Поиск
Обновления

09 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

10:10   Вдребезги

05 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:10   Граница неба и земли , граница страсти и загадок ...

04 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

22:37   С точки зрения науки

01 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

20:51   Подарок

20:39   Одно маленькое исключение

все ориджиналы

Императорский кот. -   17  

***

Все тело ломило сладкой истомой, ныла каждая косточка. Утренняя прохлада согнала сон окончательно, но открывать глаза я не спешил, не спешил, даже когда отчетливо ощутил, как меня подняли на руки и понесли, потому что будто меня лишили всяких сил. Севериан что-то говорил, рассказывал о радужных планах на будущее, всякие милые глупости, а я уже не чувствовал себя воином, а избалованным супругом. Но на пару часов я не хочу ничего менять, хотя бы так.

Нас встретили у ворот, встретил Кассий и еще кто-то, кажется, маршал. Тело, уже остывшее, укрыл тяжелый бархат. Сон не шел, я просто не мог двинуться, настолько меня измотал ритуал, но, когда я очнусь, волк получит сполна.

***

Мне не верится, что прошла уже неделя с того момента, как этот страстный, гибкий и сильный воин-кот стал моим супругом. Всю эту неделю, где бы я не находился, чем бы не занимался, все мои мысли были о нем и только о нем.

И только сейчас я нашел в себе силы вернутся к делам. Министр недовольно смотрел на меня всю неделю. Да и сам я понимал, нельзя так вот бросать все дела и концентрироваться только на одном Дометиане. Но я вовремя спустился с небес на землю. На границе с ящерами становилось все тревожнее, все опаснее. Несмотря на то, что мы усилили охрану приграничных деревень, ночью был совершен набег на наше поселение. Я сейчас сидел и сжимал в руках листок с донесением и почти в ужасе скользил по буквам глазами:

«Когда солдаты вошли в деревню, то даже они, закаленные в боях, не смогли сдержать эмоций на лицах. Все было залито кровью и везде валялись куски тел и обглоданные кости, явно принадлежащее жителям. Среди этого месива нашлось двое выживших. Они не прожили долго. Их тела были так изуродованы, а раны настолько несовместимы с жизнью, что казалось странным то, что они еще были живы. Прежде чем умереть, они успели поведать многое. Ящеры напали, как только небо потемнело. Их было огромное количество, нападали стаями. Рвали и ели прямо на месте. Детей и женщин увели с собой…».

Это, впрочем, озвучил мой маршал и в красках, а сам сидел весь зеленый и его трясло, впервые видел его таким. А сейчас я еще раз, наверное, десятый по счету, просматривал отчет и все еще ужасался. Ящеры все больше походили на животных и теряли человеческие черты. Их вели исключительно инстинкты, а значит, они становились неуправляемыми. Пора начинать действовать. Я все чаще получал депеши с подтверждением о готовности разных государств слиться с нашей армией. Скоро начнется война. Я чувствовал ее приход всем телом и кровью, что закипала в жилах. Но внутри самой империи тоже были волнения. Не всем понравилось, что моим супругам стал кот, не все желали видеть его рядом со мной у власти. И, пока они ничего не предпринимали, мы продолжали слежку за ними. Тех, за кем так усердно вели слежку, я решил оставить на воле. Они могли привести к более крупной дичи. Те, кто и собрал эту кучку, называвшими себя «сердце истины», те, кто стоял во главе, вот именно их нам и надо было найти. Я знал, что рано или поздно они вынырнут из тех щелей, в которых прятались, а я буду их ждать.

Просмотрев очередной отчет, я откинулся на спинку глубокого кресла и, прикрыв глаза рукой, попытался на миг отрешится от проблем. Глубоко вздохнув, встал и подошел к окну. Все мысли о любой работе вылетели, как только моим глазам предстало это великолепное зрелище. Мой кот плавно двигался по песку и отработанными движениями вел бой с видимым только ему противником. Я впился взглядом в него и удивлялся, насколько он прекрасен в этом, насколько силен. Он снова взял мои старинные мечи, и сейчас гладкая сталь словно нарезала воздух, мелькая холодными всполохами. Движения были тягучими и плавными, но вместе с тем невероятно точными. Кого бы он перед собой не видел, но его противник, без сомнения, был бы уже мертв. Он неуловимо изменил рисунок боя и стал напоминать мне невероятно красивую, но смертоносно ядовитую змею. Он на миг останавливался, замирал натянутый, как тугой лук, и делал резкий выпад, да такой, что было почти невидно того момента, когда меч разрубал воздух, если бы не мимолетный блеск. Моя рука сама потянулась к мечу, стоящему рядом со столом. Я криво улыбнулся и, плюнув на все, пошел к дверям.

«Моему коту явно нужен был партнер в его спарринге».

***

Неделя, целая неделя во владениях волков, и я уже настолько изможден скукой и бездельем. Я брожу по императорским владениям, и все мне кланяются и приветливо улыбаются, на каждом лице только маска. Многие недовольны моим новым статусом. И я не вижу, но всегда чувствую спиной ненавистные взгляды, их не так и много, но они есть, и в них так много ненависти, а значит, я не могу быть расслаблен. Нельзя. Тело требует тренировок, мышцы желают привычных нагрузок, но и на полигоне я остаюсь один. Никто не хочет подвергать себя опасности, слишком сильно Севериан реагирует на любую мнимую опасность в мою сторону, напрочь забывая, что я воин. И вот я снова один, на этот раз совсем, император был злостно украден министром разгребать накопленные дела. С парными мечами уже какое утро я, проснувшись в тишине, отправляюсь на полигон. Вначале разминка, а потом тренировка и оттачивание выпадов и рубящих ударов, потом колотых, которые, к слову, удавались мне хуже всего, на «незримом» противнике, на которого я нацепил лицо Севериана. Волчара бегал от меня после той ночи и наедине старался чем-то отвлечь, отводя внимание, делая упор на то, что «кошачий интерес» во мне по младости очень силен. Зато за неделю я узнал много о традициях имперцев, научился понимать жесты, вести себя на официальных приемах. Почему-то все, чему меня учили, казалось знакомым, будто вызубренным еще давно, но от того не менее интересным.

Погрузившись в свои мысли, не улавливаю запах, не слышу шагов. Вижу, что мой муж идет ко мне лишь тогда, когда остается всего шесть шагов. И в его руке лежит меч.

«Ну вот, час истины пожаловал!» — сколько я лелеял план отыграться за ритуал.

После разогрева я двигался четче, ловчее, что нельзя сказать об императоре, который либо поддавался, либо неразмятые мышцы сковывали его выпады. В который раз он получает от меня удары обратной стороной лезвия по бедру, плечам, раз даже почти удалось ударить в пах, впрочем, весь бой я туда и метил.

— Севериан… так неинтересно, давай как на арене… на желание?! — выкрикиваю я, разыгравшись и раззадорившись в бою, подбрасывая мечи и снова атакуя.

Волк уходит от атаки, но меча-то два, значит, маневр не окончен, и Севериан расслабился рано. Ан нет, он оборачивается, ударив ногой по скрещенным моим рукам, и выбивает клинки из ладоней. Я едва успеваю замереть, лезвие остановилось в миллиметре от моей шеи и отсекло пару прядей моих волос, которые снова выбились из сложного многоярусного хвоста. Но Севериан прогадал, подпустив меня слишком близко и наивно полагая, что мечи для меня единственное оружие. Едва открыв рот для победной речи, он умолкает. Еще бы, когда мои коготки на вполне ценном для династии императора сжимаются. Все-таки самец мне достался крупный, даже в ладонь не умещается, хотя ему же хуже. Но Севериан снова улыбается, он притворился, что напуган! Сжимаю ногти чуть сильней, почти вспарывая кожаные штаны мужа.

***

Весь бой сдерживал себя, но вот почему, сам не мог понять. Я только уходил от его выпадов, стараясь не попадать под хлесткие удары. Впрочем, должен сказать, что мне не всегда это удавалось и подчас мне попадало. Но это стоило потерпеть. Глядя на огонек в глазах супруга, на его улыбку и явное счастье, я готов был на все, даже на проигрыш. К концу боя я увлекся и перестал сдерживаться. Кровь в венах закипала, адреналин огнем выбрасывался в кровь. Я, как завороженный, смотрел на улыбающиеся губы супруга.

«Как же красив».

Ушел из-под его меча и с разворота выбил оружие из рук. Мой клинок коснулся незащищенной шеи, не раня кожу, и я сделал шаг к нему. Коготки на самом родном оказались для меня слегка сюрпризом, но они не испугали меня. Я придвигаюсь еще ближе, когти вспарывают кожу брюк. Убираю меч и одним движением руки вгоняю его в землю рядом с нашими ногами. Смотрю ему в глаза и, схватив рукой затылок, притягиваю к себе. Впиваюсь в приоткрытый рот, сминая губы в голодном поцелуе, и тут же хозяином врываюсь в его глубину и сплетаю наши языки. Пару секунд, и рука с когтями разжимается и начинает уже ласкать мой член прямо через кожу брюк. Тела почти поют и вибрируют. Адреналин еще кипит в крови и перетекает в страсть. Мы так увлеклись, что я чуть не пропустили момент опасности. Я в какой-то миг уловил угрозу в воздухе и увидел, что на плац выскочил волк с арбалетом в руках. Все произошло в считанные секунды, и единственное, что я смог сделать, это загородить любимого собой, словив болт своим телом. Болт ударил меня в грудь, отбросив в руки кота. Я затухающим сознанием видел, как Тень скрутил убийцу, и смог только произнести:

