернуться, чтобы приземлиться на «четыре лапы», лишь пара секунд до столкновения и снова мысль: «я же приземлюсь на живот…».

И так же неожиданно тепло знакомых рук оставляет в невесомости. Понимание всей сложившейся ситуации мгновенно прожигает мозг.

— Кобель, твою мать! Где же тебя столько носило?!

* * *

Холодное, красивое лицо, взгляд был устремлен вперед, пальцы сжимают меч. Воин был сильным, гордым и отмеченным шрамами побед. Весь его вид говорил: он хозяин этой жизни и связываться с ним опасно. Порыв ветра, и плащ, словно крылья, взметнулся за спиной и опал. Мужчина откинул длинную рыжевато-русую челку с лица и прошелся пальцами по короткому ежику на затылке. Он был чуть нетерпелив. Он ждал, так долго ждал и искал. Но, наконец-то, почувствовал его и точно знал направление, в котором должен был двигаться.

Ветер продолжал перебирать и играть челкой, но мужчина этого уже не видел. Его глаза были закрыты, и он глубоко втягивал в себя воздух, пронюхивая, прощупывая пространство вокруг. Тело напряглось, и из горла вырвалось тихое рычание. Знакомый аромат кружил голову и питал тело энергией.

— Мой император, впереди жилище змей, и вы ведете нас прямо к нему.

Мужчина резко повернулся к говорившему, и тот вздрогнул под пугающим взглядом волчих глаз. Солнце пробежало по правой щеке и осветило длинный извилистый шрам, пересекающий щеку от виска до подбородка и исчезающий в высоком вороте куртки.

— Я знаю, но он там, я чувствую. Мой кот там. А значит, туда мы и пойдем.

— Да, мой император, — прошептал молодой воин, кланяясь и стараясь не смотреть на когда-то такое красивое лицо, обезображенное глубоким шрамом.

* * *

Смешной парнишка. Так испуганно каждый раз вздрагивает, будто меня волнует этот маленький шрамик. Я воин, не девка, мне все равно. Одним шрамом больше, одним меньше, это не имеет значение. Важно только одно — спасти моего Дома. Моего любимого супруга. Я и так очень долго его искал. Были мгновения, когда я думал, что уже не найду его. А оказывается, все это время он был не так далеко от того проклятого места, где нас и продали. Я все это время молился, чтобы с котом и нашим ребенком ничего не случилось. На себя мне было плевать. Но, чтобы я не говорил, мне в память хорошо врезалось то время, что я провел в лапах психа-льва. И даже сейчас стоило мне вспомнить, как все ожило в голове. Я поморщился, увидев, как наяву, то время…

***

Два огромных льва привязывают мою тушку к столбам, а сумасшедший раб падает на колени и, закрепляя ноги, смотрит на меня. На миг я заметил проблеск ума в его глазах и ощутил, что веревки, крепившие мои ноги, чуть держатся. Дернись я сильнее, и они спадут. Только этого делать пока нельзя. Один я отсюда не выберусь, меня попросту убьет охрана, и я это хорошо понимал. А если потеряю голову, то не смогу спасти Дома из лап змея.

Поэтому, я старался не шевелиться и молча выносил все, что он со мной делал, хоть и хотелось орать в голос и проклинать все. Но, верный своему обещанию, я не дал такой роскоши извращенцу. Так и не вырвав из меня крик, он обозлился и, прижав лезвие к моему лицу, стал медленно вести нож вниз, прорезая плоть. Шею тут же залила кровь, а щеку обожгло волной такой боли, что я не выдержал и впервые закричал, но не дернулся, нельзя.

И тут моих ушей коснулся крик, доносившийся из глубины замка. То был звон скрещённых в бою мечей, свист и щелчки кнута, крик боли и смерти. Псих дернулся и посмотрел мутными глазами вверх.

— Почему меня не оставят в покое? Я же занят. Они что, этого не понимают? — спросил он меня, — Я же творю!

— Ты закончил творить.

Схватив руками держащие меня веревки и освободив ноги, обхватываю ими толстую шею льва. Я вижу, как он хрипит и пытается расцепить мои ноги, как паникует, понимая, что не может этого сделать. В последний раз пытается вздохнуть воздух пережатым горлом, хрипит и затихает. Я, наконец-то, расслабленно повисаю на руках и смотрю на раба.

— Коль ты помог мне раз, помоги и еще. Развяжи руки.

