Поиск
Обновления

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис

18:17   M. A. D. E.

28 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

12:32   Новый мир. История одной любви

22 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

16:42   Занимательная геометрия

все ориджиналы

Я никогда не... - Глава 1  

Жанры:
ER (Established Relationship), Повседневность, Слэш (яой), Флафф, Юмор
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Герои:
Школьники
Место:
Наш мир, Россия, Школа
Время:
Наши дни
Значимые события:
Happy End
Автор:
Brandy_Wine
Размер:
мини, написано 23 страницы, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
PG-13
Обновлен:
07.06.2013 23:51
Описание

После того, как все выпили по банке пива и решили заполировать все это вытащенной откуда-то из закромов Родины Олеговой квартиры бутылкой шампусика, Лиду осенила гениальная идея: сыграть в «Я никогда не…». Правила игры были простыми. В центр стола поставили бутылку шампанского, и каждый участник по кругу называл что-то, чего он никогда не делал. Тот, кому, в отличие от назвавшего, это делать приходилось, брал бутылку и делал из неё глоток.

Посвящение

Это подарок на день рождения одному хорошему человечку и талантливому автору tatiana-tiana

Публикация на других ресурсах

запрещена

Комментарий автора

Коллаж:

Объем работы 41 086 символов, т.е. 23 машинописных страницы

Средний размер главы 41 086 символов, т.е. 23 машинописных страницы

Дата выхода последней главы: 07.06.2013 23:51

Пользователи: 1 читаете, 1 хотите почитать, 1 отложили, 2 прочитали

 

Со стороны Рома Зайцев казался абсолютно обыкновенным шестнадцатилетним парнем. Не урод и не красавец, не тупица и не выскочка, не качок и не задохлик. В общем, все как у простых смертных. Свободное время Ромыч, как и любой другой старшеклассник, обычно проводил с друзьями, ещё ходил на тренировки по легкой атлетике с шестого класса и даже выигрывал какие-то там соревнования. Пил пиво с пацанами, трепался с девчонками. В общем, вел себя, как обычный подросток, каких в каждом классе по десятку.

Вот только была у него одна особенность, о которой знали разве только очень близкие друзья. У Ромки на лбу можно было заглавными буквами писать: «Пофигист». В ситуации, в которой любой другой парень уже давно бы орал, матерился, а может даже полез бы с кулаками в драку, Ромка только недоумевающе пожимал плечами и проходил мимо. А если уж и срывался, что случалось крайне редко, то делал это из каких-то никому, кроме него самого, неясных побуждений. В общем, выражение: в тихом омуте черти водятся, было определенно про него.

Правда, маскировался Рома так хорошо, что почти никто из его знакомых не догадывался об этой особенности его характера, считая его просто спокойным и флегматичным парнем.

Даже друзья периодически умудрялись забывать об этой его специфической черте. И потому то, что случилось на очередной пьянке, не просто удивило, а ввело всех в полнейший ступор.

Нужно отметить, что круг общения у Ромки был вполне устоявшийся. Два его лучших друга: Серый, одноклассник, с которым они сидели за одной партой, и Олег, с которым учились вместе до пятого класса. Потом Олег перевелся в гимназию, но общаться они продолжили по-прежнему, не желая терять хорошую дружбу. А ещё две девчонки из «Б» класса, Лидка и Алена. Несмотря на то, что внешне девушки были похожи между собой. Обе худощавые брюнетки одинакового роста и телосложения, любой, кто пообщался бы с ними дольше пяти минут, понял, что трудно найти более непохожих друг на друга людей. У Лидки рот просто не закрывался, она беспрестанно о чем-то рассказывала, шутила и просто сбивала с ног так и хлещущей во все стороны энергией. Алена обычно была молчаливой и сдержанной, но при этом умела вставить колкий комментарий в любой беседе. Странная парочка, но выдерживать их по отдельности дольше десяти минут мало у кого получалось, а вот в комплекте они были весьма забавными, по крайней мере, по выражению Сереги, нейтрализовали разрушительное действие друг друга на мозг собеседника.

Собиралась эта разношерстная компания обычно дома у Олега, который жил с отцом, вечно допоздна сидящим на работе. Зачем собирались? Ну зачем ещё могут собираться подростки? Собственно выпить, потрепаться, под настроение — потанцевать.

Вот и этот раз не был исключением. После того, как все выпили по банке пива и решили заполировать все это вытащенной откуда-то из закромов Родины Олеговой квартиры бутылкой шампусика, Лиду осенила гениальная идея: сыграть в «Я никогда не…». Правила игры были простыми. В центр стола поставили бутылку шампанского, и каждый участник по кругу называл что-то, чего он никогда не делал. Тот, кому, в отличие от назвавшего, это делать приходилось, брал бутылку и делал из неё глоток.

Первые попытки были откровенно глупыми, вроде «Я никогда не боролся с крокодилом» или «Я никогда не летала на космической ракете», но когда до всех дошло, что так вообще никто ничего не выпьет, пошли более рациональные предложения, например: «Я никогда не болела ветрянкой» или «Я никогда не ел суши».

Где-то кругу на третьем всех осенило, что девчонки и парни вполне могут подставлять друг друга, называя что-то вроде: «Я никогда не носил платья» или «Я никогда не брила лицо». Выигрыша в игре никакого не предвиделось, но азарт захватил всех, потому очередным «Я никогда не…» стало Серегино: «Я никогда не целовался с парнем».

Девчонки тут же недовольно зашумели и одновременно потянулись к бутылке. Когда они наконец сделали по глотку, а Лида уже даже открыла было рот, чтобы продолжить игру, под удивленными взглядами всех сидящих в комнате к бутылке потянулся Ромыч и абсолютно невозмутимо отхлебнул нехилый такой глоток. На несколько секунд в комнате повисла гробовая тишина, а затем грянул даже не смех, а неприличный гогот.

