Поиск
Обновления

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис

18:17   M. A. D. E.

28 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

12:32   Новый мир. История одной любви

22 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

16:42   Занимательная геометрия

все ориджиналы

В объятьях тепла - Глава 1  

Жанры:
ER (Established Relationship), Повседневность, Романтика, Слэш (яой), Флафф
Герои:
Люди
Место:
Наш мир
Время:
Наши дни
Автор:
Disappear with the Thunder
Размер:
мини, написано 2 страницы, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
PG-13
Обновлен:
13.10.2013 23:18
Описание

Гуманист с усердием прятал похолодевшие пальцы в карманы, тщетно пытаясь их согреть вот уже целый час. Переминаясь с ноги на ногу, он старался вжать голову в плечи так, чтобы промозглый ветер перестал забираться ему под поднятый воротник.

Штирлиц, Штирлиц, где же ты?

Публикация на других ресурсах

Можно, но прежде спросить.

Объем работы 4 080 символов, т.е. 2 машинописных страницы

Средний размер главы 4 080 символов, т.е. 2 машинописных страницы

Дата выхода последней главы: 13.10.2013 23:18

Пользователи: 4 прочитали

 

Холодный, мокрый снег плавно падал хлопьями с неба и в медленном танце опускался на землю, покрывая улицы и любую горизонтальную поверхность города белой и такой же холодной ватой. Мимо проносились машины, забрызгивая тротуар слякотью и изредка пачкая ей прохожих. Давно зажглись желтые фонари, теперь освещающие небольшой зимний городок.

Наблюдая за тем, как рекой мимо него проносятся люди, спешащие по своим делам, юноша стоял позади автобусной остановки, сжимаясь в маленькую, едва ли не прозрачную, невидимую точку, бесполезно пытаясь согреться.

Достоевскому совсем не хватало тепла: наполовину шерстяное пальтишко не грело окоченевшие пальцы, шарф не мог укрыть горло от промозглого и леденящего ветра, а зимние ботинки давно промокли от грязной слякоти. Достоевскому совсем не хватало тепла.

Он вовсе не был зол на вечно опаздывающего Штирлица. Нет, совсем наоборот: все мысли, что сейчас возникали в голове, сводились лишь к тому, что несобранный его парень наверняка совсем замотался на своей работе, вновь не справляясь с ее объемом и краткими сроками. Вот и опаздывал, бедный.

Достоевский еще полчаса назад хотел дозвониться до Администратора и сказать, что вот он, здесь, ждет его, но вскоре понял, что телефон давно разряжен.

Гуманист с усердием прятал похолодевшие пальцы в карманы, тщетно пытаясь их согреть вот уже целый час. Переминаясь с ноги на ногу, он старался вжать голову в плечи так, чтобы ветер перестал забираться ему под поднятый воротник.

Штирлиц, Штирлиц, где же ты?

Он снова попробовал включить телефон онемевшими пальцами, но не смог. Жаль, что поблизости не было магазинчика, где можно было бы погреться хотя бы пять минут.

Конечности совсем перестали ощущаться, юноша мог лишь изредка переставлять их, чтобы совсем не превратиться в маленькую холодную сосульку, заледеневший, мертвый образ Достоевского. Кости начинало ломить, а кожу будто протыкали ледяными иголочками.

Штирлиц, Штирлиц, Штирлиц…

На секунду у Гуманиста промелькнула мысль уйти, оставить ожидание и заглянуть в какой-нибудь тепленький кафетерий, который примет его в свою мягкую и нагретую обществом обстановку. Но мысль быстро ушла: юноша вдруг вспомнил, что его карманы совсем пусты, и он обещал, ведь обещал Штирлицу дождаться!

Штирштирштирштирштир…

Он сильно закусил нижнюю губу, но совсем не почувствовал боли. Тело мелко дрожало, а юноша ссутулился, борясь с желанием осесть на землю и скрутиться в один маленький, медленно потухающий, отдающий миру свое тепло комочек.

На глаза навернулись небольшие слезы, а поджатые губы расплылись в искренней улыбке. Достоевский вдруг увидел, как его Администратор, спотыкаясь и придерживая под мышкой коричневый кожаный портфель, несся по улице, едва ли не расталкивая в стороны проходящих мимо людей. А, нет, все же расталкивая.

Гуманист бы обязательно его в этом упрекнул. «Это неприлично, извинись!» Но не здесь, не сейчас, когда его похолодевшее тело мелко сотрясается в беспрестанной дрожи, а заледеневшие пальцы тянутся навстречу тому теплу, что он ждал длинный, ненавистно тянущийся час.

Штирлиц подхватил и крепко обнял трясущегося Гуманиста, протянувшего к нему свои окоченевшие ладони. Он сразу же сжал пальцы продрогшего юноши и начал самозабвенно их целовать, нашептывая какие-то уже совершенно ненужные этику извинения, вовсе позабыл про улетевший в сторону кожаный портфель с бумагами.

Достоевский снова улыбался, чувствуя горячие руки любимого человека. Теплого, совсем запыхавшегося. Как на него можно злиться? Он упоенно обвил шею Администратора и притянул к себе, сбивая извинения холодным, тягучем поцелуем. Зарылся медленно согревающимися от поцелуев пальцами в короткие волосы любимого человека, прижимаясь к нему еще крепче и еще сильнее, постепенно оттаивая в теплых и таких желанных, необходимых ему объятьях.

Мир отошел на второй план, остались только любимый Штирлиц рядом и его теплые, надежные объятья; запах бумаги, с которой работает Администратор и каждый раз щемящее чувство внутри. Холодной статуей, он, казалось, обнимал само тепло. Его тепло, которое он больше никогда-никогда не отпустит.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,011 секунд