Парнишка подбежал и перерезал сначала одну, а потом вторую веревку.

— Я твой должник, малыш. Как хоть тебя зовет?

— Митиан, — хрипло проговорил он, и я понял, что он давно молчал.

— Спасибо, Митиан.

Я поднял ту падаль, что валялась без чувств, и он занял мое место. Немного воды в лицо, и он затравленно оглядывается по сторонам.

Я подошел к столу и выбрал из кучи сверкающих игрушек психа нож с длинным и тонким лезвием, подошел к парню, вложив его в руку Митиана, сжал пальцы на рукояти и посмотрел ему в глаза.

— Ты хочешь ему отомстить?

— Да.

Я посмотрел на психа, перепуганного от смены наших ролей, и подошел к нему. Указал на перстень на моем пальце.

— Ты думаешь, это только символ власти? Нет, не только. Он магический. Как только мои люди поняли, что мы с супругом пропали, они воззвали к «Силе власти», так называется это кольцо. И оно привело их ко мне. А теперь пришел твой миг боли, твои часы страдания.

— Митиан, он твой, ты волен сделать с ним все то, что он делал с тобой. Прощай. Если нужна будет помощь, иди к волкам. И я, император Севериан, все для тебя сделаю. Я буду ждать твоего прихода.

В этот миг в помещение влетели мои воины во главе с министром, и он тут же закричал:

— Милорд, слава богам, вы живы!

— А ты бы еще дольше шел, и я наверняка был бы уже мертв. Чего так долго?

— Простите, император.

— Да ладно, не тушуйся. Есть что одеть?

Через пару минут у меня в руках была простая черная туника и кожаные дорожные штаны.

— Всем выйти! — скомандовал министр.

Как их быстро сдуло.

— Господин, а что делать с этим?

— Как только мы уйдем, он получит свое.

Натягивая рубаху, Я повернулся спиной к министру и услышал сдавленный вздох-всхлип.

— Ты ничего не видел, Касиан.

— Но как же?

— Ничего, со мной все нормально.

— Ваше слово для меня закон, повелитель. Но мы не успеем вовремя доставить вас к магу. Шрам на лице останется.

— Мне на это плевать, Касиан. Уходим.

Как только мы вышли, раздался первый жалобный крик, переходящий в вой.

Эта сука заслужила все, что с ним сейчас сделают, и даже больше.

***

Ладно. Все уже в прошлом. Жаль только, что эта падаль срезала мне волосы. Дому так нравилось перебирать тяжелые пряди руками. Но это все же поправимо.

Казалось, извращенец устранен, и мне бы быть счастливым, но все мои мысли были о Доме. Мы нашли место пребывания черного рынка. И пятьдесят семь вельмож лишилось голов, а сто двадцать три раба было освобождено. Медведь долго сопротивлялся допросу, но все же заговорил. Мне в руки наконец-то попала информация о направлении, в котором ушел змей. Теперь, если он не врет, я вскоре почувствую моего кота. Эти недели поисков и допросов были самыми длинными для меня.

Мы бесшумно подобрались к стенам замка змей и стали искать вход на территорию. Как известно, лаз всегда есть. В саду между кустами был хороший зазор. Воины быстро заняли позиции, а я услышал скрежет, треск. Посмотрел вверх и с удивлением прижал к себе удивленного кота.

— Кобель, твою мать! Где же тебя столько носило?!

— Нет, ну ё-ма-ё, Дом, ты даже операцию по спасению умудрился испортить. Сам себя спас.

— И далеко вы собрались, милые?

— Да так, на прогулку, — прорычал я, продолжая прижимать кота к себе.

***

Наконец я могу обнять Севериана, что и делаю, вцепившись в него мертвой хваткой и уткнувшись лицом в дорожный плащ, втягивая родной запах с жадностью. Тишину и мое счастье прервал знакомый голос.

— И далеко вы собрались, милые?

— Да так, на прогулку.

Волк прижал меня к себе так крепко, что я начал елозить, так ведь и придушить не долго, да еще поверх всего весьма выпирающий довесок отозвался нелицеприятно о пережитых мной волнениях. Осторожно я отстранился и оглянулся. Зратх не выглядел расстроенным, разозленным, разве что слегка удивленным. Он играючи выхватил изогнутую саблю и направил на моего мужа.

— Я не могу отпустить… своего кота, не удостоверившись в том, что он будет в безопасности.