— Ром, ну ты отмочил, ты хоть задание-то слышал? — немного отсмеявшись, переспросил его Серый, хлопнув по плечу.

— Ну, вроде да, — искренне недоумевая, чем вызвал столь бурную реакцию, пожал плечами Зайцев.

— Да ладно. Вообще-то я сказал: «Я никогда не целовал парня», уж не знаю, что там тебе послышалось, — все ещё усмехаясь, продолжил Серый, заглядывая Ромке в глаза, будто ожидая, что тот сейчас поймет суть шутки и разделит веселье со всеми. Где-то на заднем плане хрюкнул Олег, которого непонимающая Ромкина моська довела буквально до истерики.

— Ну да, я слышал, и? — все так же растеряно переспросил Рома. Смешки как-то сами собой прекратились, и в комнате воцарилась напряженная тишина. Все переводили взгляды с удивленного Ромы на зависшего Серого.

— Ромыч, это шутка такая? — как-то неуверенно поинтересовался Олег, когда молчание уж слишком затянулось, и тут же перебил сам себя: — Хотя нет, знаю, на пьянке на какой-то в бутылочку играли и так нажрались, что уже все со всеми целовались, да? Тогда это не считается. Ты ведь по-пьяни это делал? — Олег оглянулся на девчонок, будто ища у них поддержки, но те только с недоверием смотрели на Ромку.

— Ну да, по-пьяни и на трезвую голову, по-разному, а в чем дело-то? — пожав плечами, переспросил Ромыч своих друзей, которые теперь сидели с открытыми ртами и только беспомощно ловили ими воздух, пытаясь осознать то, что сейчас услышали. Рома тем временем обводил всех непонимающим взглядом.

— Так, Ром, я, кажется, поняла, — первая пришла в себя Лида. — Ты нам таким ненавязчивым способом пытаешься сообщить, что ты гей, что ли?

— Ну… Как бы сказать? Если я за всю свою жизнь встречался только с одним парнем, это значит, что я гей? — почесывая макушку, поинтересовался Зайцев. Сказать, что у всех, кто находился в комнате, отвисли челюсти, значит ничего не сказать. Такое признание, брошенное будто невзначай, было слишком даже для Ромы.

— Мать твою, Зайцев, ты охренел, что ли? Ты встречался с парнем и даже не удосужился нам об этом рассказать? — возмущенным голосом проорала Лидка. — Никому из нас? У тебя не нашлось времени на то, чтобы невзначай так подойти и сказать: «Эй, ребят, я тут, между прочим, с парнем встречаюсь. Ну просто чтоб вы знали, ага»…Это пиздец какой-то. Объясни, какого хрена мы узнаем, что наш друг гей из какой-то долбаной игры?!

— Ну, вы как-то не спрашивали… Откуда я знал, что это так важно? — искренне недоумевающее пожал плечами Ромка.

— Приехали, конечная, — глухим голосом пробормотал Олег. — Охренеть не встать, Ромыч — педик. Все, высаживаемся. Кто следующий на повестке дня? Бред Питт? Или, может, наш физрук? А чо? Их я тоже не просил о личной жизни рассказывать. Теперь вот думаю, мало ли… Трындец, товарищи. Ромыч, окей, только ради тебя я сейчас изображу из себя толераста и прикинусь, что мне плевать, что ты спал с парнем, хотя, если бы кто спросил моего мнения, я считаю, что это, как минимум, мерзко…

— Не, это приятно на самом деле, — невинно перебил Зайцев на полуслове, считая, что просто обязан внести ясность, раз уж беседа зашла об этой, неплохо им изученной, стороне жизни.

— Фу, блин, Зайцев, — застонал Серый, — нам не обязательно вникать в такие подробности.

Олег же только хватал воздух ртом, как выкинутая на берег рыба. Вот уж чего бы он действительно никогда не хотел слышать.

И Олег, и Серега даже понятия не имели, как можно отреагировать на подобную новость. Нет, гомофобами они не были. Если честно, к геям оба относились вообще никак. Просто физически никогда не сталкивались с этим явлением. И сейчас, когда Ромка вдруг ни с того, ни с сего стал нести всю эту ахинею про то, что он, якобы, спал с парнем и вообще… Поверить в это было просто нереально сложно. Они же дружили уже почти десять лет и за все это время, Ромка ни разу ни в одной компании даже подозрений в этом не вызывал. Даже пьяный в сиську он к парням никогда не лез. Что ж в этом мире-то твориться, раз любой и каждый ни с того ни с сего может оказаться геем, а ты об этом даже догадываться не будешь?

Девчонки отреагировали на это заявление спокойнее. Нет, они удивились, конечно. Но удивление не было неприятным. Лидка так и вовсе изредка почитывала в сети рассказики про геев, Алина об этом увлечении подруги знала. Не поддерживала и сама не увлекалась, но относилась спокойно и без презрения. Потому для них новость была шокирующей, но не неприятной. И решать, как дальше относиться к Ромке, им не приходилось. Гей или нет, им обоим было искренне все равно. Как сексуальный объект Зайцев не интересовал ни одну из них, а заглядывать к нему в трусы и смотреть, с кем он там спит, они тем более не собирались. Ну разве что Лидка, и то исключительно из слешерского любопытства.

— Блин, ребят, ну что с вами? — недоумевающее переспросил Зайцев. — Я что как-то кардинально поменялся за последние пять минут? У меня вторая голова выросла, или как? В чем проблема-то? Или вы в спешном порядке в гомофобы записались? — Рома перевел взгляд на парней, правильно расценив, что этот вопрос стоит адресовать скорее мужской половине их компании.