— Не убивать…

Дальше наступила темнота…

***

И волк снова это сделал, я не могу противиться его поцелуям, близость с ним хуже дурмана. Идиллия была разрушена единым мгновением, опасность, которую я не заметил, звук рвущейся плоти и запах крови и яда. Севериан закрыл меня собой, он сделался щитом для меня, из-за меня… Этот дурак при смерти и еще успевает приказывать. Выброс адреналина схлынул, руки дрожать перестали и мысли прояснились. Нужно достать стрелу и опознать яд, древко торчит чуть правее и выше сердца, значит, времени нет… нет выхода. Как бы я не старался, яд проникает дальше.

— Нет, нет… Севериан, я не верю, ты не можешь…

«Не может…» — отчетливо слышу в голове, Тень держит полубессознательного убийцу и смотрит на меня.

К нам бежит охрана, и я отвожу взгляд, Тень исчезает. Молча, императора водрузили на носилки, меня скрутили и уже знакомыми коридорами повели в ритуальный зал. Там нас встретил жрец. Без людей помещение казалось огромным, необъятным и пугающим.

Я не противился, не оправдывался, просто был шокирован. Старик растряс меня и что-то прошамкал беззубым ртом. Мне казалось, у него другой голос, молодой, такой, каким его я слышал в ночь ритуала. Видно, это была магия. Севериана уложили в круг и ушли. Невидящим взглядом я проводил волков-стражников. Снова меня тормошит этот божий одуванчик, заталкивает в круг и затягивает какую-то песню. Я подхватываю ее по наитию, и вот теперь только мой голос звучит под сводами. Звуки рассеиваются ниточками, мое собственное сердце ускоряет толчки крови, будто бьется за двоих, некий транс и потом снова та самая тьма, только теперь я легче принимаю ее…

Нет ни холода, ни жара, ни неба, ни земли, если бы сейчас меня попросили посмотреть вверх, я бы не сразу понял, что от меня хотят…

Снова кокон, на этот раз серебристый с алыми прожилками, рассыпается каплями, и я уже не в темноте…

В ущелье. Оно темное, холодное, под ногами острые камни. Я стою на отвесной скале, а внизу волны набегают на острые камни, скрывая смертельные острия. Меня тянет вперед по узкой опасной тропе, я знаю, что мне туда нужно идти. Босые ноги больно ранят камни, будто нагретые палящим солнцем, но здесь нет этой живой улыбки неба, только темнота. Путь затянулся, будто времени прошло несколько часов, почти целый день… С каждым кровавым следом я отдалялся от собственной жизни. Уже потеряв всякую надежду, веру, даже собственные ощущения, я падаю, больно ударяясь о камни. Ни рук, ни ног будто нет, они не слушаются меня, хотя я и ощущаю эту ужасную боль. Сознание того, что я бесполезен, даже не смог найти Севериана, спасти его, когда он подарил мне жизнь, ранит больней. Я вижу его рядом с собой, держащим мою руку, улыбающимся лишь для меня, как всегда, несмотря ни на что… иллюзия, прелюдия к неизбежному растворилась в соленом воздухе вместе с моим сознанием…

Я на полянке, перед старой хижиной на краю леса, выросшего будто черная стена, от него веяло могильным холодом и чуждостью.

«Кто я? И зачем здесь?»

Дверь хижины со скрипом приоткрылась, в проеме показался златокудрый мужчина, лучезарно улыбаясь, он буквально затащил меня в свое жилище.

— Ну здравствуй…

Только открываю рот спросить: «Что происходит? Кто он? Кто я?». Меня заткнули самым наглым образом, всучив в зубы кусок вяленого мяса. Здесь был накрыт стол и стояли все мои любимые лакомства, когда я бы еще котенком. Хозяин улыбался так по-доброму, и хижина была знакома мне.

«Не уж-то он меня знает? Наверно, знает, иначе бы так просто не пустил в свой дом, не накрыл бы стол всем, что я люблю, так безошибочно».

С каждым съеденным кусочком я ощущал, что я что-то теряю, но что? Вспомнить, как ни силился, не мог.

— Так зачем ты пришел? — спросил златокудрый отшельник.

И я уж было снова открыл рот сказать… Только вот что? Не помню…

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,003 секунд