Фыркаю, но все никак не решаюсь поднять глаз и взглянуть в глаза Севериану, будто вина гложет меня. Я слышу, как лезвие выскальзывает из ножен. Будет дуэль, я хочу вновь увидеть и ощутить силу волка, но повод, будто я самка! Драться за меня, что ж будем думать, причина лишь в том, что волки вторглись к змеям, не более. Да, так и есть. Ох, что-то жарко стало, душно, и воздуха мало. Остаюсь стоять, окруженный имперскими псами, и так и не решаюсь оторвать взгляд от земли.

Между тем, бой уже начался. Эти невесомые шаги я узнаю везде. Лязг металла, звон столкновения мечей и резонанс лезвий.

Все же любопытство берет вверх и… как же волк прекрасен, я понимаю, как скучал по его прикосновениям, как скучал по нему самому. Уж себе я в этом признаюсь и признавался каждый день в заточении здесь.

И, когда эйфория встречи после долгой разлуки прошла, я стал замечать перемены в императоре. Его роскошные волосы исчезли, вместо них рыжий ежик, и что-то на лице. Я не мог рассмотреть с такого расстояния, ветер то и дело бросал мои волосы в лицо, да и цель от моего взгляда ускользала, перемещаясь по полю дуэли, скрещивая мечи со змеем. Должен признать, что рептилия ему не уступала ни в силе, ни в ловкости. И все же, Севериану будто что-то мешало драться в полную силу, будто он был ранен.

— Севериан!

Страх окутывает меня снова, потеряв его раз, второго я не выдержу. Змей и волк смотрят на меня. Видя мое состояние, Зратх отступает и опускает меч. Император же разочаровано вздыхает, но все же тоже убирает меч в ножны.

— Уж не чаял я увидеть мужа моего дорогого… гостя. Рад знакомству, мое имя Зратх, о, великий император. Никак не мог подумать, что на черном рынке приобрету и спасу вельможу, тем более, младшего супруга императора.

Ишь как расшаркался.

Мое хмурое лицо, видно, смешит змея, и он улыбается, хмыкнув в кулак. Наконец я могу подойти к Севу, он оборачивается, и я понимаю, что не чувствую ног, что лицо мое плывет, я смотрел и не верил. Лицо моего любимого пересекал ужасный шрам. Я воин, и цена победы или проигрыша сражений за жизнь, за еду, за землю, за свободу — шрамы, увечья, смерть. Это не новость, но все же, когда это случается с близкими, это всегда удар.

Что же ему пришлось пережить, пока мы были в разлуке? Что бы это ни было, это все еще мой Севериан, его теплые руки поддерживают меня и усаживают на расстеленный на земле плащ, его губы, покрывающие мое лицо поцелуями. Отстраняюсь и заглядываю в яркие голубые глаза, они горели для меня. Потом мое внимание возвращается к ровной полосе. С неясным мне самому благоговением очерчиваю пальцами ее края, это было похоже на чувство, когда вожди рассказывали баллады и показывали свои шрамы, увечья, тот же трепет, когда под детскими пальцами ощущалась история крови, написанная на телах рукой самой смерти.

— Кхм, простите, что прерываю…

Молодой волк вышел из строя и протянул императору бумагу.

— Это пришло соколиной почтой, летающие племена просят аудиенции у императора, они уже в столице.

— Вам нужно возвращаться, могу я предложить свою помощь?

Зратх был обманчиво расслаблен и игрался с яблоком, перекатывая его на лезвии меча.

— Нет, спасибо, у нас есть все необходимое.

— Возможно, но вы ведь не знаете, как успокоить тошноту супруга при укачивании? Так вы и за неделю до столицы не доберетесь.

— Что ты предлагаешь?

— Я могу поехать с вами.

— Исключено.

Волк был резок, и по лицу змея пробежала тень, но виду он не подал.

— Севериан, не будь так категоричен, пусть едет, один он мало что может… тем более, он не последний в королевстве змей, это почти гарант…

— Ты защищаешь его?!

— Нет, я…

Я даже не услышал, как Зратх подошел, Сев тоже не успел среагировать, и я оказался за спиной змея.

— Прошу не повышать на Дометиана…

— Черт с вами!

Это было, наверно, согласие, но сердце сжалось, когда волк отвернулся и направился вглубь сада. Это его задело, но что я мог поделать, если меня от недолгих прогулок укачивает, и что будет с двухдневным путешествием? Я либо умру, либо постоянно придется делать остановки.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд