Поиск
Обновления

15 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

16:59   Осенние каникулы мистера Куинна

13:30   Мастер

11:52   Доктор Чума

14 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

15:59   Навсегда.

13 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

17:03  Блондунишка" data-content="

Омега избавляется от своей сущности. Предупреждение: антиомеговерс"> "Longpig" для альфы

все ориджиналы

Без гарантий на счастье  

Жанры:
Ангст, Джен, Фэнтези
Предупреждения:
Смерть персонажа
Герои:
Мифические существа, Попаданцы, Эльфы
Место:
Другой мир, Наш мир
Время:
Наши дни
Автор:
Светлана Рязанская (cat л.с.а)
Размер:
мини, написано 12 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
PG-13
Обновлен:
18.05.2015 19:05
Описание

Не ходите, девки, замуж за эльфийских королей, а то брак подсунут неправильный, короля бракованного, а последствия… Да что говорить, сами все увидите.

Объем работы 20 766 символов, т.е. 12 машинописных страниц

Средний размер главы 20 766 символов, т.е. 12 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 18.05.2015 19:05

Пользователи: 1 не читали, 1 хотите почитать, 3 прочитали

 

— Катя, сделай музыку тише!

«Размечталась. Надоела своими придирками».

Катя прибавила громкость на ноуте, и, казалось, квартира содрогнулась от тяжелого рока. Тут же в комнату влетела разгневанная мать Катьки и, подлетев к ней, отвесила подзатыльник так, что дочь чуть ли не пропахала носом стол.

— Я сказала сделать музыку тише, а ты что, поганка, еще сильнее врубила! Лучше б в комнате прибралась или готовилась к сессии. Завалишь снова — я платить за тебя не буду.

— Нужны мне твои бабки, — пробубнила Катька, потирая ноющий затылок, рука у матери была тяжелая. Катька об этом хорошо знала, но почему-то наперекор всему раз за разом нарывалась на оплеухи.

— А что ты без них можешь? Школу закончила с трудом. Хорошо хоть, одиннадцать классов, а не как хотела — девять. Если б я не заплатила, думаешь, смогла бы поступить в институт? Ничего подобного. Ты неуч неблагодарная.

Мать вновь замахнулась, желая влепить еще одну оплеуху дочери, но та увернулась и волком уставилась на мать. Они никогда не ладили между собой. Мама Кати, Макарова Елена Сергеевна, была женщиной строгой и очень принципиальной, она одна воспитывала дочку и, пока растила ее, немало хлебнула горя. Но это не сломало женщину, а сделало более стойкой и менее нежной, даже с собственной дочерью. Елена Сергеевна считала, что мечтами в этом мире не выжить и уж точно в люди не пробиться, а Катька напоминала ей покойного мужа, который всегда летал в облаках. Он был из хорошей и богатой семьи, но по доброте душевной помогал буквально всем и доверял тоже всем, вот потому-то после его трагической смерти всё, даже дом, досталось партнеру по бизнесу. Елена Сергеевна понимала, что руганью ничего не сумеет добиться, и она распрощалась с прошлой жизнью, собрала сумки и переехала в деревенский домик у черта на куличках, единственное, что досталось ей после смерти мужа. Именно там и родилась Катька. После ее рождения Елена Сергеевна работала не покладая рук и через пять лет уже прочно стояла на ногах. Правда, на дочку у нее с той поры было мало времени, и та росла как сорняк: куда кривая выведет. Слишком поздно Елена Сергеевна заметила любовь дочери к дешевым фэнтезийным книгам, где все героини, как одна, были круты и любимы. Поначалу ничего не представляя из себя, позднее они попадали в другой мир, где обязательно в них влюблялись прекрасные эльфы, сильные вампиры и сногсшибательные демоны. Именно эти истории стали мечтой Катьки: попасть в другой мир магии и меча и стать женой прекрасного, бессмертного эльфа на веки вечные. А самое главное, обязательно это должен быть принц эльфийский.

— Уберись тут, развела помойку, — холодно приказала мать и, отбросив ногой несвежую футболку, которая валялась на полу, вышла из комнаты.

Катька поморщилась, еще сильнее врубила музыку и вытащила из потрепанного рюкзака новенький томик в дешевой обложке. Уборка ее не волновала, как и сессия, и вопли матери, она мечтала окунуться в новую историю, которая, по сути, была похожа на все прочитанные раньше.

— Последний раз предупреждаю, — крикнула Елена Сергеевна из коридора, — убери свой срач. Не уберешь, и все полетит в помойку.

Катя прямо видела недовольство на лице матери, словно она была тут, а не за дверью.

Скрипнула входная дверь, затем послышался глухой стук. Елена Сергеевна ушла в офис, а Катька сделала музыку еще громче, проигнорировала стук в стенку от соседей и углубилась в чтение.

Книга так сильно затянула ее, что она позабыла о времени, очнулась лишь тогда, когда на часах было десять вечера. Странно, но Катька даже прихода матери не заметила, впрочем, та к ней не заходила, иначе ей влетело бы по первое число за неубранную комнату. Решив, что в десять вечера что-то убирать уже глупо, она переоделась в легкие шорты, футболку и перебралась вместе с книгой в кровать. Спустя пять минут Катька вновь была в мире магии и прекрасных принцев.

Книга кончилась внезапно, видно, автор решил выпустить целую серию, поэтому окончания истории не было. Впрочем, Катьку это не опечалило, ей уже полюбились герои и расставаться с ними не хотелось. Там был описан такой интересный мир: магия, великие воины, глобальное зло и главный герой — красавец-эльф, в совершенстве владеющий всеми видами оружия и заклинаний. Идеальный мир, в который очень хотелось бы попасть Катьке.

Пролистав книгу в последний раз, Катька пробежала глазами по самым интересным моментам, еще раз окунувшись в прекрасный мир, в который так сильно хотела попасть, лишь бы избавиться от скучной жизни на треклятой Земле. Закрыв книгу, она положила ее на тумбочку и выключила свет. Засыпая, Катька улыбалась. Ей хотелось, чтобы приснился тот самый красавец-эльф из книги, вокруг которого и крутились все ее мысли. Но, увы, снился Катьке явно не эльф. Во сне она попала в комнату, огромную, зеркальную, казалось, в ней нет ни стен, ни пола, ни потолка. Катька стояла в центре этого безумия и смотрела в свое лицо, отраженное многократно. Вдруг она стала куда-то проваливаться, ее накрыла темнота, а потом словно кто-то включил свет, и вот она уже смотрит на странные фигуры, закутанные в красные плащи. Они что-то говорили, сначала тихо, а потом все громче и громче, пока их голоса не стали походить на единый гул. Все закончилось резко, слова оборвались, фигуры развернулись в ее сторону, и тут зазвенел будильник.

Катька проснулась и попыталась нащупать надрывающийся на тумбочке телефон, что получилось у нее не сразу. Как только звон прекратился, она вновь откинулась на подушку и уставилась в потолок, выискивая в причудливом переплетении искусственно сделанных трещинок сказочных существ. В общем, занималась любой ерундой, лишь бы только не вставать, ибо очень этого не хотелось.

— Катя, вставай, опоздаешь к репетитору! — крик матери заставил ее поморщиться и накрыться одеялом с головой. — Катя, ты меня слышишь? — на сей раз голос был приглушенный, но много ближе.

Елена Сергеевна безжалостно сорвала одеяло с дочери и строго посмотрела в серые глаза, и, судя по выражению этих самых глаз, даже жить Катьке было скучно.

— Вставай, я деньги за тебя плачу. Узнаю, что ты не пошла к репетитору, пеняй на себя. Вставай и дуй в душ.

Елена Сергеевна направилась к выходу, но помедлила в дверях, повернулась к дочери и сказала:

— Я на работу, завтрак на столе, будешь уходить, не забудь все закрыть.

Мать вышла, а Катька и не собиралась отскребать себя от кровати. Идти к репетитору? Еще чего, она и не собиралась туда. Скоро откроется книжный, вот туда Катька и пойдет, нужно посмотреть, не пришли ли новинки.

В книжном было безлюдно, но оно и понятно — выходной, девять утра, какой дурак попрется за книгами. Катька ходила между стеллажами, оглаживая пальцами корешки книг, пока ее рука не остановилась явно на новой, еще не виденной ею книге. Она вытащила красный томик и прочитала название — «Этот мир другой». Чем-то ее зацепили эти три слова, и Катька поспешила с книгой на кассу.

Прижимая покупку к себе, она счастливо улыбалась и почти бежала домой. Скорее бы прийти и сесть за чтение. Поглощенная своими мыслями, она совсем не смотрела по сторонам и крика: «Берегись!» не услышала, а потом — странный свист, удар в голову, невыносимая боль, чувство полета и темнота. В этой темноте она слышала крики людей, чувствовала, как кто-то касается ее, а потом что-то накрыло лицо, и все пропало.

Катька проснулась резко, словно кто-то щелчком пальцев прогнал сон. Она села и удивленно уставилась на странную ткань, свисающую по обе стороны от кровати.

— Что за черт?

На вопрос ей никто не ответил. Катька сползла с кровати и, запутавшись в одеяле, чуть не упала позорно лицом в пол.

— Где это я, что за комната? Нет. Не так, что за дом такой?

— Вы уже проснулись, молодая леди, это прекрасно.

Катька испуганно ойкнула и уставилась на вошедшего. Высокий, во всем черном, со светлыми волосами и выправкой то ли военного, то ли… дворецкого!

— Кто вы, где я, как попала сюда? Я же шла домой.

— Вы гостья этого дома и невеста хозяина. Не стоит сейчас так волноваться, вам не причинят зла.

«Дворецкий» прошел в комнату и поставил серебряный поднос на небольшой столик у окна. Катька заметила, как ловко тот избежал большую часть вопросов, сделал вид, что не слышал их. Она уже было хотела повторить, но тут мужчина наклонился, и длинные волосы скользнули на лицо, оголяя остроконечное ухо.

— Эльф, — в шоке выпалила вслух Катька.

— Эльф, как и все в этом замке. Присаживайтесь, Екатерина, отведайте этот прекрасный легкий десерт из взбитых сливок и нежного бисквита, украшенного кусочками самых спелых и редких ягод, с ароматным чаем, привезенным сюда из далеких стран.

Эльф отвесил легкий поклон и отодвинул стул от стола, приглашая присесть. Катька в шоке уставилась на аппетитное пирожное, на эльфа, вновь на пирожное, но с места не сдвинулась. Эльф улыбнулся и отступил чуть в сторону.

— Наверное, вам не по себе от моего присутствия, я выйду, наслаждайтесь кушаньями.

Он склонился в поклоне и вышел. Тут же раздался легкий щелчок, и Катька поняла, что ее заперли. Она подошла к двери, подергала ручку, но безрезультатно.

«Похоже, я, тут, пленница».

Катька не знала, сколько всего прошло времени, но ей казалось — целая вечность. К угощению она так и не притронулась. Сейчас, даже будь она голодна как волк, ей бы от страха и кусок в горло не полез. Все ее мысли были о доме, впервые совсем не хотелось быть в мире магии и эльфов. Ей просто до дрожи, до судорог в теле хотелось назад домой, к маме, к друзьям, к чертовой учебе и даже к репетитору, которого терпеть не могла. Катька готова была пообещать все, что угодно, если ее вновь вернут домой. Она сидела на кровати, сжавшись в комочек, и рыдала в голос до тех пор, пока не охрипла и не начала икать, только тогда от усталости и шока провалилась в сон.

Снился ей родной город вместе с его смогом, грязными после зимы улицами и вечно спешащими прохожими. Все это сейчас казалось таким родным и любимым.

