Поиск
Обновления

09 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

10:10   Вдребезги

05 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:10   Граница неба и земли , граница страсти и загадок ...

04 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

22:37   С точки зрения науки

01 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

20:51   Подарок

20:39   Одно маленькое исключение

все ориджиналы

Императорский кот. -  25  

***

Я был все дальше от Севериана, все больше страха, внутри все переворачивалось и болело, будто вырывали внутренности по клокам. Путешествие было долгим, я успел замерзнуть, обдумать тысячи планов побега. Но все сводилось к тому, что сбежать я не смогу, даже если удастся вырваться, далеко не уйду. Тошнит постоянно, слабость такая, что перестаю чувствовать ноги, но отчетливо ощущаю боль в спине. За усиленным мысленным процессом я не замечаю, как прохладные руки начинают блуждать по моему телу, шершавая кожа пальцев до дрожи щекотала и вызывала нервные вдохи. Прикосновения будто изучают, пошлости нет, но это было вначале, потом стало откровенней, на огромной скорости ласки грубых холодных рук. Было стыдно, но мне нравилось. Шипящий шепот на ухо едва различимых слов.

— Какой горяч-щ-щ-ий, боюс-с-с, не утерплю до дома…

Я покраснел до кончиков ушей, дыхание сбилось, потому что рука змея скользнула по напряженному члену и сжала, но наткнулась на кольцо.

— Замужем?

Мне скрывать нечего, оттого киваю.

— Значит, тебе нравится ложиться под мужчину?

Гневную мою тираду прервал поцелуй, грубый, и, будто прочитав мысли, змей отрывается от моих губ.

— А-а-а… не кусаться, ты же не хочешь умереть от отравления? Антидот есть только у меня…

Снова мои слова тонут в поцелуе, горьком, грубом, подчиняющем. Я бы разодрал наглецу пасть, но у меня нет выхода, только подчиняться. Мой вскрик утонул в просторе леса, этот ползучий гад нащупал колечко мышц под хвостом и надавил, посылая горячие волны по моей спине к загривку.

— Убью…

— Не перечь!

Сволочь, он доводит меня до безумия, разводя пальцы, шевеля ими во мне, нащупывая чувствительные точки, вырывая крики. Тело переполнено удовольствием, а в душе поселилась боль, и совесть нудила в голове о моем предательстве. Все, о чем я мог думать, это Севериан, я опозорился, стенаю в руках преступника. Змей не думал останавливаться, он лишь сцеловывал дорожки моих скупых слез со щек, прикосновения раздвоенного языка… тяжелый приторно-сладкий запах расползается в воздухе и забивается в нос и кожные поры. Расползается по крови и вызывает дрожь, и в глазах мутится, а к горлу подступает тошнота, и вот я наконец не выдержал и, свесившись с лошади, расстался с завтраком, первым за два дня. Змей выглядел удивленным, но промолчал. До его обиталища мы доехали уже без происшествий.

Мужчина спешился и протянул ко мне руки.

— Не бойся, котик…

Чувство гордости во мне подняло голову и заставило опуститься на пыльную дорогу у порога босыми ногами.

— Не слушаешься?

Ох, не понравился мне его прищур, но снова змей, ничего не сказав, повел меня вглубь дома. У порога нас встретило с десяток рабов в одежке слуг, и только трое были в нарядах наложников. Не понравился мне их взгляд, двое юношей и одна девушка, все черноволосые, чуть ниже меня ростом. Точнее их рассмотреть я не успел, «хозяин» отвел меня в комнату, небогатая, но уютная и маленькая, пространства для жизни более чем хватало. Слуги сновали и завершали приготовления. Наложник отогнул угол одеяла, положил ореховую грелку у подушки с мешочком лаванды. Неожиданно сзади меня обнимает змей, кладет руки на пока еще плоский живот и очерчивает низ, ведет вверх, едва касаясь, но мне не противно, внутри разливается тепло, будто так и нужно, напряжение и страх внутри ушли, чувство опасности отступило. Почему змей так нежен? Он же купил меня в качестве раба, но в касаниях никакой власти, похоти, а интерес, нежность, осторожность. Я чувствую, как трепещет сердце мужчины.

Я понимал, что мне очень повезло сейчас, даже слишком. Интересно, насколько повезло Севериану. Надеюсь, он что-нибудь придумает, он придет и вытащит нас отсюда…

***

Запах кота дурманил, значит, с покупкой я не прогадал. Гибкое тело отзывается на ласки, наверное, я не первый касаюсь его так. Но на наложника он не похож.

— Какой горяч-щ-щ-ий, боюс-с-с, не утерплю до дома…

Шепчу на острое ушко и вижу, как краснеют смуглые щеки, еще одно подтверждение моей догадки, а далее кольцо. Значит, он знает прикосновения от мужа.

— Замужем?

Тушуется, но кивает, какой честный котик.

— Значит, тебе нравится ложиться под мужчину?

Гнев в глазах цвета янтаря завораживает, но меня тянет не это, что-то другое, вкус губ кота приятен, но все равно он будто лишь посредник того, чего я так алчу губами и хочу ощутить языком. Клыки смыкаются, но я успеваю отпрянуть.

— А-а-а… не кусаться, ты же не хочешь умереть от отравления? Антидот есть только у меня…

Подчинять такого строптивого сплошное удовольствие, столько эмоций от одного моего взгляда, действия, а как стонет, это ласкает слух. Мне хочется быть глубже в этом непокорном хищнике, добраться до сути, в прямом смысле.

— Убью…

— Не перечь!

Я вижу, как моему рабу стыдно, он такой теплый, мягкий и, словно глина, податлив. Но что я вижу, слезы, сладко-соленая влага, ее вкус так упоителен. Сцеловываю каждую каплю, слизываю, его вкус будоражит. Тело чует пару, секреция делает кожу влажной и пахучей, кот замер и напрягся. Вначале я подумал, что он хочет вырваться, но я ошибся, ему стало плохо. От скачки и волнений? Он не похож на самку, он сильный, от него пахнет воином и… нет, наверное, мне кажется. Хотя у него был или есть муж, поэтому вполне возможно. Нужно удостовериться, а пока лучше не рисковать, ведь, если что-то случиться, в том будет моя вина.

Прижал к себе теплое тело кота и постарался сделать так, чтобы его не слишком трясло. Кот поначалу был напряжен, но потом расслабился в моих руках и прислонился спиной к груди. Странное тепло распространялось по моему телу и дарило… покой. Странно, впервые я чувствую не похоть и жажду обладать, а тепло и желание защищать, оберегать, хранить. Этому могла быть только одна причина. Мое тело чувствовало желание защитить потомство, дитя. Ребенок для любого змея священен, и мы оберегаем их почти неосознанно, только подчиняясь голым инстинктам, неважно, то была самка или самец. Ни один змей не тронет ожидающего потомства, даже самый жестокий и подлый будет оберегать, как своих, так и чужих детей. Это заложено в природе моей расы. Если кот беременный, то мне понятны эти чувства, но почему я чувствую рядом с ним покой и тепло, и почему мне хочется чувствовать, как новая жизнь растет и развивается внутри него, хочется касаться и гладить тонкую кожу, когда она натянется на округлом животе? Это не входит в наши инстинкты.

Я скосил глаза вниз и посмотрел на кота. Он мне не доверял, прижимаясь к моему телу, искал во мне опору, но не доверял. Впрочем, вспомнив, как он оказался у меня, это было мне понятным.

Впереди показались черные стены моего замка. Они словно вырастали из камня горы и были с ней одним целым. Пугающий и одновременно прекрасный, творение предков. Когда-то, по легенде, эта скала была пристанищем всех змей моего вида, но прошли года, и люди исчезли, а змеи получили возможность ходить. Мы больше не делились на виды и стали одним народом. Наш правитель и владыка восседал на малахитовом троне, носил корону власти из рогов и правил всеми кланами. Каждый клан имел своего господина, того, кто подчинялся сиятельному. Я был одним из таких господ. В моей памяти хорошо отложилась та первая встреча с Владыкой. Огромное желание упасть ниц и ползти к нему, уподобившись древним, было настолько велико, что я, припав на одно колено и сцепив зубы, старался держаться хоть как-то. Владыка тогда засмеялся и сказал, что я силен и стану его лучшим воином. Так, впрочем, и случилось. Много битв я выиграл для него, так много, что и сбился со счета. А потом стал его послом, его глазами и ушами.

Я умел проскользнуть в доверие другим расам, змеей свернуться там и ждать своего мгновения. Секунды, когда смогу сделать их нашими союзниками. Вернулся домой я невероятно богатым. Настолько богатым, что ни мои дети, ни правнуки и еще многие поколения могли уже не думать о деньгах. Но пришла скука, и я стал ездить вот по таким черным рынкам и покупать себе игрушки. Правда, и это быстро наскучило, а тут такой сюрприз. Когда я увидел, с каким величием этот кот стоит на помосте, я понял: он не сломлен, живой. Он сможет, наконец-то, развеять мою скуку и дать мне ту страсть, которую я так сильно желал. Ведь все те рабы, которых я купил, были как куклы — красивые, хрупкие, но безвольные. Они умели и могли все, но были словно мертвы внутри. А я хотел чего-то живого, дышащего и бешеного, как ураган. Я хотел получить свой кусок огня и согреться от него. Решение купить кота было неоспоримым. А теперь, я смотрел на него и понимал, что физически я больше не хочу его тела, но желаю находиться всегда рядом с ним, чтобы купаться в том тепле, что он излучает.

Когда мы въехали во двор, коня тут же поймал под уздцы молодой змей и с детским восторгом посмотрел мне в глаза. Я улыбнулся ему и, с шипением хохотнув, погладил по лохматой голове. Развернулся к коту и протянул руки, но он невозмутимо слез с коня и голыми ступнями встал на землю.

«Какой дикий и непосслушшшный».

Как и всегда, навстречу мне вышли мои рабы, но настороженно остановились, увидев кота. Он был выше их и не в пример сильнее. Для меня это плюс. Я проводил его в комнату. Мне надо было удостовериться в своих догадках. Сил терпеть уже не было. Как только мы вошли в комнату, я тут же прижал дернувшегося было кота к себе и стал просматривать его тело. Моя ладонь прошлась по животу и остановилась, ощутив биение новой жизни. Теперь кот был для меня подобен священному божеству. Он — несущий жизнь, и ничего другое для меня уже неважно.

— Это твоя комната. Отдохни. Ты усссстал.

Удивление в его глазах меня насмешило.

— Змеи не трогают тех, кто несссет в себе потомссство. Ты — несущщщий жизнь, неприкосновенный и свящщщенный.

Я видел, как страх начал медленно покидать его глаза, и кот, покачнувшись, стал медленно оседать на пол. Секунда, и он уже на моих руках, а я делаю те несколько шагов, чтобы уложить его на кровать.

— Отдыхай. Даже такие сильные воины, как ты и я, могут устать после всего, что было тобой пережито.

Как только вышел, поймал слугу и, глядя в глаза, отдал приказ:

— Принесешь коту еды, и не абы какой, а самой лучшей. Твоя новая обязанность — следить за ним. Он — несущий жизнь. Ты знаешь, что с тобой будет, если он пострадает, правда ведь?

Слуга кивнул и побежал на кухню. А по замку тут и там был слышен тихий шепот:

— Несущий жизнь… несущий жизнь…

Для змей дети священы, ибо они так редко рождаются у нас, что даже чужой ребенок, ребенок не своей расы, легко становится своим.

«Дитя… Я буду ждать его вместе с тобой, кот…»

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Козяватрон123     03 августа 2014 12:52

превращение императора и его в супруга в рабов --неожиданный поворот. Никак не ожидала

Страница сгенерирована за 0,002 секунд