Поиск
Обновления

15 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

16:59   Осенние каникулы мистера Куинна

13:30   Мастер

11:52   Доктор Чума

14 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

15:59   Навсегда.

13 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

17:03  Блондунишка" data-content="

Омега избавляется от своей сущности. Предупреждение: антиомеговерс"> "Longpig" для альфы

все ориджиналы

Девять кругов ада для меня. - Глава 1  

Жанры:
Ангст, Дарк, Джен, Драма, Мистика, Триллер
Предупреждения:
Насилие
Автор:
Светлана Рязанская (cat л.с.а)
Размер:
мини, написано 6 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
R
Обновлен:
30.06.2013 14:04
Описание

«Не ищи греха в другом,

Найди его в себе».

Публикация на других ресурсах

НЕТ)

Комментарий автора

Рассказ опирается на «Божественную комедию. Ад Данте».

Но как такого это совершенно другая история. Помните! Сие, лишь воображение автора, но иногда оно бывает жестоким))

Объем работы 11 336 символов, т.е. 6 машинописных страниц

Средний размер главы 11 336 символов, т.е. 6 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 30.06.2013 14:04

Ни один пользователь не выбрал статус работы

 

» Ад имеет вид колоссальной воронки, состоящей из концентрических кругов, узкий конец которой упирается в центр земли. Пройдя преддверие ада, населённое душами ничтожных, нерешительных людей, они вступают в первый круг ада, так называемый лимб».

» Согласно католической традиции, загробный мир состоит из ада, куда попадают навеки осуждённые грешники, чистилища — местопребывания искупающих свои грехи грешников, и рая — обители блаженных. Блаженными издавна называли сумасшедших. «

***

Беты (редакторы): Ехидная Зараза

Комментарий автора ориджинала Светлана Рязанская (cat л.с.а)

Первый круг

Лимб

Страж: Харон.

Вид наказания: Безбольная скорбь.

Томящиеся: Некрещёные младенцы и добродетельные нехристиане.

***

И встретил меня на первом кругу страж — Харон.

И повел он меня через безмолвную скорбь.

И пал я на колени возле детских тел, что не были крещеными.

И полились слезы по щекам моим, ибо то не их грех,

Что умерли они без покаяния, души были еще чисты.

И ступал Харон по младенцам, как по земле.

И не было в нем к ним сострадания.

И обратил на меня свой взор Харон.

И сказал: «Нет чистых душ, ибо не одну жизнь они проживают.

Только настанет миг, и придут они вновь сюда, в обитель ужаса и скорби.

Встань и иди, нет тебя среди моего списка».

Второй круг

Страж: Минос.

Томящиеся: Сладострастники (блудники и прелюбодеи, просто страстные любовники).

Вид наказания: Кручение и истязание бурей.

***

И спустился я на круг второй,

И ждал меня там Минос.

Он смотрел на тех, кто в вечной буре познавал свой грех.

И были там прелюбодеи да блудницы.

И даже в вечных муках они продолжали оголять свои тела.

И лишь одна, опустив голову, горько плакала.

Она призывала небо простить ее.

Молила Бога принять в царствие свое.

Но никто не ответил ей.

«Неужто и она блудница?»

«Нет, она слишком горячо и страстно любила мужа своего,

За то и поплатилась.

Ибо так любить можно лишь ЕГО…

Но твой грех другой, ступай дальше».

Третий круг

Страж: Цербер.

Томящиеся: Чревоугодники, обжоры и гурманы.

Вид наказания: Гниение под солнцем и дождём.

***

И ступил я на круг третий.

И вонь гниющей плоти ударила мне в нос.

И не смог я сдержать себя.

И в ужасе и омерзении воскликнул:

«Помилуй Бог! Что это?!»

И, порыкивая, засмеялся цербер, страж сего кошмара.

«Смотри же, убогий, здесь, среди гнили плоти, что разлагается под дождем и ссыхается на солнце,

Здесь обитают грешники, толстяки — чревоугодники, обжоры и гурманы.

Они так сильно при жизни лелеяли свою плоть, что после смерти стали моими узниками.

Но вижу по тебе, это не твой удел, иди далее».

Четвертый круг

Страж: Плутос.

Томящиеся: Скупцы и расточители (неумение совершать разумные траты).

Вид наказания: Вечный спор.

***

И на четвертом кругу встретил меня страж — Плутос.

И даже имя его говорило о сути.

И здесь среди грешников стоял гвалт и шум.

И перетаскивали они тяжелые булыжники.

И, сталкиваясь друг с другом,

Они спорили до хрипоты,

Но никто ни с чем не согласился.

«В чем же заключалось их кара?»

«Их кара, смерд, в том, что вечно они будут спорить и никто не будет услышан,

Ибо глухи они были еще при жизни к словам друг друга.

Здесь лишь скупцы, расточители.

Одни и гнилого яблока не дадут,

А другие легко в угоду себе разорят собственную семью.

Но твой грех другой.

Ступай далее и не беспокой больше меня».

Пятый круг

Стигийское болото.

Страж: Флегий — перевозчик через болото.