— Блять, Ромыч у тебя все так просто, да? Типа походя так, признался: «Ой, а я гей, кстати!». И все, дальше играем, пропустили мимо ушей. Как будто это, блин, в порядке вещей прийти и заявить своим друзьям, что пидорас, а потом ожидать от них, что они улыбнуться и похлопают тебя по плечу с понимающей улыбкой. Откуда нам с Олегом знать, может ты и на нас заглядывался? А что, мы вон и в раздевалке вместе переодевались. Думаешь, это так легко принять?

— Пидорас, значит? — тон у Ромы был спокойный, но Серый почему-то сразу понял, что перегнул палку. — Серега, а ты никогда не слышал еврейского анекдота про пидорасов? Дословно не помню, но суть примерно такова: «Разговаривают два еврея:

— Ты слышал, Мойша пидорас!

— Он таки занял у тебя денег и не вернул?

— Нет, что ты, я в хорошем смысле этого слова!»

— Так вот, я может и пидорас, в хорошем смысле этого слова. Но лучше уж быть таким пидорасом, как я, чем таким, как ты. И нахуй вы мне с Олегом не сдались, и без вас есть с кем потрахаться. С таким же успехом, как ты сейчас, Лида с Аленкой могут возмущаться, что раз вы натуралы, вы, наверняка, хотите их до умопомрачения и просто скрываете свои грязные желания. Просто у любого из нас есть люди, которых мы расцениваем, как сексуальный объект, а есть те, на кого в таком плане и не смотрим. Так вот, чтобы избавить вас от сомнений, поверьте, ни разу за все время нашего знакомства я не посмотрел на вас с Олегом как-то косо.

Все вытаращились на тяжело дышащего Ромку, с удивлением отмечая, что его лицо пошло красными пятнами от злости, а на скулах играли желваки. Не успели ребята опомниться, как Рома подорвался с места и быстрым шагом вышел из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь. А спустя несколько секунд все ещё ошарашенная компания услышала глухой стук закрывшейся входной двери.

— Да-а, Серый, кажись, ты переборщил, — чтобы хоть как-то прервать неловкое молчание пробормотал Олег.

— Переборщил — это не то слово, — вдруг зло пробормотала Лидка. — Я даже не знаю, как ты извиняться перед ним будешь.

— Да не собираюсь я перед ним извиняться! Вы что с дуба рухнули? — как-то беспомощно пробормотал Серый. — Я же тупо сказал все как есть. Кто ему доктор, что он так завелся?

Лида сжала губы в тонкую ниточку и уже хотела было возразить, как её перебил спокойный Аленкин голос:

— Как хочешь, Сереж. Хочешь держаться за свои гомофобские принципы, и променять хорошего друга на возможность поливать геев грязью и не трястись за свою задницу, которой, уж поверь, и так не угрожает никакая опасность, пожалуйста. Если тебе после всего совесть позволит нормально и счастливо жить, мы настаивать не будем. Только и с нами тогда больше общаться не нужно. Мы не из тех, кто друзей меняет на общественное мнение, и Ромку расстраивать дальнейшим общением с тобой не собираемся. Тебя Олег это, кстати, тоже касается. Если хочешь общаться с нами, смирись с Ромкиной ориентацией. Если нет, значит, мы сейчас встаем и уходим, и больше ни один из вас нам не звонит и не пишет.

— Да сидите уже, — устало откликнулся Олег. — Плевать мне на его ориентацию. Другой вопрос, как он это все нам сообщил и, главное, когда. По ходу, давно же уже с парнями встречается, а мы, видите ли, недостойны знать об этом! Мы же друзья, в конце концов, уж что-что, а такие вещи друг о друге должны знать.

— Ладно, это понятно. Сама на него злая за это, — благосклонно согласилась Лида, а Алена только молча кивнула, соглашаясь с подругой. — В общем, Серый, как видишь, ты остался в меньшинстве. Впрочем, ты можешь и дальше в одиночестве лелеять свои гомофобские загоны. Только, пожалуйста, не тут и не при нас.

— Да ну, блин! — не выдержал Серый. — Все-то вы такие умные, все про меня знаете лучше меня самого. Причем тут гомофобия? Я об этом вообще не думал. Просто Рома так об этом легко сказал. Нельзя такие новости с бухты-барахты вываливать, а потом ожидать, что все адекватно воспримут. Как минимум, нужно дать время подумать. И если он этого не понимает, то ну его в пень.

— В любом случае, как бы он ни был неправ, ты неправ вдвойне. Ты бы сам себя послушал, какую ты чушь нес, — укоряющее пробормотала Лида. Злости на Серого она уже не испытывала. Похоже, тот Ромыча обидел не со зла, но самого факта это не отменяло. — Я бы на его месте не просто обиделась, я бы вообще с тобой больше разговаривать не стала. Ему ведь тоже, наверное, нелегко было нам довериться, а ты такого нагородил. Мало того, что пидорасом его назвал. Так ещё и намекнул, что он на вас с Олегом, якобы, не так как-то смотрел.

— Блин, да ну не имел я ничего такого в виду.

— Не иметь-то, может, и не имел, но извиниться перед ним тебе все-таки придется. Ты его сильно обидел.

— Слушайте, — привлек к себе внимание Олег. — Мне вот, что интересно. Вот эта его фраза: «И без вас есть с кем потрахаться» — она вообще что значила-то?

— Ну-у, — протянула Лида, — рискну предположить, что у Ромки кто-то есть.

— В смысле… — Олег замялся и беспомощно переглянулся с Серым. — Парень, то есть?

— Ну, это весьма вероятно, — насмешливо хмыкнула Алена. — Учитывая, что десять минут назад он признался нам, что гей.

— Бля… — почти синхронно протянули пацаны. Нет, ну одно дело осознавать, что твой друг гей. Что он предпочитает спать с какими-то там абстрактными парнями. А знать, что у него конкретный вполне материальный, прости Господи, любовник…

— Ну а что он, по-вашему, до старости девственником должен остаться, что ли? Ему тоже, может, хочется потрахаться, как и любому, собственно, подростку в нашем возрасте.

— То есть он с ним только трахается? — как-то облегченно переспросил Серый. Почему-то осознавать, что друг спит с парнем, было гораздо легче, чем признать, что Ромыч встречается или, Боже упаси, влюблен в парня.

— Слушай, ну я-то откуда знаю? Может, просто спит, может, у них там серьезно все, кто их знает? А может, вообще никого у него нет, а сказал он просто, чтобы вас отвлечь.

— Блин, нужно как-то в этом разобраться. Ну не может быть, чтобы два парня встречались, как влюбленная парочка. Ну спать друг с другом, я ещё поверю, но чтобы там любовь-морковь у двух пацанов, — пробормотал Серый, и они с Олегом синхронно поморщились на последних словах.

Лидка на это заявление только фыркнула:

— Много-то вы в голубой любви понимаете, знатоки хреновы. И вообще, как вы собираетесь что-то там выяснять? После вашего сегодняшнего поведения, я вообще не уверена, что Ромыч в ближайшее время с кем-либо из вас заговорит.

— А может вы девчонки?.. — начал было Олег, но его тут же перебила Алена:

— Да даже не уговаривайте, не собираюсь я в его личную жизнь лезть. Захочет, сам расскажет.

Два полных надежды взгляда обратились к Лиде.

— Нет, ребят, заманчиво, конечно, но тут я с Аленой солидарна. Лезть в чужую жизнь последнее дело. Ищите другие способы как-то все выяснить, напрямую спрашивать я не пойду. А даже если и пошла бы, то совсем не факт, что Ромыч сподобился бы ответить. Он о своей личной жизни и раньше-то особо не распространялся, а теперь уж тем более не станет.

— Слушай, а что если нам за ним проследить? — неожиданно для всех выдал Олег.

— В смысле? — насмешливо хмыкнула Алена. — Под окнами с биноклем что ли сидеть?

— Ну зачем под окнами? Просто во дворе у него посидим. Если они действительно встречаются, то должны же они хотя бы в выходные погулять вместе сходить?

— Ребят, это бред. Мы что там целый день сидеть будем? — скептически приподняла бровь Алена. Правда, её сомнения не встретили никакого отклика. Все остальные уже просто загорелись этой идеей. Серега с Олегом буквально жаждали выяснить, какие все-таки отношения связывают Ромыча с его таинственным парнем, в тайне надеясь, что никаких, а Лида просто хотела узнать, как это все происходит в жизни.

— Ну зачем целый день? — пожала плечами Лида. — Посидим полдня в субботу, полдня в воскресенье и свалим нафиг. Если нет, значит, не судьба.

— Ладно, — тяжело вздохнув, согласилась Алена. Не хотелось признаваться самой себе, но где-то в глубине души ей тоже хотелось посмотреть на этого тайного любовника. Сам-то Ромка был ни капельки на гея не похож, может хоть парень у него как-то выделяется? — Но если что, я была против этой затеи.

— Ага, конечно. Буквально силком тебя тащили, — ехидно хмыкнул Олег. Алена только кинула на друга недовольный взгляд, но препираться не стала. В конце концов, тот был прав. Не сильно-то она и против, так только для вида упирается.

***

Ближе к полудню в воскресенье идея проследить за Ромкой уже никому не казалась столь же блестящей, как когда Олег впервые её озвучил. Во-первых, было дико обидно за два потраченных практически впустую выходных, во-вторых, пришло осознание, насколько детским могло выглядеть их поведение со стороны. Будто кучка ребятни, узнав о существовании невиданного доселе зверька, решила проследить за ним. Пожалуй, Ромыч имел бы полное право обидеться на них за подобные глупости, если бы каким-то образом узнал, об этом замысле.

К счастью или нет, но за все время, что они сидели во дворе, Рома вышел только один раз в киоск за хлебом. И если уж предполагаемый парень и приходил к нему домой, определить, кто из молодых людей, входивших в подъезд в течение этих двух дней, им является, не было никакой возможности.

Наконец, ближе к двум часам дня даже Лидка окончательно потеряла надежду и заскучала, всем своим видом давая понять, что пора бы уже заканчивать с этим цирком.

— Ну что, по домам? — устав наконец от утомительного ничегонеделанья, спросила Алена.

Пацаны переглянулись и, почти синхронно пожав плечами, согласились. Лидка для приличия помялась несколько секунд, но потом все же нехотя кивнула головой.

Вот только, когда вся компания, вяло переговариваясь, уже шла по направлению к выходу из Ромкиного двора, Лида зачем-то в последний раз оглянулась на подъезд, в котором жил Зайцев и как-то полузадушено охнула. А потом зашептала, привлекая к себе внимание ребят.

— Стойте, куда пошли! Чуть самое важное не пропустили! — Лида возмущенно сверкнула глазами на Алену, будто именно она была виновата во всем. Та только раздраженно закатила глаза, обращая свое внимания туда, куда Лида усиленно тыкала пальцем.

Между прочим, там, действительно, разворачивалось то самое интересное, ради чего они просидели тут все выходные.

Первым делом все обратили внимание на Ромыча, выходящего из подъезда, а потому не совсем поняли, к чему относилось восклицание Лиды про самое важное. И только спустя несколько секунд ребята обратили внимание на то, что навстречу Зайцеву направляется парень, до этого сидевший на другом конце детской площадки.

Вся компашка буквально затаила дыхание, ожидая, что же случиться дальше. С одной стороны, парень совсем не был похож на гея, по крайней мере, такого, каким тот должен был выглядеть в их понимании. Довольно высокий и широкоплечий. В обычной спортивной куртке и коротко стриженный под ёжика. Встретил бы кто на улице и мысли дурной не проскользнуло. Но с другой стороны, Ромка-то ведь выглядел точно так же? Тоже коротко стриженный, одевающийся со вкусом, но без перегибов, да и фигура у него была довольно спортивная. Не классическая трапеция, но, как и у любого бегуна: мускулистые ноги и пресс, ни грамма лишнего жира. Как оказалось, внешний вид для гея совсем не показатель, так что и парни, и девушки с замиранием сердца ожидали, как же Рома и незнакомец поприветствуют друг друга. Почему-то у всех в головах нарисовалась этакая сцена из любовной мелодрамы. Обнимашки и поцелуй с засосом до гланд, парни даже мысленно приготовились отворачиваться и показательно фукать, но ничего подобного не произошло.

Парень и Рома просто улыбнулись друг другу, пожали руки и слегка приобнялись. Со стороны выглядело все так, будто встретились два старых добрых друга, которые не виделись фиг знает сколько лет и теперь бурно здороваются.

— А может просто друг? — неуверенно переспросил Олег, почему-то косясь на Лидку.

Та только пожала плечами:

— Может и друг, а может и нет. Вы что хотели, чтобы они тут прямо на улице нежное приветствие с поцелуями устроили? Если бы они себя так беспечно вели, поверьте, уже через пару дней их бы подкараулила за углом какая-нибудь местная гопота. Таких мудаков везде хватает.

— В принципе логично, — почесал макушку Серый. — И что мы тогда делать будем? Следить за ними, как и планировали?

— Ну, я как-то другого варианта не вижу. Хотя можно, конечно, прямо сейчас признать, что мы зря задницы отсиживали все выходные и разойтись по домам, — ответила Лида.

Ребята переглянулись и покачали головами. Нет уж, сейчас в этом признаваться никому не хотелось, а потому все дружно приняли решение: сделал глупость, доведи её до конца.

Тем временем Ромка с этим незнакомым парнем уже направились в сторону выхода со двора, благо, у великих сыщиков хватило ума сесть на скамейку за деревьями, на которой их было практически невозможно заметить, если специально не присматриваться.

Нужно признать, что со стороны парни выглядели действительно, как старые знакомые, никаких лишних прикосновений или тягучих взглядов, потому с уверенностью сказать, что это то самое, нельзя было даже при огромном желании.

Где-то через пять минут перебежек по кустам Алена здраво рассудила, что всей толпенью бегать туда-сюда как-то ещё более заметно, чем просто идти по дороге, потому в спешном порядке было принято решение, что впереди пойдут девчонки, продолжая следовать за Ромой с его… Э-э… спутником на отдаленном расстоянии, а пацаны уже будут ориентироваться на Лиду с Аленой, так и спрятаться в случае чего будет легче, и если запалятся не так уж смертельно, просто вышли девушки погулять и вот так вот случайно наткнулись на Ромыча. Объяснить, что они там делали всей компанией без него, да ещё и в свете недавнего признания, будет гораздо сложнее.

Спустя примерно минут пять стало ясно, что направляются объекты слежки в близлежащий гипермаркет, по совместительству каток-кафе-кинотеатр и куча прочих увеселительных заведений, которые арендовали помещение в этом огромном здании. Идеальное место для свиданий. Правда, в то же время, они тоже постоянно там зависали всей компанией, потому делать какие-либо выводы по-прежнему было рано.

Несколько последующих часов вся компания практически хвостиком следовала за Ромой и его знакомым, в гипермаркете было гораздо легче затеряться в толпе народу, потому они, просто плюнув на предосторожности, ходили всей гурьбой, при этом старательно подмечая любую деталь в поведении парней.

Если честно, единственным случаем, когда парни так или иначе проявили излишний интерес друг к другу, был момент на катке, когда Рома, поскользнувшись, чуть не упал. Незнакомец, который ехал рядом, подхватил его за талию и поставил в вертикальное положение, но, с другой стороны, все это вполне могло произойти на чистых рефлексах, и не обязательно должно было значить что-то особенное.

Потому даже ближе к вечеру, после того как вся компания отсидела два часа у входа в кинотеатр, так и не решившись зайти на сам сеанс, час у катка, через стеклянные стены наблюдая за катающимися, и около часа с лишним в дальнем углу Макдональдса, куда парни завалились восполнить силы после катка, ни у кого не было уверенности, что этот Ромкин знакомый и есть тот самый парень, которого они ожидали увидеть.

Естественно, настроение у всех было не ахти, так бездарно потратить выходные, да ещё и не выяснить ровным счетом ничего нужно уметь. Особенно ни на что не надеясь, просто чтобы довести дело до конца они решили все-таки проследить до самого Ромкиного подъезда.

Правда, к всеобщему удивлению, выйдя на проспект, парни свернули не в ту сторону, и вместо того, чтобы пойти по направлению к дому, в котором жил Зайцев, углубились совсем в другой район.

Каково же было удивление ребят, когда, зайдя в очередной двор, парни остановились и незнакомец показал пальцем куда-то в их сторону. Бежать и прятаться уже было бессмысленно и как-то совсем уж по-детски, оставалось только надеяться, что Рома не узнает их издалека в сгущавшихся сумерках. Впрочем, и эта надежда рассеялась довольно быстро, когда они увидели, как Ромыч, решительно развернувшись, пошел по направлению к ним.

Честно говоря, ребята ожидали от Зайцева чего угодно, злости, обиды, пацаны даже готовы были предположить, что сейчас получат по зубам за такое наглое вмешательство в личную жизнь, но Ромка просто подошел к ним и, обведя взглядом всю компанию, устало прислонился плечом к дереву, за которым они пытались прятаться, и вздохнул.

— И вы вот так вот за нами целый день ходите? — наконец нарушил он напряженное молчание.

Ребята как-то замялись, с одной стороны не решаясь сказать правду, с другой, не желая лгать. В конце концов, роль парламентера ожидаемо взяла на себя Лида.

— Эмм, ну, в общем-то, да.

— Ну и зачем? — все тем же усталым тоном спросил Ромыч.

— Ну просто хотели узнать, есть ли у тебя кто-то, а спросить не решались, — немного виновато пожала плечами девушка. Только сейчас все в полной мере ощутили, насколько же глупо их действия выглядели со стороны.

— Ясно. Любопытство значит, — кивнул каким-то своим мыслям Зайцев. — Ну пошли тогда.

— Куда? — Немного оторопев, переспросила Лидка.

— В гости. Пошли, пошли, не дергайтесь, вас пригласили.

— Кто пригласил? — так же растеряно поинтересовался Олег.

— Кирилл. В общем-то, он вас и заметил, а когда я сказал, что вы мои знакомые, предложил пригласить в гости.

— А Кирилл он?.. — так и не решившись закончить фразу, поинтересовалась Лидка.

— Мой парень, — ни капли не смутившись, ответил Рома

Серега и Олег как-то странно переглянулись.

— Все недовольные могут разворачиваться и чесать домой. Мне вы можете говорить, что угодно, если кто-то вякнет что-то в его сторону — получит по хлебалу. И не факт, что только от меня. Я ясно выражаюсь? — каким-то почти скучающим, но от этого не менее грозным тоном проговорил Ромыч, кидая выразительный взгляд на переглядывающихся парней.

— Ром, не рычи. Сознаю свою вину, меру, степень, глубину, — кривовато ухмыльнувшись, ответил Олег.

— И прошу меня отправить на текущую войну… — слегка расслабившись, ответил Рома. — В общем, смотрите мне, — на этот раз взгляд адресовался только Серому, который по-прежнему хмуро смотрел на Ромку, но и уходить тоже не спешил.

В общем и целом, закончилось все довольно мирно. Рома познакомил друзей с Кириллом, Олег и Серый без колебаний пожали протянутую им руку. Кир доброжелательно улыбнулся им и девчонкам и пригласил всех в гости уже лично.

У ребят от нового знакомства остались исключительно положительные впечатления, Кирилл оказался приятным, обаятельным парнем и с легкостью поддерживал ни к чему не обязывающую болтовню. Единственным, кто выглядел не очень-то довольным, был Серый. И то не потому, что Кирилл ему не понравился, а потому что парень все отчетливее осознавал, что извиниться перед Ромкой все же придется.

А вот то, что у Кирилла с Зайцевым все серьезно, не вызвало сомнений ни у кого. Нет, парни ничего такого не демонстрировали, судя по всему, чтобы не смущать Серегу с Олегом. Никаких там поцелуйчиков и сюсюканий. Просто это чувствовалось. Вблизи было особо заметно. Куча мелких деталей, которые в итоге складывались в единую картину давних и серьезных взаимоотношений.

То, что Ромка на кухне у Кирилла хозяйничал как у себя дома. То, как они долго и нудно решали, кто пойдет за хлебом, и в итоге пошел-таки Кирилл, оставив за хозяина в квартире Рому. То, как на выходе Кир будничным тоном переспросил: «Сигарет взять, они закончились как раз?». Ромка только согласно кивнул, а все ещё пару минут тупили, какого собственно фига парень спрашивает у Ромки купить ли ему сигарет в свой собственный дом? А потом Лидка все же решилась и спросила, на что Рома усмехнулся и ответил:

— Он просто не курит, спрашивал купить ли мне сигарет, а то я в прошлый раз всю пачку, которая у него дома валялась, докурил.

А Серый с Олегом после этой незамысловатой фразы ещё несколько минут вспоминали, была ли у них хоть раз такая девушка, которая озаботилась бы наличием их любимых сигарет в своем доме. По всему выходило, что нет.

Ну и вообще было такое какое-то странное ощущение, что парни понимают друг друга с полуслова.

А то, что произошло, когда все уже сидели за на скорую руку накрытым столом, вообще повергло гостей в шок.

Просто в их компании было принято курить прямо за столом, потому что абсолютно все, кроме Лиды, были курящими, а та вполне спокойно переносила запах дыма. К тому же сидели они обычно, как уже упоминалось, у Олега, а его отец был прекрасно осведомлен о привычке сына, да и сам частенько курил прямо в квартире.

Потому где-то через часик Серый на чистом автомате потянулся за сигаретами, и все остальные кроме Лиды и, естественно, Кирилла последовали его примеру. Ну вот просто вылетело из головы, что следует сначала спросить у хозяина квартиры, как он ко всему этому относится. И только когда Рома уже достал из кармана зажигалку и поднес её к сигарете с явным намерением подкурить, все подпрыгнули от тихого, но серьезного голоса:

— Заяц.

Ребята пару минут тупили, пытаясь придумать, что бы могла означать совокупность такого раздраженного тона и упоминание какого-то зайца, когда, наконец, обратили внимание, что Кирилл смотрит исключительно на Ромку.

Ещё пару минут ушло на стыковку прозвища «заяц» с Ромычем, который лютой ненавистью ненавидел, когда так коверкали его фамилию. Да и вообще назвать Рому зайцем… Ну нужно было иметь весьма изощренную фантазию. Но ещё большее удивление вызвала Ромкина реакция, вместо того чтобы возмутиться, психануть или уж на крайней случай дать по морде, он только кивнул и кинул «Прости», виновато похлопав Кирилла по плечу, а потом встал и, жестом показав идти за собой, вышел на лестничную клетку.

Все так же молча все ребята, кроме Лидки, естественно, последовали за ним и несколько минут покурили в неловкой тишине. И только затем напряженное молчание нарушилось тихим задушенным смешком Серого, который, переглянувшись с Олегом, заржал уже в голос. Спустя несколько секунд их поддержала Алена. Даже сам Ромка усмехался и едва удерживался от того, чтобы не заржать в голос вместе с друзьями.

— Заяц, серьезно? — наконец отсмеявшись, переспросил Серый.

— А у тебя проблемы, Сереж? — почти ласково переспросил Рома, все ещё кривовато ухмыляясь.

— А можно я тебя тоже буду Зайцем называть?

— Можно, конечно, Сереженька. Ты же вполне можешь обойтись без зубов, правда? — елейным тоном проговорил Ромыч. — А если серьезно, это вообще у нас самая строгая форма обращения. Мне это приказное: «Заяц!» скоро в кошмарах будет сниться.

— Бля, Рома, только тебя могут гонять кличкой «Заяц»! — смеясь по новому кругу, выдавила из себя Аленка.

— Ну, я просто как-то сказал ему, что ненавижу это прозвище, теперь он назло меня так называет, когда мной недоволен. А так Кир вообще просто не любит, когда курят в квартире, так что я сам виноват.

— А знаешь, кого вы мне напоминаете? — докуривая сигарету, произнесла Алена, лукаво сверкнув на Зайцева глазами.

— Ну?

— Семейную пару после многих лет совместной жизни.

На этот раз настал черед ржать для Ромки. Наконец отсмеявшись, он выдавил из себя:

— Ещё никогда ты не была так близка к истине. По крайней мере, в его квартире я убираюсь ничуть не реже, чем в своей.

— Ладно, мы пойдем, — затушив сигарету, пробормотала Алена и, схватив Олега за рукав, потянула его за собой в квартиру.

— Так я же ещё не… — попыталась возразить жертва произвола.

— Уже да, пошли, кому говорю.

Наконец дверь в квартиру закрылась и Серый с Ромычем остались одни на лестничной клетке. Почти тут же между парнями воцарилась напряженная тишина. Одно дело шутить и болтать в компании и совсем другое разговаривать наедине, да ещё и после той неприятной сцены, что произошла между ними в прошлую встречу.

Где-то полминуты Серый собирался с духом, понимая, что, так или иначе, а извиняться за свои слова ему все-таки придется, а потом все-таки решился и начал:

— Слушай, Ром, тут такое дело… Я извиниться хотел, ну за то, что назвал тебя… В общем, я не прав был на самом деле, — получилось как-то сумбурно и спутано. Зато честно.

— Ладно, ничего страшного, — кивнул Рома. — Главное, что ты на самом деле того, что говорил, не думаешь. Я больше всего боялся, что кто-то из вас именно так отреагирует, типа: «Фуу, вали отсюда, грязный пидорас!»… У Киры так было с лучшим другом. Вот так бывает, живешь рядом с человеком, дружишь с детства, знаешь его, как облупленного, доверяешься ему, а он в ответ тебе такое выдает. И кого винить? Его за то, что так поверхностно судит о людях или себя за то, что почти всю жизнь доверял как самому себе такому мудаку и ублюдку?

— Я даже понятия не имел, что ты о таких вещах задумываешься, — неловко пожав плечами, пробормотал Серый. Пожалуй, он впервые слушал от Ромы такие пространные философские размышления. Тот всегда казался простым и своим в доску, и догадаться, как много всего скрывается за маской флегматичного парня, было практически невозможно.

— Когда понимаешь, что ты… ну, не такой как все. Жизнь начинает буквально состоять из таких рассуждений. И каждый день принимаешь решения, как много и кому рассказать о себе, как глубоко пустить. Это сложно на самом деле, надеюсь, никому из вас не придется переживать что-то подобное. Мне повезло, у меня хоть Кирка есть.

— Ты, кстати, откуда его знаешь? — спросил Серый, стараясь увести разговор от явно неприятной Ромке темы.

— По интернету познакомились. Я тогда только начал осознавать, что что-то со мной не так и решил поделиться этим с кем-то, кто уже проходил через подобное. Зашел на сайт гей-знакомств и начал изливать свои переживания буквально первому встречному. Мне повезло, что им оказался Кирка, будь кто другой на его месте, так вполне мог воспользоваться моей доверчивостью. А он честный парень на самом деле. Выслушал, советы дал, много чего нужного рассказал. И как с этим жить, и какие мысли нехорошие могут в голову прийти. А потом я его уломал стать у меня первым и покатилось. Мы два с лишним года вместе.

— Охуеть… То есть ты с четырнадцати лет с парнем встречаешься, а мы этого не знали? Погоди, так тебя девчонки вообще никогда не интересовали?

— Ага, вообще. Совсем. Смотрю на оголенную грудь и по нулям.

— Ну ни хрена себе. Слушай, мы же два года нифига не замечали, трындели с Олегом про своих и даже мысли не проскальзывало тебя спросить, есть ли у тебя кто.

— На ваше счастье, — хмыкнул Ромка и, окончательно затушив уже давным-давно еле тлеющую сигарету, развернулся и пошел в квартиру.

Серый, ничего не ответив, последовал за ним. Ему определенно нужно было время, чтобы переварить всю свалившуюся на его голову информацию.

Когда они вернулись, застали весьма интересную картину: девчонки и Олег с упоением слушали рассказ Кирилла, который тот разыгрывал едва ли не в лицах. Похоже, этот парень мог обаять кого угодно в самые короткие сроки. Серый случайно скользнул взглядом по Ромкиному лицу и с удивлением заметил, что на нем в данный момент отражалась мягкая улыбка, которой Серый раньше никогда не видел. Немного поискав ей определение, парень не нашел ничего ближе, чем «влюбленная». Странным образом это не вызывало отвращения и неприятия. После Ромкиных слов на лестничной клетке, ассоциации с извращенцами и тому подобным у Сереги уже не возникало. Это были отношения. Такие же, как и у любой гетеросексуальной пары. Может, немного непонятные для простого человека, может, в чем-то другие, но не хуже.

Ближе к вечеру, когда все стали собираться по домам, Серый сначала даже не сообразил, что его смущает. И только потом понял, что Рома в отличие от них не топчется в коридоре и не ищет свою верхнюю одежду. Собственно, этого и следовало ожидать, но почему-то это все равно не укладывалось в голове. Ромыч оставался в квартире у своего… парня. И дураку понятно зачем, но все равно это было как-то… слишком по взрослому, что ли? Странно было понимать, что Ромыч, которого они всегда считали последним из их компании, кто все ещё засиделся в девственниках, не просто давным-давно спит с парнем, но и, в отличие от них, уже делит не только постель, но и быт с любимым человеком.

А что самое интересное, так это то, что, не окажись Ромка геем, и он, и Олег, наверняка продолжили бы считать такие отношения чем-то мерзким и извращенным. Насколько легко может поменять человек свои поверхностные убеждения, стоит только вникнуть в ситуацию чуть глубже.

И Кирилл, как ни странно, оказался приятным парнем. Без лишних понтов и претензий на чужое внимание.

В общем и целом, стоит признать, что знакомство прошло более чем успешно. Все остались довольны друг другом, и даже Серый с Олегом, которые изначально просто мечтали о том, чтобы Ромка соврал насчет наличия у него парня, сейчас были вполне удовлетворены именно таким положением вещей. Лучше уж пусть Зайцев встречается с таким, как Кирилл, чем с каким-нибудь манерным мальчиком, изображающим из себя прожженную сучку.

На прощание все пожали друг другу руки, а девчонки перецеловались с парнями в щечки.

А когда за ребятами закрылась дверь, Ромка выдохнул и устало провел раскрытой ладонью по лицу.

Кир только улыбнулся, глядя на это зрелище, чувствуя, как где-то в груди разливается облегчение. Почти всю неделю Рома ходил дерганный и расстроенный, а когда Кир все-таки выпытал у парня причины такого подавленного настроения, то и сам Кирилл начал нервничать похлеще Зайцева. Потому что знал, каково это переживать предательство человека, которому доверял, как самому себе, и знал, как ощущаешь себя, когда на тебя выливают тонны презрения просто за то, что ты такой, какой ты есть и ничего не можешь с этим поделать. А ещё Кир искренне от всей души надеялся, что Роме не придется проходить через тот ад в школе, через который прошел он сам. Иногда подростки бывают действительно изощренно жестокими.

И только сегодня, когда Кирилл познакомился с Ромкиными друзьями, о которых слышал так много, что уже буквально знал их заочно, он смог выдохнуть спокойно и расслабиться. Потому что даже парни, несмотря на то, что выглядели настороженно и недоверчиво, открытой неприязни не проявляли, хотя Рома и сказал им, кем ему приходится Кира. Парень сразу понял — эти не расскажут и не предадут. Поворчат, повозмущаются, но нож в спину не воткнут, это уж точно.

— Хорошие все-таки у тебя друзья, — расслабленно улыбнувшись, произнес Кира, слегка приобнимая своего парня.

— Ага, хорошие, — с улыбкой в голосе пробормотал Зайцев и ткнулся носом куда-то в шею Кириллу. Рома вообще крайне редко проявлял инициативу, потому такое выражение чувств от него можно было считать буквально верхом доверия и привязанности.

Кирилл усмехнулся собственным мыслям. Зайцев вообще был непростым мальчиком. На первый взгляд замкнутый и малоэмоциональный, на поверку Рома оказался довольно чувствительным и ранимым. Но ни разу за все время, что они встречались, Кир не пожалел, что согласился в тот вечер ответить на письмо растерянного и напуганного подростка. Он не знал, что тогда подтолкнуло его выслушать и помочь этому парнишке, то ли жалость, то ли ещё довольно свежие воспоминания о собственном печальном опыте осознания своей ориентации, но в том, что это была судьба, он уже не сомневался.

— Ромыч, спать пошли, ты на ходу засыпаешь, — пробормотал Кир, встряхнув действительно едва не задремавшего у него на плече парня. — Пошли, тяжелый день сегодня был.

— Тяжелый, — устало согласился Рома, с трудом продирая глаза. — Но хороший.

— Никто не спорит. Вот только тебе завтра в школу вставать нужно, пошли, пошли, — Кир потянул парня за собой по направлению к спальне.

— Боже, какой же ты противный, — скривился полусонный Ромыч, на что Кира только ехидно усмехнулся:

— Ага, самый противный, которого можно было найти. И весь тебе достался, ай-ай, какая жалость.

Ромка в ответ только скорчил недовольную рожу и гордо направился в спальню в одиночку.

А Кирилл поймал себя на странной мысли, что когда Ромка вот так вот выпендривается, он выглядит даже немного… мило. Насколько это слово, конечно, может быть применено к вечно угрюмому Зайцеву. Кир пообещал, что непременно расскажет это свое наблюдение ему завтра с утра, хотя бы ради того чтобы снова посмотреть на это недовольное выражение Ромкиной моськи.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,013 секунд