Проснулась Катька, когда к окну прильнули сумерки, медленно уступая место тьме. В комнате не было темно, пока она спала, кто-то явно приходил, зажег свечи и забрал так и не тронутую еду. Зато вместо этого оставил в кресле шикарное алое платье, такие Катька только в глянцевых журналах видела. Даже издалека заметно, что ткань тонкая и воздушная, а камни, которыми был расшит лиф, явно настоящие. Еще утром это заставило бы Катьку восхититься, а уж обладание такой вещицей сделало б ее очень счастливой. Сейчас же все, чего хотелось, это проснуться в своей кровати и понять, что все только приснилось. Но сколько она ни щипала себя до синяков, а проснуться не получалось.

Когда за окном окончательно стемнело, раздался деликатный стук в дверь. Катька вздрогнула и ничего не сказала. Дверь приоткрылась, и в комнату впорхнули три красивые эльфийки. Они с улыбкой направились к Катьке.

Эльфийки сначала потащили ее в комнату, которая напоминала ванную, только раз в десять больше любой виденной Катькой, и настолько богато украшенную, что это граничило с безвкусицей.

Эльфийки не проронили и слова, молча преодолели сопротивление Кати и так же молча усадили в огромную ванную. Казалось, они и не замечали сопротивление той, кого насильно купали. Её терли, скребли так, будто на ней годовалый слой грязи был. Когда они закончили, Катька уже устала брыкаться и спокойно сидела с опущенной головой. Видя, что она сдалась, эльфийки лишь утроили старания и, вытащив ее из ванной, поволокли к огромному зеркалу.

Долго и усиленно они что-то втирали в кожу Кати, чем-то смазывали волосы и тихо перешептывались между собой. На вопросы самой Катьки никто не собирался отвечать, сколько бы она ни пробовала их расспросить. Ей только улыбались и расписывали в красках, какая она красавица.

Эльфийки шустро облачили ее в то самое красное платье, сотворили из волос невероятную по красоте прическу, украсили камнями (тоже явно не стекляшками), чуть тронули бледной помадой губы и выпорхнули за дверь. Катька вновь осталась одна.

Она впервые начала молиться, но так как из молитв помнила немного — сочиняла на ходу. Прервал ее голос того самого «дворецкого», что приносил ей угощения.

— Екатерина, вы так прекрасны. Достойный цветок для обряда воссоединения. Скоро за вами придут, чтобы сопроводить в Храм Семи Лун.

— Зачем, для чего я вообще вам? Я простая русская девчонка, не блещущая умом, с трудом закончившая школу, не вылетев после девятого класса. Не красавица, манер не знаю, элегантностью не отличаюсь. Зачем эльфам такой балласт?

— Что вы, Екатерина, поверьте, вы совершенны, и любой эльф будет рад войти с вами под своды Храма Семи Лун.

От обиды, злости, от осознания того, что никто ее не собирался отправлять домой, в глазах защипало, слезы вот-вот готовы были вырваться наружу и заскользить по бледным щекам. Катька закусила губу, чтобы сдержать их.

— Почему я, почему? Я хочу домой, отправьте меня домой.

— Это невозможно, — эльф словно стер улыбку с лица, глаза его холодно блеснули, — вы единственная пара для Его Величества. Наш король выбрал вас душой, юная леди.

«Дворецкий» пересек комнату, всучил Катьке огромный букет цветов и молча вышел, бесшумно затворив за собой дверь. В этот раз он не закрыл ее на замок, и у Кати появилась надежда на возможность сбежать из этой клетки. То, что ей некуда бежать, она знала, но старалась о том не думать.

Катька немного выждала, а потом бесшумно подкралась к двери и прислушалась — с той стороны было абсолютно тихо. Катька крепче сжала букет, аж пальцы побелели. Почему взяла с собой этот веник — и черт не знает, только руки разжать не смогла, чтобы выбросить его, ей казалось, что тот может еще пригодиться, на крайний случай им можно отбиваться, пусть и недолго.