Томящиеся: Гневные и ленивые.

Вид наказания: Вечная драка по горло в болоте.

***

И вошел я в стигийское болото.

И гнев обуял меня, разрывая тело.

И хотелось пролить море крови и купаться в ней, как иные омываются святой водой.

Вечная драка по горло в красном болоте,

Которое давно пропиталось их собственной плотью и кровью.

И убивали они друг друга, а потом вновь воскресали.

И все лишь для того, чтобы вновь умереть в страшных муках и болях.

И так все время до бесконечности.

Флегий посмотрел на меня и промолвил:

«Не мой ты грешник, иная кара заготовлена для тебя.

Ступай же, я переправлю тебя».

Шестой круг

Стены города Дита.

Страж: Фурии.

Томящиеся: Еретики и лжеучители.

***

И ступил я на шестой круг.

И встретили меня стены города Дита.

И страж Фурии следил там за грешниками.

И ужаснулся я — в открытых гробах мучились души.

И горело пламя внутри могилы и раскаляло добела гробы.

То были вечные мучения.

«Чем заслужили они сию кару?» — молвил я.

«Грехом своим, не жалей их, здесь сплошь еретики и лжеучителя.

Заслужили они свое место в раскаленных могилах,

Ибо многих сгубили они своими учениями

И прогневали Бога, за что и поплатились.

Ступай же ниже, ты не из их числа, смертник».

Ушел я, не стал противиться, но чем дальше шел, тем ужас сильнее терзал меня.

Седьмой круг (поделен на три пояса)

Страж: Минотавр.

Томящиеся: Совершающие насилие

***

И на седьмом круге увидел я стража Минотавра.

И пугал он одним своим видом до дрожи.

И рассстелилась передо мной кипящая, кровавая река.

Ужаснулся я увиденному, ибо варились там живьем грешники, и не было им спасения.

Стояли на берегах кентавры Несс, Хирон и Фол.

И стоило чуть высунуться из кипящей воды грешнику,

Как выпускали они в них свои стрелы,

Заставляя вновь и вновь оплачивать грехи свои.

«Тебе их жалко?» — спросил страж.

«Они же люди. Да, мне жалко их».

«Не жалей, не стоит, нет среди них чистой души,

Лишь тираны да разбойники.

При жизни никто из них не пожалел бы тебя.

Пойдем же дальше, я покажу тебе свои владения».

И пошел я за стражем.

И увидел, как люди, подобно живым деревьям, стенали, просили, призывая Бога и прося защиты.

И не было им спасения, глух был Отец к мольбам их.

И лишь гарпии терзали их тела вечность.

«Смотри же, — проговорил Страж.

Это те, кто поставил себя на один уровень с Богом.

Ибо лишь он может даровать жизнь и отнимать.

Они оборвали свои судьбы сами,

Лишив себя жизни. Самоубийство тяжкий грех».

«А кто те, кого загоняют гончие?» — спросил я.

«То игроки и моты. Они попусту растрачивали свою жизнь,

Но здесь им не будет скучно».

Узрел я как на моих глазах одна из гончих поймала свою добычу и стала рвать плоть, выдирая мясо кусками.

Не смог я более смотреть и отвернулся.

«Что, не нравится тебе это? Не по душе? Жаль. А я нахожу в этом эстетическое удовольствие.

Но не будем медлить. У меня есть, что еще показать тебе».

И вновь мы двинулись в глуби седьмого круга.

И узрел я пустыню и раскаленные пески.

У горящего огнем потока изнывали грешники.

Ведь невозможно напиться огнем.

«Они тоже грязны. Тут богохульники да содомиты».

Я вздрогнул. Неужто то и меня ждет?

Как страшно. Целую вечность мучиться от жажды.

«И их тебе жаль? Но они сделали свой выбор, как и ты.

Но нет тебя среди моих грешников. Ступай далее.

И помни то, что предстало твоим глазам».

Восьмой круг

Страж: Герион .

Томящиеся: Обманувшие не доверившихся:

***

И ступил я на восьмой круг.

И увидел устрашающего стража Гериона.

И был страж трехглавым и трехтелым сыном Хрисаора и Камирои.

И узрел я, как одни грешники идут двумя встречными потоками,

И бесы бичуют их неустанно.

А другие стоят по колено в зловонном кале, как мухи, попавшие в клей.

И с ужасом я взирал на скалы, ибо в стены их были вмурованы люди,

А по ногам их струился огонь, сжигая плоть до костей.

И кипели неподалеку грешники в смоле.

Они тянули ко мне свои руки.

И взывали о прощении, молили о помощи.

Но не мог я им ничем помочь, ибо сам грешен.

Самым ужасающим был восьмой круг.

Слишком разнообразные кары ждали грешников.

«Страшно тебе?» — спросил страж-великан.

«Да», — не смог я солгать ему и молвил истину.

«И должно быть страшно, иначе слишком малым было бы для грешников наказание.

Ты смотри и не отводи своих глаз,

Не многим дано увидеть суд над человечеством.

Оглянись же, видишь, вон в свинец закованы, словно в мантию.

