Поиск
Обновления

09 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

10:10   Вдребезги

05 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:10   Граница неба и земли , граница страсти и загадок ...

04 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

22:37   С точки зрения науки

01 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

20:51   Подарок

20:39   Одно маленькое исключение

все ориджиналы

Императорский кот. -   14  

***

Как только я стал хоть что-то соображать, услышал возню за дверью. Быстро прикрыл нас с котом одеялом, и вовремя. Дверь распахнулась, и ее явно открывали ногой. В мои покои впорхнула мама и с присущей только ей дельностью и наглостью начала всех строить.

— Я не поняла, мальчики, это что за безобразие? Солнце клонится к закату, и вас ждет ритуал. А ну живо попы поднять и начинать одеваться!

Кот рядом со мной завозился и выглянул из-под одеяла, блеснув глазами в полумраке комнаты. Я заглянул в его лицо, но он еще явно не пришел в себя и как-то трогательно и потерянно хлопал глазами. Это вызвало мою улыбку. Вот только долго мне любоваться на мое чудо не дали.

— Севериан, а ну живо встал и привел себя и своего избранного в надлежащий вид!

«А вот тут с маман лучше не спорить. Нет, я, конечно, могу все послать, сжать своего кота в объятиях и уложиться спать, но если его сейчас не повязать окончательно, то он может и сбежать. А своего я упускать не хочу».

Бодро (ну, насколько это возможно после всего, что у нас было) я вскакиваю с кровати. И тут пришли воспоминания и понимания. Я же стою перед матерью совершенно голым. Потянул на себя одеяло, чтоб прикрыться, но в него был уже плотно завернут Дометиан. Тогда я просто взял кота на руки и прикрылся им.

— Мама, а ты не могла бы?

— Севериан, а что я там не видела?

— Мама…

— Хорошо, хорошо… собирайтесь. Я жду за дверью. Поторопитесь.

Маман вышла, а я понес кота в ванну.

— Севириан? А я почему-то уверен, что умею еще ходить…

— Тшшш… — шикнул я на него.

Мне так не хотелось спускать его сейчас с рук. Я желал прижимать кота к себе и чувствовать сильное тело воина, любовника, моего меченого. За такой короткий срок он стал частью моей души.

Я спустил его с рук только перед бассейном с теплой водой, но совсем из рук не выпустил.

— Можешь ты прекратишь возиться со мной, как с котенком. А?

— Мне нравится чувствовать тебя рядом постоянно.

— Мальчики, вы там решили утопится, что ли? А ну живее! Через 30 минут начинается обряд!

— Мама, хватит. Без нас обряд все равно не начнется.

— Если надо будет, и без вас начнем! — был мне краткий ответ.

— У тебя интересная мама.

— Но иногда ее хочется отправить как можно дальше и не видеть лет пять. Ладно, спускайся в бассейн и надевай приготовленный для обряда наряд. — Я указал на диван, на котором лежали наши ритуальные одежды.

***

Все было как в тумане, но казалось таким правильным. Говорить хотелось как можно меньше, а слушаться больше, тем более, после такого колоссального напряжения теплая вода была словно оазис в пустыне. Я заметил, что руки мои дрожат, да и тело заметно потряхивает. Этот волк все-таки монстр, до такого меня еще никто и никогда не доводил.

Тщательно омывшись, я едва не уснул в воде, но инстинкт самосохранения сработал на славу, меня аж подкинуло, когда вода коснулась ушей. Немного отчитав себя за беспечность, я взглянул на волка. Севериан что-то увлеченно вертел в руках, потом отложил и спустился в воду ко мне. Я ожидал, что он снова начнет провоцировать меня, но нет, просто помог вымыться и после уже одеться.

В этих церемониальных тряпках сам черт запутается, и даже волк не стал исключением. Всучив тому его одежду, я вытолкал его за дверь, уверяя, что сам прекрасно справлюсь…

И правда, возможно, и смогу, если он не будет светить перед моим взором накачанным телом, загорелой кожей… Снова одергиваю себя, еще немного, и я бы перешел к рукоблудству от таких мыслей.

Штаны короткие, из тонкой ткани, и такие узкие, что я едва их надел. Ткань сидела, как вторая кожа…

На примерке мне казалось, что все не так плохо. Но, нарядившись полностью, я понимаю, что без моего ведома все же было внесено пара изменений.

«Интересно, а как Севериан выглядит в ритуальном одеянии?»