Она приоткрыла дверь и шагнула в коридор… Тут же по обе стороны от нее встали две фигуры, облаченные в красные плащи, они подхватили ее под руки и буквально потащили куда-то по коридору. Катька кричала, сопротивлялась, но ее словно и не слышали.

Не прошло и десяти минут, как она оказалась в какой-то огромной круглой комнате без потолка. В центре возвышался в человеческий рост странный алтарь, а на нем на самом верху — золотая чаша. Вокруг алтаря, образуя круг, стояли фигуры в красном и что-то бубнили. Тусклый свет свечей придавал всему действу зловещий оттенок смерти, словно и не комната то была, а огромный склеп.

Фигуры расступились, разрывая круг, и Катьку протащили к алтарю, там уже кто-то был — эльф. Хоть она и не видела его лица, так как он стоял спиной, зато заметила острые кончики ушей. Эльф повернулся, и Катька вздрогнула. Навскидку она дала бы этому представителю ушастых по человеческим меркам лет сто, не меньше. Кожа обвислая, напоминала тонкий, сморщенный пергамент, глаза мутно-голубые, пальцы скрюченные артритом, а может, еще от какой пакости. Ногти острые, желтые. Когда эльф беззубо улыбнулся, то Катька почувствовала неприятный смрад гниения. Ей казалось, что он уже давно помер, и, ожив каким-то образом, этот труп вылез из могилы.

Двое, что вели Катю, слаженно поклонились «трупу» и хором проговорили:

— Ваше Величество, избранная готова к ритуалу.

И это ее судьба, тот самый король, что предназначен ей по воле богов?!

«Почему, почему? Это совсем не так, как пишут в книгах про попаданок», — мелькнула в ее голове фраза, которую много раз говорили героини ее любимых историй, когда мир, в который они попадали, отличался от фантазий.

«Труп» еще раз улыбнулся Катьке, заставив отшатнуться от омерзения, правда, ее тут же толкнули в спину, практически притиснув к королю. Катьку затошнило, в глазах помутнело. Кажется, вот-вот ее накроет истерика. Король схватил Катьку за руку, тем самым сделав только хуже.

Фигуры в красном стали интенсивнее бубнить, при этом что-то вытанцовывая. Двое, которые привели «невесту», подошли к алтарю. Один взял с нее чашу, а второй вытащил из-за пояса внушительного вида нож. Страх новой волной накрыл Катю, сдавливая горло в железных тисках паники. Сейчас она бы очень хотела закричать, но почему-то не могла, только смотрела на приближающихся с ножом и чашей эльфов широко открытыми глазами. Когда они подошли совсем близко, остальные замолчали, и опустилась пугающая тишина, от которой пробирал озноб, а волосы на голове буквально вставали дыбом.

Катька попыталась выдернуть руку из, как ни странно, сильного захвата дряхлого эльфа. От усилий она даже губу закусила, но ничего не получалось — словно клещами держали. Она пыталась заговорить, потребовать, чтобы ее освободили, но не могла, слова просто не шли с языка, да какие там слова, ей и промычать ничего не удавалось. Катька молча продолжала дергаться, иногда всхлипывать, глотая слезы злости, обиды и страха.

Дряхлый эльф без особых усилий поднял ее руку вверх, свободные рукава их одежд упали к локтям, оголяя запястья. «Плащ» с ножом сделал еще один шаг. Блеск стали был столь молниеносным, что Катька не могла с уверенностью сказать, что вообще его видела, если бы не жгучая боль, полоснувшая от запястья до локтя. Наконец-то ей удалось закричать, и она кричала, захлебываясь криком и слезами, но вот руку так и не смогла вырвать из захвата. Второй «плащ» поднес чашу так, чтобы кровь стекала в нее. Катька разглядела, что та чаша не совсем и чаша была, скорее, небольшой и богато украшенный горшочек, наполненный землей. Прямо на ее глазах из-под земли, пропитанной ее кровью, стал пробиваться зеленый, с красными прожилками росток. Он рос так стремительно, что за считанные секунды достиг размеров среднего цветка.

«Плащи» вновь завыли, раскачиваясь, и растение засветилось, букет в руках Кати тоже засиял пронзительно-зеленым светом, даже глазам было больно смотреть на него.

— Свершилось, — выкрикнул король и повернулся к Катьке.

Она вздрогнула от удивления и недоумения — сейчас напротив нее стоял юный эльф, не больше двадцати лет по человеческим меркам, невероятно красивый: глаза ярче летнего неба, по чуть-пухлым губам скользила почти нежная улыбка, оголяя белые, как жемчуг, зубы. Вот только глаза короля, несмотря на красоту, были холоднее льдов.

— Все как ты и хотела, Екатерина, рядом с тобой прекрасный эльф, твоя мечта, властелин огромного королевства. Я бессмертен, молод и буду с тобой до самой смерти, твоей смерти. Благо, ждать ее осталось совсем недолго.

Король взмахнул рукой, и пламя свечей разгорелось много ярче, чем прежде. Теперь Катя смогла хорошо рассмотреть комнату и себя тоже, так как ткань, закрывающая все стены, разом с них упала, а эти самые стены оказались зеркальными. Ужас, паника, неверие — все это молниеносно промелькнуло в ее глазах. Десятки зеркал отражали совсем не ее, не девушку девятнадцати лет, а старуху, такую древнюю, что с трудом верилось в то, что она еще жива. Слезы катились по испещренным морщинами щекам старушки, а она все продолжала стариться прямо на глазах, высыхая, сгорбливаясь…

— Как? — только и смогла прошептать Катька, падая на пол, но и пол был зеркальным и тоже отражал полутруп, каким и стала она.

— Очень просто, — невозмутимо стал объяснять король, любуясь своим отражением, — мы, как ты помнишь, бессмертны, но годы властны и над нами, мы стареем, а быть бессмертной дряхлой древностью мало кто пожелал бы. В твоем мире мы находим избранных, тех, кто может отдать нам свою молодость, напитать наши корни своей жизнью, как ты сегодня. Не волнуйся, скоро твои мучения кончатся, еще пара минут, и ты уйдешь к богам. Тешь себя тем, что ты продлила мою красоту еще на сто лет.

Катька лежала на полу и смотрела в небо, сейчас, когда жизнь медленно покидала ее тело, она вспоминала свой мир, маму, которую больше никогда не увидит, друзей, с которыми уже не встретится — жизнь, которую когда-то совсем не ценила.

Ей казалось, что она слышит стук собственного сердца: конвульсивный, неровный и тихий.

Тук… тук… тук…

Тук…

Король переступил через неподвижное, высохшее, словно мумия, тело «старухи» и брезгливо отдернул ногу, когда случайно коснулся края красного платья.

— Эссииль? — надменно позвал он.

— Да, мой властелин! — вперед вышел один из красных плащей и скинул капюшон с головы. Это был тот самый «дворецкий», с которым еще совсем недавно говорила Катька.

— Эссииль, как можно быстрее найди избранного для моей королевы. А этот мусор, — король, не глядя, качнул головой в сторону мертвой Катьки, — скиньте, как обычно, в болото. Земля позаботится об останках человечки.

Король вышел из комнаты, так больше и не глянув на ту, которая отдала ради его молодости свою жизнь. Он жил уже больше десяти тысяч лет, и за это время слишком много подобных Кать было в его жизни, чтобы обращать на такие мелочи внимание.

В конце концов, они всего лишь людишки, расходный материал для любого, даже самого низкого эльфа.

А где-то там, в мире людей, безутешная мать искала свою дочку, не зная, что никогда уже не сможет ее увидеть вновь…

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Маленькая М     03 апреля 2016 09:48   05 апреля 2016 21:03

Спасибо)

catlsa     05 апреля 2016 21:03

Вам спасибо.)

Страница сгенерирована за 0,101 секунд