А вон тех мучают гады — Кенхр, Амфисбена, Фарей, Якул и Ехидна.

Вот тут ты можешь узреть души, вечно горящие в огоньках.

А это мое любимое, потрошение.

Ты только посмотри на их лица,

Они так удивлены, когда кишки, еще издающие жар тела, вываливаются наружу.

Но это лишь пустяк, дальше будет много хуже.

А вон те…»

«Хватит, остановись!» — взмолился я, падая на колени и зажимая уши, чтобы не слушать.

Смыкаю глаза, чтобы не видеть,

Но образы слишком живые и сильные,

Они въелись в мой мозг и терзают воображение.

Раз за разом вижу я, как страдают люди.

Засмеялся Герион,

И обратил я свой взор поневоле туда, куда он указывал.

И содрогнулось все существо во мне.

Там тоже страдали плотью,

Болезнь поедала их заживо — проказа и лишай.

Она разъедала им плоть,

И зловоние доносилось до меня гнильное и резкое.

И помутился мой разум от него.

И отшатнулся я в сторону.

Легла мне на плечо огромная длань стража, заставляя замереть в страхе.

«Видишь, — вновь молвил он.

У меня самое большое разнообразие грешников.

И каждый страдает по заслугам своим.

Среди них нет чистых душ, лишь нечистые:

Сводники и обольстители.

Те, кто торговал Божьем словом и называл себя при этом служителями его.

Свои грехи они смели прикрывать его именем,

За то и несут кару ныне.

Лжепрорицатели здесь и взяточники.

Лицемеры с их раздвоенным языком и воры, укравшие последние деньги у бедного.

Зачинщики раздора и льстивые лукавые советники.

Много их и все они теперь мои.

Видишь, нет тут безвинных.

И каждый должен нести свое ярмо и наказание.

А теперь ступай, дальше тебе надо».

Покидая этот чудовищный круг, я все время оборачивался,

Словно что-то внутри меня требовало — «Посмотри лишь в последний раз».

Девятый круг

Ледяное озеро Коцит.

Середина, центр вселенной.

Страж: Гиганты (Бриарей, Эфиальт, Антей).

Томящиеся: Обманувшие доверившихся:

***

И пришел я к Ледяному озеру Коцит, что посередине центра земли всей.

И предстали передо мной гиганты-стражи — Бриарей, Эфиальт, Антей.

И шла сила власти от них волнами, заставляя меня содрогаться и дрожать перед их взорами.

И страдали тут грешники,

Вмерзли они в ледяную глыбу по самые шеи,

А лицами обращены книзу.

«Ну, здравствуй, грешник, мы уже устали, ожидая тебя,

Ибо именно тут обитель боли и страха для тех,

Кто предал родных, друзей, единомышленников и, самое главное, тех кто предал Бога.

Посему здесь твой удел,

Ибо ты предавал и не раз тех, кто доверился тебе.

И ты предавал всю свою жизнь,

И ни разу о том не пожалел, не раскаялся.

А теперь уже слишком поздно жалеть.

Льды Ледяного озера Кацит твой удел.

Путь, что усеяли разбитые тобой сердца, окончен именно здесь.

Ты можешь, как и все, молить Отца о прощении,

Но он уже не услышит и не поможет».

«Но я никого не предавал! Я жил праведно и пытался других настроить на праведную жизнь», — воскликнул я.

«Не предавал? А как же друг в школе?

Ты узнал, что мальчик грешен, он гей.

Не ты ли прилюдно осмеял его, и все отвернулись от того, кого ты десять лет называл другом.

А еще мать, которую ты сослал в дом престарелых, и она умерла там в одиночестве?

Или жена, которую ты бросил, как только узнал, что после аварии она более не сможет ходить?

А ведь это ты был виноват в той трагедии.

И даже свое дитя ты предал,

Когда пришел к тебе сын за помощью и пониманием.

Он был испуган, искал у тебя прощения и поддержки.

Ты отказал ему и прогнал вон.

А теперь его удел мучиться на седьмом круге.

И быть живым деревом, терзаемым гарпиями.

Разве не помнишь ты его или не узнал?

Он тянул к тебе ветки-руки и просил о помощи».

И тогда я вспомнил, когда уходил с седьмого круга,

Одна из веток зацепилась за одежду мою, и раздался шепот: «Помоги мне».

И упал я на колени, проливая горькие слезы, и взмолился,

Но лишь засмеялись стражи над горем моим.

Нет мне ныне спасения, и грехи мои тяжкие,

Я предал тех, кого должен был беречь.

И так стал я жителем девятого круга Ада.

Ибо нет безгрешных,

А души, живущие не единожды, не сможет очистить от греха даже новое перерождение.

И, попав в другое тело, они лишь сильнее пачкают то чистое, что осталось в них.

И воскликнул сын Божий: «Пусть первым кинет камень тот, кто безгрешен».

И не нашлось такого, каждый нес в себе частицу черноты.

И я понял теперь слова его.

Не ищи греха в другом,

Найди его в себе.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,007 секунд