Заглянув в спальню, я никого не увидел, пусто. Спустя пару минут, за которые я успел расстроиться из-за того, что Севериан бросил меня здесь одного, появился Касиан. Он осмотрел меня с ног до головы, кивнул и молча показал следовать за ним.

Шли мы достаточно долго. Светлые коридоры сменились пролетами, выложенными булыжниками и природным камнем, нет окон, одна дверь. Массивные створки распахнулись, и до меня донеслись звуки барабанов и флейт. Когда я все-таки увидел зал, он мне напомнил грот: высокий купол, под сводами которого красовалась люстра из восковых свечей. В огромном помещении была просто тьма народу. Все танцевали, веселились, но никто не ступал за круг, очерченный красной краской и какими-то странными символами. Это место было пропитано силой, и от этой силы шерсть вставала дыбом.

Приподняв край длинной туники, я спустился на одну ступень и стал выискивать взглядом Севериана. Его не было нигде. Вторая ступень, на которую я спустился, и вдруг тишина, все умолкли и, обернувшись на меня, расступились. Касиан подтолкнул меня вперед.

— Значит, мне нужно идти в круг? — спросил я.

Молчаливый кивок. Теперь я окончательно растерян.

«Больше похоже на колдовскую мессу, а может, она и есть?»

Но выхода нет, меня тянет к кровавым письменам в кругу. На глазах под сводами грота расстилается туман, и дорога для меня будто выжжена. Ступаю по пеплу и останавливаюсь лишь только тогда, когда мое тело немеет.

***

Я оставил кота одеваться в купальне, а сам ушел в комнату. Там и меня ждали ритуальные одежды. Я не спеша одел белые узкие брюки и длинную тунику, не сшитую с боков. Закрепил тунику на плече пряжкой со знаком императора. Волосы заплел в косу, вплетая ритуальное оружие у самого кончика. Чуть повел головой, и острое жало опасно сверкнуло. Посмотрел на себя в зеркало, поправил каждую складочку и вышел из покоев. Охранники при виде меня низко склонились. Они отдавали честь не только мне, но и моему статусу, это большая редкость, когда волки находят своих истинных избранников и метят их. Ритуал, который сейчас будет проводится, крайне редкий в нашем мире. На него соберутся все.

Я кивнул головой Касию, а сам двинулся по коридорам. Эхо отстукивало шаги троих волков: мои и моей охраны. Сейчас мне как никогда хотелось увидеть моего кота, но нельзя. Мы не можем видеться до той минуты, пока предки не примут его и он не получит знак принадлежности к моему клану и империи.

Я спустился в грот, обошел собравшихся. Никто на меня не смотрел, это под запретом. В гроте чувствовался сладковатый запах свечей и тонкий, очень нежный аромат ночных цветов. Ко всему этому примешивался металлический запах крови. Ею и был нанесен ритуальный рисунок на полу. Крови предков, через нее они придут в наш мир, чтобы либо дать свое благословение, либо отнять жизни. И изменить тут ничего нельзя.

Я, правда, совсем не чувствовал страха, что-то мне подсказывало, что мы получим их благословение. Я дошел до ниши и укрылся в ней вовремя.

В грот вошел мой кот. Как же он сейчас был хорош в этих красных, как кровь, одеждах и с этим чуть тревожным взглядом, но, как и всегда, держался он, как тот, кто меня и приманил — великий воин. Тут же заплакали флейты. Они рассказывали свою историю или, скорее, нашу.

О том, как рухнул старый мир и как возник новый. О смерти, о боли и рождении и о счастье, которого лишили волков. Раньше каждый из нас имел свою пару, а теперь лишь горстка. И от того такие, как мы, стали зваться избранными и мечеными судьбой. И тут в стоны флейты влились дробные удары барабанов, они, словно кровь, словно удары сердца, бились в ритме пульса. Будоражили и звали за собой. Мое сердце сейчас вторило им, и как бы я не был уверен, но начал чувствовать страх, этот мерзкий червячок неуверенности.

Тем временем Дометиан уже вступил в круг, и по залу разнесся зыбкий, чуть слышный шепот, а от кровавых рисунков потянулись тонкие сверкающие нити. Мне было хорошо видно, как остекленел его взгляд в тот момент, когда первая нить памяти коснулась его руки и обвила запястье. Он пошел туда, где его ждали предки, чтобы судить и вынести свой вердикт.

А мое сердце в этот миг почти перестало биться в ожидании возвращения… любимого.

***

Чувствую, как глаза закатываются, тело пробивает стрела жара, а потом холода. Барабаны задают ритм сердцу, все медленней и медленней, потом умолкают. Легкие сдавило спазмом, сердце будто вырвали из груди, и во мне теперь зияющая пустота. Темнота и полная тишина, будто никого вокруг, будто я не в зале.

Дымка воспоминаний, моих, чужих, сплетается в кокон перед моим внутренним взором и золотой каплей разбивается о черный «пол». Брызги накрыли все видимое пространство, и мне явился мир, изначальный, когда история только начиналась, свободное время…

На моих глазах разворачивалась охота волков. Все, как в театре, действия сменялись одно за другим с неимоверной скоростью. А я, будто зритель, стоял и смотрел.

Вот выбран первый вожак… Бой за место главы стаи… волчий гон… рождение нового поколения воинов… их сражения, смерть, страдания, радости, печали…

Это была воистину прекрасная жизнь и смерть. Во мне уже не жили мысли о том, что волки враги, я воспринимал их как семью. Победы были НАШИ, горе было НАШЕ, все было для НАС. Но вдруг небо потемнело, и благодать ушла из края волков.

Распри, голод, лень…

И лишь единицы будто светились изнутри красноватым свечением с золотыми отблесками, и они были мне ближе…

Еще немного времени спустя тьма вернулась, накрыв мои глаза ладонью. Где-то вдалеке вспыхнул огонек, за ним другой, третий, и так до седьмого.

Потом они будто стали приближаться, делаясь все больше и больше. Оказалось, это были волки, красивые пары белых, бурых, серых, черных и еще один с яркой золотой шерстью. Их сила внушала страх, но я, переборов трусость, склонил голову и прогнулся в полупоклоне.

— Давно нас не звали для ритуала, и ни разу еще здесь не было котов… — рассмеялся золотой волк, остальные подхватили его порыкивающий смех, по всей видимости, он первородный волк, сродни божеству.

— Смотрите, боится…

— Хвост поджал.

— Небось сейчас даст деру…

— Достаточно!

Мне не было обидно, они были правы, если бы я не прирос от страха к месту, тотчас бы рванулся бежать, и неважно, что я неизвестно где.

— Итак, молодой воин, ты меченый моим правнуком. Ты открыт душой для нашего клана, но достаточно ли в тебе силы, смелости и покорности, чтобы быть достойным?

Едва выдержав взгляд голубых глаз, отвечаю уверенно.

— Да…

«Зачем я все это делаю? Я кот, а не волк! Моя семья сейчас голодает в лесах, а я предал их, ем до отвала, сплю и ничего не делаю».

Мои сомнения, будто прозрачные, их видят волки и угрожающе скалятся. Золотой снова одергивает их.

— Похвально, что ты думаешь о своей нынешней семье. Поверь, мы враги не без причины, но причина-то уже позабыта… и незачем расплачиваться детям за грехи отцов, если тебя это успокоит, то Севериан примет твою семью в наш клан. Они не будут больше голодать и будут свободны…

Волк лукаво мне подмигнул и обернулся к своим сопровождающим.

— Как же так?

— Вождь, вы шутите?!

— Мы испокон веков воевали!

— Значит, пора прекратить войну, вы так стары, а ума не прибавилось. Разве вы не видите? Истинных пар стало встречаться все меньше после того, как мы развернули войну против кошачьего государства. А сейчас мы видим перед собой кота — истинную пару волка, притом вожака. Я думаю, боги решили помочь волкам и котам примириться, делая истинными парами наших потомков и наших же врагов…

Я едва могу сдержать вздох облегчения, но недоуменный мой взгляд говорил больше, чем могли бы сказать звуки.

— Ах да, чуть не забыл, Дометиан, ты достойный воин, и если ты выдержишь ритуал до конца, то добро пожаловать в семью. Наши силы не безграничны, мы и так много тебе показали и рассказали… и многое поняли…

Золотой волк так посмотрел на сородичей, сомнений не осталось, что Севериан его правнук.

— Мы уходим, долгой тебе жизни и много детей…

В голубых глазах сверкнули искорки лукавства, и семерка исчезла в дымке.

Я снова будто вернулся в зал. Вернулись запахи и звуки. Первое, что я услышал и чуял, это запах своего самца, близко, и кровь предков, будто она было свежей, только пролитой.

Барабаны гулко выстукивали ритм, и с ними снова начинало биться мое сердце, пока не вошло в привычный ритм. Флейты молчали, их сменили бандуры, они легким переливчатым и звонким смехом струн разбавляли ритмы, подстрекая пойти танцевать…

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд