Поиск
Обновления

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна 

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис 

18:17   M. A. D. E. 

28 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

12:32   Новый мир. История одной любви 

22 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

16:42   Занимательная геометрия 

все ориджиналы

SSA07X - Глава 1  

Жанры:
Ангст, Драма, Научная фантастика, Романтика, Слэш (яой)
Герои:
Писатели, поэты, Монстры
Время:
Далекое будущее
Значимые события:
Сотрудничество
Автор:
Disappear with the Thunder
Размер:
мини, написано 34 страницы, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
PG-13
Обновлен:
09.11.2013 21:44
Описание

Одна небольшая ошибка ученого и робот, созданный для служения человеку, полюбил одинокого мужчину. Одна ошибка, изменившая жизнь обоих. Сможет ли андроид воспротивиться трем законам роботехники, чтобы остаться с возлюбленным? Сможет ли мужчина признать, что робот способен на чувства?

Посвящение

Спасибо автору заявки за непосредственно заявку (хд) и выложенный ролик.

Публикация на других ресурсах

Спросить.

Комментарий автора

Немного не уложилась в миник, но ведь это ничего?

1. Три закона роботехники и некоторые термины были переняты из работ А.Азимова.

2. **Дарю подарки и сыплю комплиментами за критику

3. Чем вдохновился автор — http://www.youtube.com/watch?v=3fSBChClcP4

4. Буду рада, если кто-то решится отбетить сей оридж. А еще очень прошу исправлять ляпусы, если заметите.

http://vk.com/photo-59 021 997_314664538 — как я вижу Ноэля.

Объем работы 60 937 символов, т.е. 34 машинописных страницы

Средний размер главы 60 937 символов, т.е. 34 машинописных страницы

Дата выхода последней главы: 09.11.2013 21:44

Пользователи: 1 не читали, 2 хотите почитать, 3 прочитали

 

Три закона роботехники:

1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.

2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.

3. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому и Второму Законам.

— Андроид готов к использованию, — изрек низким голосом механик, открывая кабину хранения робота. В нем, придерживаемый двумя специальными креплениями на спине, стоял невысокий субтильный юноша с совершенно белым оттенком кожи без всяких изъянов.

— Вместо стандартной телесного цвета жидкости, которую применяют в последних моделях, тут была использована белая. Поэтому искусственное волокно кожи тоже приняло такой цвет. Вы не возражаете? Я спрашиваю, потому что этого не было в присланной характеристике робота, — продолжал грубо сложенный человек, осматривая андроида на возможные повреждения во время транспортировки. Видимо, убедившись в отсутствии оных, он снял юношу с креплений и отсоединил трубку от кабины — последний предмет, который соединял его с инородным объектом.

~~~

— Слышишь меня? Зачитай текст инициализации, — приказал чей-то голос, и андроид, ступив интуитивно вперед, в комнату, открыл бионические глаза. В позитронный мозг мгновенно поступила картинка помещения.

— Здравствуйте. Я андроид четвертого поколения — SSA07X, — начал юноша, оглядывая небольшое помещение, в котором находился.

Освещение казалось роботу слишком ярким, но уже через несколько секунд его глаза успешно приспособились к этому. Обставленное в таких же светлых тонах помещение было оснащено последними поставленными на рынок электронными устройствами. Основываясь на встроенных немногочисленных данных, андроид предположил, что находится в гостиной.

— Икс — значит, индивидуально подобранная модель, — шепнул механик другому мужчине.

Андроид, осваивая слуховые рецепторы, машинально повернул к ним голову. «Мой владелец?» — в мозговом процессоре повис немой вопрос, когда же робот продолжал свою речь:

— Я отлично справляюсь с домашними делами, способен ухаживать за детьми и животными, совершать покупки и составлять расписание владельца; я в полном его распоряжении в качестве сексуального партнера. Мое тело оснащено рецепторами, поэтому я откликаюсь как на телесное наказание, так и на похвалу. Стабильность и работоспособность моего мозга и тела зависит от качества выполненных задач и удовлетворенностью ими владельца. Мне не нужны особый уход или специальная пища, только место, где я смогу свободно заряжаться или производить перезагрузку. Воспроизвести текущее состояние?

— Да, — незамедлительно откликнулся механик, производя некие неизвестные андроиду записи в рабочем планшете. Робот изредка поглядывал на второго человека, но после незамедлительно уводил взгляд в сторону, ожидая, когда к нему обратятся.

— Расход батареи: стандартный. Состояние: стабильное. Перезагрузка потребуется через сто сорок часов, подзарядка потребуется через двадцать часов. Все процессоры в абсолютном порядке, и я готов к выполнению своих обязанностей, — ответил робот неизменным ровным тоном и замолк на секунду. — Не желаете дать мне имя?

— Подожди, — приказал механик и обратился к другому мужчине: — Показатели в норме, внешних повреждений нет, отклонений не наблюдается. Только вот… В голосе, как вы могли заметить, проявляются механические ноты. Вы вправе сдать модель на доработку.

Андроид начал бестолково озираться, не понимая, кто из присутствующих — его владелец. В голове возникло некоторое влечение влезть обратно в кабину или перезагрузиться. Название этому желанию он никак не мог подобрать.

— Нет, я и так слишком долго ждал, — ответил механику высокий мужчина, опиравшийся на белую металлическую трость. Он был одет в домашнюю одежду: казенные темно-серые брюки и белая помятая рубашка. Андроид заметил за собой желание поправить её воротник, но что-то резко его пресекло. «Владелец не идентифицирован». Голос незнакомца звучал холодно и спокойно, и андроид заметил в нем усталость.

Мужчина с задумчивым выражением лица почесал щетину и обратился к юноше: — Теперь твое имя Ноэль.

— Меня зовут Ноэль, — незамедлительно откликнулся андроид, замечая, как мозговые процессоры начали работать умереннее, а состояние выровнялось до удовлетворительного. — Что я могу для вас сделать?

— Хорошо, — вновь перебил механик. — Тогда на эту модель будет скидка. Гарантия дается на первые пять лет. Подпишите вот здесь. — Он протянул владельцу робота планшет и указал, где стоит делать подпись. — Информацию непосредственно об использовании андроида мы вам вышлем в течение часа. В том числе все размеры одежды этой модели, — добавил он, оборачиваясь на неподвижно стоящего робота. — Мальчику нужно приодеться.

— Да, спасибо. — Мужчина, нахмурившись, чиркнул что-то на планшете и передал ручку гостю, вновь опираясь на трость. Его лицо в мгновенье сгладилось.

— Доброго вечера. Кабину я заберу. — Владелец кивнул уходящему механику, катящему за собой серое подобие будки и, видимо, довольному состоявшейся покупке. Мужчина что-то пробурчал, задумчиво поглаживая скулу, и вновь обратился к роботу:

— Ноэль, ты ведь не против сначала поносить мои вещи? Я совсем не подумал, что тебе может понадобиться одежда. Вы, вроде как, внешне обычно металлические и так далее.

— Роботы прошлого поколения имели металлический корпус, сэр, — ответил спокойно юноша, несколько нетактично всматриваясь в лицо мужчины. Он заметил за собой неприятное ощущение, когда владелец сравнил его со старыми моделями. — Вы, вероятно, невнимательно прочли документ с моей характеристикой.

— Да, тут ты прав, ты прав, — ответил он задумчиво, направляясь по витиеватому коридору в другую комнату.

Ноэль сначала помялся, справляясь со внутренней дилеммой: с одной стороны, следовало последовать за хозяином и поинтересоваться, что ему следует делать; или же остаться на месте, потому как человек пока не разрешал ему двигаться. Убедившись в том, что не нарушает никаких первостепенных законов роботехники, юноша двинулся вслед за странным мужчиной.

— Как мне вас называть, сэр?

— Мое имя Адам. Ты можешь называть меня мистером Фишером. Или же просто по имени, если это позволительно для робота. Как тебе угодно, Ноэль, — ответил он, отпирая тяжелую дверь в спальню. — Черт, давно стоит сменить их на деревянные. Одной рукой совсем неудобно их открывать.

— Чем я могу быть полезным вам, мистер Фишер? — озадаченно спросил робот, наблюдая за тем, как седоволосый мужчина испытывает проблемы с дверью. Он хотел было отворить ее сам, но нечто, тормозящее его порывы (как он успел заметить, это нечто присутствовало у него в голове), вновь пресекло это действие. «Следует узнать мои обязанности».

— Пока ничем, Эль. Подберем тебе подходящую одежду, хм.

— Вы живете один, сэр? Какие обязанности по дому я должен выполнять? Я могу быть вашим секретарем и рассчитывать с предельной точностью расписание деловых встреч, собраний и многого другого, если позволите.

— Все обязанности по дому на тебе, — ответил мужчина, наконец осознав, что пытался выведать у него андроид. — Но ты не трогаешь кабинет. Заходить туда можно, но просто не трогай предметы руками, хорошо? Я живу один и работаю дома, так что ничего больше от тебя не требуется.

— Вы приобрели робота последней модели для того, чтобы он выполнял примитивные задачи? — еще не осознав возможные последствия вопроса, спросил Ноэль и взял из протянутых к нему рук белье.

— Одевайся, — строго изрек Адам, игнорируя любопытство юноши, насколько эта черта характера могла быть свойственна роботу.

Ноэль незамедлительно надел на себя белье и немного широковатую темную футболку, которую только что ему протянули. Он вдруг задумался над тем, что мужчина, скорее всего, одинок и не имеет даже узкого круга друзей, раз был вынужден купить дорогостоящую модель. Мистер Фишер был странноватым даже для него — неживой человекоподобной машины, имеющей лишь примитивные познания о человеке, которые были встроены в его позитронный мозг.

Мужчина не был стар, как мог определить юноша. Он выглядел на тридцать с небольшим, пусть и лицо его было несколько потускневшим; но волосы Адама были седы, как пепел, что остается после костра; а хромота и щетина еще больше сглаживала его образ.

Ноэль понимал, что нужен хозяину не только для содержания дома в чистоте, но пока мог предположить лишь несколько вариантов того, что ему еще предстоит делать. То нечто, скорее всего, какая-то особая программа, контролирующая каждое его действие, подначивала его тщательнее изучить Адама, чтобы далее как можно лучше следовать его приказам и не вызывать негативные эмоции. В нем, естественно, говорил идеально подходящий для удовлетворения потребностей человека робот.

Надев выданные шорты, юноша выпрямился и машинально попытался разгладить складки на футболке, оставшиеся наверняка после долгого лежания в шкафу, медленно провел ладонью по груди. Адам, вероятно, расценил этот жест по-другому:

— Тебе нравится?

— Нравится? — глупо переспросил он, возводя взгляд на мужчину. — Как это, сэр? Мой словарь понятий несколько скуден. Его можно расширить за дополнительную плату, сэр, но это не целесообразно в случае, если вы собираетесь использовать меня только в качестве уборщика.

— Ничего, Ноэль, ничего. Тебе, кажется, этого не понять, даже если я закачаю в твой мозг самый большой словарь английских слов, — выдохнул он и поднес ладонь к голове юноши. Но цели она не достигла: лишь вздрогнула и в нерешительности отстранилась.

Андроид понял для себя, что хозяин не только одинок, но еще и в какой-то степени несдержан, экспрессивен.

— Могу я приступить к выполнению своих обязанностей?

— Да, конечно. Я буду у себя в кабинете. И ужинать я предпочитаю в восемь. Все продукты, которые есть в холодильнике, в твоем полном распоряжении.

Андроид хотел было спросить своего владельца, какое блюдо от него ожидается, но тот слишком быстро для хромого человека пересек коридор, чтобы скрыться в другой комнате. Вероятно, кабинете.

Жизнь робота-уборщика начиналась более чем заурядно.

~~~

Теперь Ноэль убирал дом мистера Фишера, стирал и готовил, иногда ходил за покупками, если тот разрешал ему. После несложного дня, который владелец дома всецело проводил в кабинете, необратимо наступала ночь. Тогда Ноэль робко, насколько это чувство свойственно машине, стучал в таинственную комнату владельца, в которой тот проводил бесчисленное количество времени.

— Вам нужно проводить больше времени на свежем воздухе, сэр. Или же проветривать изредка помещение. Постоянное пребывание в доме вредно для человеческих легких, — говорил юноша хозяину во время подзарядки.

Адам позволял ему устраиваться в углу большого кабинета, который сильно выделялся из других многочисленных комнат, которые ему приходилось убирать. Там, в углу, он мог спокойно заряжаться. Ноэль на это время нередко впадал в подобие сна для роботов и давал отдых системам. Но тогда, желая завести с Адамом разговор, он отказался от этой затеи.

— Мне нужно много работать. Свежий воздух — слишком ценная вещь в наше время, — отвечал мистер Фишер, поглаживая одной рукой хромую ногу, а второй что-то беспрестанно чиркал на широком планшете. — А от холодного воздуха из окна болит колено.

— Могу я задать один вопрос, сэр? — Андроид не знал, откуда у него тяга задавать подобные вопросы. Одна его программа даже бунтовала против этого, но пресекать собственные желания он не всегда был в силах.

— Все что угодно, Ноэль.

— В чем заключается ваша работа?

— Я рисую картинки на заказ: в электронные газеты, журналы, книги. Иногда у меня заказывают живые картины. Вон. — Мужчина, на секунду оторвавшись от работы, указал ручкой визуального планшета на вертикальный плоский предмет, стоящий на деревянных ножках. Он был прикрыт темной тканью. — Это мольберт, а на нем полотно, картина, — учтиво объяснил он, как только понял, что робот не опознает предмет. — Все же придется тебе установить хоть небольшой словарь.

— Это не необходимо, потому как…

— Я помню, Эль. Но все же установлю тебе словарь, например, чтобы ты не отвлекал меня глупыми вопросами от работы, хм. Прости, но мне нужна тишина.

Андроид в очередной раз не мог понять, что чувствует, но ему решительно не хотелось сидеть молча. У юноши еще оставались вопросы, которые он планировал незаметно задать мистеру Фишеру. Андроид был слишком, слишком… «Любопытен», — возникло в его позитронных каналах. Вдруг он вспомнил, как слышал это слово во время просмотра Адамом телевизора. Странно, что он знал много английских бытовых слов, но именно то, что определяло чувства, робот был понять и назвать не в силах. Вероятно, компания, производившая серию моделей Ноэля, не удосужилась занести эти определения в его картотеку памяти.

Выбирать не приходилось, и андроид принялся за тщательное изучение обстановки в комнате. Он рассматривал причудливые картинки с исказившимися лицами на стенах; иногда эти картинки были действительно хороши, как он мог полагать; порой это были дома, скамейки, деревья и то, что он никогда в своей андроидной жизни не видел и, вероятно, не увидит: чистая, ничем не испорченная природа.

Стены прикрывали темно-коричневые обои с витиеватым выпуклым орнаментом. Он нередко проводил по ним чувствительными пальцами. Ноэль четко помнил, что ему нельзя касаться предметов в комнате, но стены, как он считал, не являлись предметом или вещью, а значит, на них не распространялся запрет владельца.

Приглушенное освещение исходило от настольной лампы на резном столе мистера Фишера, который все так же усердно продолжал рисовать на планшете, изредка рассудительно бормоча что-то про себя и неосознанно поглаживая скулу. Андроида очень завлекало наблюдать за спокойным и немного странным Адамом. И, как обычно, определение этому чувству он дать не мог.

У мужчины проглядывалась щетина, которую тот нередко забывал сбривать, и делал это только тогда, когда робот напоминал ему о такой мелочи. А на переносице сошлись две густые темно-серые брови, придавая немного грубоватому лицу задумчивости.

Ноэль скопировал неосознанное движение владельца: провел ладонью по скуле и устремился пальцами к подбородку, пытаясь понять, что в этом движении находил Адам. Он внезапно осознал, что все это время на его лице не росла щетина.

Юноша, желая узнать больше, поднялся с пола и, отцепив на время кабель подзарядки у шеи, прошел в ванную комнату, останавливаясь напротив зеркала. Да, у него действительно не было ни волос на теле, ни, тем более, щетины. Единственным исключением являлись брови, ресницы и волосы на голове — и то, белые, как снег. Сравнение это пришло в мозг юноши спонтанно, пусть он и не знал, что это значит.

«Телевизор, как способ расширения словарного запаса», — заключил он, проводя тонкими пальцами по скулам.

Его губы были широкими в сравнении с другими роботами и людьми, коих он успел разглядеть в большом количестве на улице, а лицо слишком узким. Мастера, которые конструировали тело и лицо юноши, видимо, не хотели наделить его чем-то оригинальным, как думал сам Ноэль, раз решили выкрасить его в один цвет.

Он даже открыл рот, подозревая то, что и там он был до ряби в глазах белый, но нет, тот оказался бледно-розоватый. Этот цвет не сильно отличался от чистого белого, но нравился андроиду больше первого. Черные, теперь несколько расширенные из-за тщательного рассматривания зрачки окаймляла такая же белесая радужка, которая едва ли не сливалась с белком глаза. И кожа. Кожа была молочно-белая.

— Что ты делаешь? — удивленно раздалось над ухом Ноэля. Странно, что он не заметил приближения владельца.

— Рассматриваю себя, — немного обескураженно для андроида отвечал юноша. — Почему я однотонный? Роботы, которых я видел на улице, в магазинах, все были разноцветные.

— Впервые на моем опыте андроид задает столько вопросов не по существу. — Седые брови Адама метнулись вверх, а розоватые губы дрогнули в улыбке. — Это красиво. Бывает, устаешь от пестрых красок и хочется чего-то чистого, спокойного и светлого, — загадочно протянул мужчина и продолжил: — посмотри на это с другой стороны. С кем не сравнивай, ты будешь оригинальнее. Ты уникален.

И Ноэль запомнил, что он уникален.

~~~

«Что это, что же это со мной?» — думал Эль, разглядывая рабочий стол мистера Фишера. «Не должен, не должен», — сквозило безустанно в его металлической голове, когда же взгляд резво бегал по привлекательным коричневым папкам на деревянном столе. Одна лежала прямо перед ним.

«Нет, нет, нет, — панически запрыгали мысли в его мозговом процессоре, когда в самом юноше сознательно созревало желание. — Неправильно, неправильно, неправильно».

Ноэль нерешительно поднял в воздух руку, заглядываясь на привлекательно обшитую темно-коричневой тканью папку. Из нее нарочито торчал белый листочек, на краешке которого можно было просмотреть какие-то непонятные линии. Робот, не наделенный опасными для человека способностями, казалось, мог запросто прожечь взглядом этот безобидный предмет.

«Не трогай руками. Только не трогай руками», — в голове заговорил голос мистера Фишера, и юноша вздрогнул от неожиданности. Программа, контролирующая его порывы, сейчас тщетно пыталась вновь это сделать. Ноэль почувствовал, как тяжело и одновременно ускоренно заработали процессоры в мозгу. Перед ним вновь вставала неразрешимая дилемма: побороть любопытство, не нарушить правило роботехники и, вероятно, никогда больше не увидеть, что же скрывается в этой папке; или же заглянуть в нее одним бионическим глазком, удовлетворить странное желание, а потом быстро закрыть и не оставить следов преступления.

«Нарушение, нарушение, приказа, приказа! — закричало в голове, хотя отчетливого голоса он больше не слышал, лишь что-то сбивчивое, размытое. — Перезагрузка, требуется перезагрузка».

Ноэль, чувствуя, как тело тяжелеет, все же открыл папку и с любопытством, которое явственно проглядывалось в его глазах, всматривался в рисунок, что предстал перед ним: всматривался в себя.

«Странно», — как-то свободно подумал он, прежде чем громко захлопнул папку и отключился.

— Это дефект? Его можно устранить? — Ноэль, чувствуя, как медленно оживает его тело, услышал знакомый голос мистера Фишера. Сейчас он звучал как-то слишком обеспокоенно.

— Нет, это не дефект, — отвечал второй, незнакомый ему человек. — Мистер Фишер, вы когда-нибудь хвалили своего робота?

— Хвалили? — немного озадаченно переспросил Адам.

— Да, хвалили, — угукнул простодушно доброжелательный голос. — Ну, ничего, мне не в первый раз приходится объяснять. Не вы один не дочитываете инструкцию по использованию до конца. Знаете, делать роботов — задача очень трудоемкая и одновременно тонкая. Мастера, которые производят детали, выращивают ткани, органы; ученые, которые придумывают теории и идеи относительно будущих моделей — действительно любят свою работу. Нет-нет, не абсолютно все, естественно, но мы на самом деле хотим усовершенствовать эти человекоподобные машины. Они в какой-то мере прекрасны, не находите?

— Ближе к делу, мистер Нолан, — проговорил в нетерпении Адам.

— Простите, стоит отучиться от привычки начинать издалека. Так вот, все мы вкладываем в это душу. Мы стараемся сделать их как можно ближе к человеку, стараемся привить им наши собственные качества. Вы никогда не замечали, что если Ноэль — я правильно помню? — если Ноэль хорошо выполняет свои задачи, а вы остаетесь им довольны, он начинает работать еще эффектнее, оперативнее? По вашему выражению лица смею полагать, что нет.

— Скажите сразу, если от меня требуются какие-то действия по отношению к андроиду.

— Подождите, мистер Фишер, сейчас. Дайте старику немного времени. Эта модель — самое лучше наше достижение в области роботехники. Все тело модели оснащено рецепторами, которые отзываются на прикосновения. Робот, как бы проще сказать, становится зависимым от этого, зависимым от человека. Он замечает и запоминает каждую перемену настроения владельца, старается сделать все наилучшим образом, угодить ему, сделать счастливее. Этого мы и добиваемся, мистер Фишер — сделать счастливее людей. Одиноких людей, но, к сожалению, пока только богатых, — грустно хохотнул незнакомый человек. — Ноэль, я вижу, что ты уже очнулся, подойди сюда.

Ноэль, испытывая нечто неприятное, будто его уличили в неповиновении, возжелал остаться в углу комнаты, где и располагался, мирно подслушивая разговор, но был вынужден повиноваться человеку.

— Как ты себя чувствуешь?

— Прекрасно, сэр. Все мои системы в абсолютном порядке. Я могу приступать к выполнению собственных обязанностей. Надеюсь, что вы так же хорошо себя чувствуете, — стандартно отчитавшись, юноша перевел взгляд на своего владельца, замечая на его лице озадаченность.

— И что вы хотите мне показать? — снова нетерпеливо поинтересовался мужчина, присаживаясь на подлокотник дивана, с несвойственным раздражением оглаживая больную ногу.

— Ноэль, перечисли все, что ты сделал за вчерашний день. Не слишком подробно, но и не ограничивайся двумя словами, — попросил старик, поправляя на носу очки.

— В мои обязанности входит совершать покупки, делать влажную и сухую уборку дома, избавляться от пыли, следить за тем, чтобы все средства, которыми пользуется мистер Фишер, не заканчивались, с недавних пор я обязан ежедневно разбирать почту, что приходит мистеру Фишеру, стирать одежду мистера Фишера…

— Достаточно, Ноэль. Это то, что ты делал вчера?

— Да, сэр, — сухо ответил он, снова переводя взгляд на владельца, всем своим позитронным мозгом не понимая, к чему ведет этот человек.

— Очень хорошо, — внезапно и мягко проговорил незнакомец, осторожно запуская пальцы в волосы робота. — Ты отлично справился со своими обязательствами. Холодильник полон, на мистере Фишере чистая одежда, а дом блестит от чистоты. Ты молодец, Ноэль.

Юноша, кажется, вздрогнул, когда почувствовал сместившуюся руку старика на своем плече. Она подбадривающее похлопала его, вызывая в теле и мозгу какое-то непонятное, но возвышенное для робота чувство. Даже Ноэль это отчетливо понимал.

— Что ты на это скажешь? — спросил добродушно старик. Юноше показалось, что этот человек стал для него не простым представителем своего вида.

— Я готов приступить к выполнению своих обязательств, — ответил Ноэль уже без механического звучания в голосе и незаметно для себя отступил назад, чтобы действительно удалиться и выполнить поставленные перед ним задачи.

— Конечно, больший эффект приносит, если это делает владелец, но такая реакция, согласитесь, несколько обескураживает. А меня, как конструктора именно этой модели, это даже несказанно радует.

— Да, теперь я понимаю, что вы имели в виду. Кажется, — задумчиво и одновременно ошарашено пробормотал Адам, привычным жестом поглаживая скулу. Ноэль давно понял, что когда хозяин так делает, то его лучше не прерывать в своих думах. — И что, мое равнодушие спровоцировало отключение?

— Вероятней всего — да. Ноэль… вернее, эта модель очень отзывчива и крайне непригодна к использованию лишь в роли домашней обслуги. Я уже говорил ранее, для чего мы создаем уподобленных человеку андроидов, мистер Фишер. Они просто не заслуживают каждый день драить полы и натирать окна. Согласен со мной, Ноэль? Ты когда-нибудь чувствовал необходимость отклика мистера Фишера?

«Отклик, — воспроизвел про себя андроид, вытягивая информацию из доступной ему картотеки данных, — это действие или душевное состояние как ответ, отзыв на что-либо».

— Да, сэр. Отклик, — уже осознанно повторил он, отвечая старику, но ясно смотрел на владельца, который все так же задумчиво оглаживал скулу.

— Вот видите! — восхищенно всплеснул руками мистер Нолан, вероятно, радуясь ответу андроида. — Необязательно трогать или гладить робота, если вам не хочется, ему вполне хватит пары одобряющих слов. Хотя прикосновения так же немаловажны. Эта модель сильно привязывается к владельцу, если не полностью зависит от его эмоционального состояния и отношения к себе.

— Как же это странно, хм, — отстраненно проговорил Адам, рассматривая мальчишку перед собой. — Робот, которому требуется эмоциональный отклик. Как же странно.

— Да, мистер Фишер, но вы уже приобрели модель. Не сдавать же ее обратно? Тем более, не плюс ли это? Я никак не могу перестать восхищаться данной моделью. И моей Эмели… Прошу меня простить, но вы не последний клиент на сегодня. До свидания, мистер Фишер. Я надеюсь, что с этим проблем больше не будет.

— До свидания, — крикнул седоволосый мужчина, когда нескольким позже очнулся от собственных дум. Но посетитель уже захлопнул дверь. — Ноэль?

— Да, сэр? — незамедлительно отозвался андроид, снова чувствуя внутри что-то непозволительно волнующее для робота.

— Ты хорошо поработал, — изрек он и позже робко коснулся костяшками пальцев щеки робота, оглаживая неестественно бледную, но все ощущающую его руку кожу, задевая растрепанные, как у птицы, короткие белесые пряди волос. — Ты что-то чувствуешь? Если да, то что?

— Чувствую, — отозвался робот, поражаясь тому, что вновь вышло без механических нот. — Чувствую… — волнующе протянул он и неосознанно коснулся руки владельца, сильнее прижимая к лицу. — Простите, сэр, я не могу ответить на второй вопрос, но это очень хорошее чувство.

~~~

— Ты нарциссизмом случайно не заболел?

Андродид, отвлекшись от разглядывания самого себя в зеркале, повернулся к мистеру Фишеру и с недоумением взглянул ему в глаза.

— Мне незнакомо это понятие, сэр, — осведомил он человека.

— Этого стоило ожидать, — вздохнул мужчина и оперся плечом о косяк металлической двери, кажется, сам задумываясь над этим словом. — Завтра снова придет мистер Нолан, чтобы расширить твой словарный запас, — добавил он, запуская пальцы в волосы робота. В последнее время Адам все же приноровился к такому своеобразному контакту с андроидом и каждый раз поощрял этим юношу.

— Роботы не болеют, сэр, — так же ровно и с небольшим механическим акцентом сказал Ноэль, вжав несвойственным роботу жестом голову в плечи. — Но риск поломки возрастает прямо пропорционально времени функционирования модели. Что значит нарциссизм, сэр?

— Это когда человек влюбляется в самого себя, Эль. Вернее, в свою внешность. А влюбляться, в какой-то мере, значит привлекать, нравиться, — доходчиво объяснил Адам, опуская руку. — Ты очень странный андроид, Ноэль, хм.

— Вероятно, вам так кажется из-за того, что вы встречали лишь одного представителя данной модели. То есть — меня, — предположил андроид, все еще неотрывно наблюдая за изменениями на лице мужчины. Ему совсем не хотелось отрывать взгляд.

— Через неделю мы это исправим, — загадочно изрек Адам, одаривая юношу скромной улыбкой. — А сейчас я бы хотел принять душ, если ты не против.

— Да, сэр. — Ноэль, протиснувшись меж мужчиной и стеной, уже собирался закрыть за собой дверь, чтобы хозяин в этом не утруждался, но вдруг что-то его остановило. — Мистер Фишер?

— Да? — откликнулся художник, поворачиваясь к юноше, и посмотрел на него несколько озадаченно. — Ты снова хочешь что-то спросить?

— Я не болею нарциссизмом. Мне было просто интересно. И… Вы довольны мной, сэр? Я вам нравлюсь?

— Интересно? — осекся мужчина, но поспешил ответить на вопрос: — Вне всякого сомнения, Ноэль. Ведь ты был создан непосредственно для меня, не так ли?

Мистер Нолан на самом деле пришел на следующий день и встроил в него большой словарь английских слов с понятиями. Робот был ему искренне благодарен, но программа заставила его ограничиться одним лишь «Спасибо». И теперь Ноэль знал, что такое радость и злость, интерес и обида, раздражение и восхищение, разочарование и снисхождение; он знал много чувств, которые не испытывал и, вероятно, никогда не испытает.

— Зачем это вам, мистер Фишер? — спрашивал седой старичок, поправляя на носу очки. — Не стоит забивать память робота лишними словами, которые он все равно не поймет. Но, если вы настаиваете, то пожалуйста…

Андроид, если бы три закона работехники не пресекали его желание возмутиться, непременно сказал бы, что ученый решительно неправ. Неужели то, что он чувствовал ранее: интерес, любопытство, желание угодить — было всего лишь встроенной компьютерной программой?

Выходя на улицу, ему всегда казалось, что он немного другой. Даже если юноша видел андроида своей модели, то все равно находил очевидные различия между ним и собой. И Ноэль постепенно начинал считать, что, пусть и на чуточку, но он ближе к человеку, нежели другие роботы.

«Ты уникален», — беспрерывно звучало в его голове, хотя ученый-старик и все вокруг говорили обратное. В моменты, когда юноша задумывался над этим, его позитронные мозговые каналы начинали работать с удвоенной скоростью.

— Я выявил патологию у Ноэля, — говорил мистер Нолан, в неизменном жесте поправляя очки. — У него неверно построена схема позитронного мозга. Я не могу понять, как он функционирует с такой схемой. Ведь это, несомненно, самая важная часть робота. Вы не заметили никаких отклонений в мальчишке? Мистер Фишер, прошу, отнеситесь к этому с предельной осторожностью. Даже несмотря на существование трех главенствующих законов роботехники, дефектные роботы продолжают нападать на людей. Не приложу ума, как допустили такую ошибку. Не приложу ума…

Ноэль, как уже знал из встроенного словаря, исподволь подслушивал и, сознательно понимая, что Адам может отдать его на если не демонтировку, то на починку, беспокоился своему положению.

«Нет, нет! Я в абсолютном порядке, — мысли беспокойным потоком проносились в его металлической коробке мозга, а процессоры начинали неприлично быстро работать. — Я волнуюсь? Это на самом деле волнение?»

— Да, он действительно отличается от других роботов, — несколько дрожащим тоном отвечал Адам, присаживаясь на скрипучий коричневый диванчик и вытягивая ноющую ногу. — Но я не думал, что это следствие ошибки в создании. Разве это не особенность модели?.. — рассуждал он вслух.

— Я решительно настаиваю на тщательном осмотре механика. Если есть какие-то странности, скажите лучше сейчас.

— Да нет, хм, никаких странностей я не замечал. Все приказы выполняются неукоснительно. Разве только… Нет, это его любопытство не может быть отклонением от нормы. Вы ведь сами с торжеством на лице рассказывали о значении SSA. Вы правы, очень занимательная модель. Я убеждаюсь в этом все больше и больше.

— Решайте сами, мистер Фишер. Но, пожалуйста, если что-то пойдет не так, позвоните мне или непосредственно в компанию. Я не хочу проблем, — твердо сказал старик и взял белый металлический чемоданчик с инструментами, чтобы уйти. — Хорошего вечера, сэр.

— Ноэль? — позвал через несколько минут мужчина, устало опираясь на подлокотник дивана и продолжая бормотать: — Не думал, что с роботом будет столько проблем.

— Я могу быть вам чем-то полезен? — с несвойственной андроиду дрожью в голосе спросил робот, когда же внутри он едва ли не умолял седоволосого мужчину не отправлять его на демонтировку.

Искусственное сердце колотилось с бешеной скоростью, гоняя белую жидкость под кожей, а от ускоренной работы позитронных каналов ухудшилось функционирование других систем, и юноша почувствовал, насколько нетвердо стоит на ногах. В то же время картинка, что он видел перед собой, стремительно расплывалась.

— Пока нет, нужно кое-что проверить. Воспроизведи свое текущее состояние.

— Расход батареи: ускоренный. Состояние: неустойчивое. Перезагрузка потребуется через пятьдесят часов, подзарядка потребуется через восемь часов. Процессоры работают в ускоренном режиме, возможен риск преждевременной перезагрузки главной системы. Я готов выполнять, выполнять… — заикнулся робот, вздрагивая телом, и через секунду упал перед Адомом на колени, непозволительно для андроида касаясь колен хозяина пальцами. — Пожалуйста, мистер Фишер, пожалуйста, не отдавайте меня на демонтировку, — жалобно взмолился Ноэль, наблюдая, как расширяются глаза мужчины.

Картинка неизбежно исчезала, и юноша знал, что если все системы в течение нескольких минут будут работать так же, на износ, то ему не избежать внеплановой перезагрузки. Встроенная программа, отвечающая за соблюдение правил роботехники и предписаний по обращению к людям, сейчас сошла с ума и выводила из строя другие жизненно важные функции.

— Я не хочу! Они убьют меня. Пожалуйста, пожалуйста…

— Я не собирался… — вздрогнул Адам, обхватывая робота-альбиноса за плечи. — Что с тобой? Боже… Я не отдам тебя.

Андроид, безумно и непрерывно шепча слова благодарности и просьбы, возвел глаза на своего хозяина, пересекаясь с его ошарашенным взглядом. Ноэль почувствовал, как по щеке стекала влага.

— Спасибо, — единственное, что успел прошептать он, прежде чем главная система отключилась.

— Как ты себя чувствуешь? — Андроид услышал голос Адама, когда открыл глаза. Он оказался на широкой кровати хозяина, которую, как помнил Ноэль, тот не любил заправлять и запрещал ему это делать.

— Состояние стабильное, перезагрузка систем произошла успешно. Надеюсь, вы чувствуете себя так же хорошо, сэр, — стандартно отчитался юноша, поворачивая голову к сидящему в кресле мистеру Фишеру. Тот держал в руках уже знакомый Ноэлю блокнот и что-то отстраненно рисовал, иногда морщась и поглаживая вытянутую ногу. — Простите, сэр: вам пришлось нести меня через весь коридор. В этом не было особой необходимости.

Андроиду совсем не хотелось думать о том, что его нестабильное состояние и невозможность контролировать собственные системы могли усилить боль в колене мистера Фишера. Что теперь из-за него Адаму приходится тяжело.

Мужчина, странным аристократическим жестом отложив на прикроватную тумбочку папку с белыми листами бумаги, от вида которого Ноэля мгновенно бросило в дрожь, скрестил задумчиво пальцы и уперся локтями в подлокотники кресла.

— Как ты можешь объяснить свое поведение? Там, в гостиной, — строго спросил Адам, опуская подбородок на сплетенные длинные пальцы.

Ноэль вздрогнул из-за невозможности прочесть настроение хозяина по лицу и неловко отвел взгляд в сторону, принявшись изучать привлекательные темные узоры стен в спальне хозяина. Свет был приглушен, а на голографическую панель камина транслировалась картинка костра. Он разжигался ровно в девять, и теперь андроид понимал, насколько затянулась его перегрузка. Он лежал здесь не меньше трех часов.

— Это была имитация эмоций? Специальная программа? Что? — перебирал мужчина, стараясь сохранить холодность тона. — Не молчи.

— Простите, мистер Фишер. Я не знаю, — промычал он, едва ли не жуя собственную губу. — Проявление эмоций — непозволительно. Я не должен был.

— То есть ты утверждаешь, хм, что способен проявлять эмоции? — Андроид краем глаза заметил, как бровь мужчины взметнулась вверх. — Хотя, черт возьми, зачем я спрашиваю. Я видел это.

— Я не могу утверждать, сэр, — выдавил из себя Ноэль, садясь на кровать. — Но я хотел бы так думать. Принести вам электрическую грелку или мазь для ноги?

— Да, пожалуй, — задумчиво ответил мужчина и вновь взял в руки папку с карандашом. Его кисти дрожали.

Во всяком случае, Ноэль был рад, что мистер Фишер не стал отвечать на его своевольное высказывание. Робот не должен говорить о себе, робот обязан выполнять свои функции, и ничего более. Он привстал с кровати и немного пошатнулся: опорно-двигательная функция еще не восстановилась. Ему хватило пары секунд, чтобы прийти в норму. Лишние мысли ушли на задний план: первостепенной задачей было принести Адаму мазь и снять ноющую боль, которая, по всей видимости, усилилась из-за того, что мужчина нес на руках робота. Ноэль не мог этого себе простить.

— Вам уже лучше? — осведомился робот, уже втирая разогревающую мазь в колено мистера Фишера. — Не стоит так перенапрягаться. В особенности из-за робота.

— А вот это я уже сам решу, — нахмурившись ответил Адам, листая что-то в голо-планшете.

— Простите, сэр, — тускло проговорил Ноэль, теперь накладывая поверх повязки грелку, липучкой обернул ее вокруг ноги и спустил вниз неизменные домашние брюки своего владельца. — Вы совсем не собираетесь ничего предпринимать что-либо по отношению ко мне?

— Нет. Совсем не собираюсь.

— Почему? — Андроид выпрямился телом и вытер о салфетку измазанные мазью руки.

— Мне интересно, что из этого выльется. К тому же. — Адам отложил в сторону планшет и взглянул на робота, взволнованно сглатывая. — Я даже не представляю, что с тобой можно сделать. Кроме, конечно, вариантов, что предложил мистер Нолан. Но по мне так — это и вовсе не варианты.

— Спасибо, — снова прошептал юноша, комкая салфетку и отправляя ее в урну. Ему сейчас стоило осведомиться о том, можно ли ему идти выполнять свои функции, чего настоятельно требовала встроенная компанией программа; но Ноэль неподвижно стоял перед мистером Фишером, точно ожидал от него что-то.

«Одобрение, похвала, — вновь всплыло в его электронных каналах, — хороший, лестный отзыв о ком-либо или о чем-либо». Юноша стоял, как вкопанный, ожидая, когда владелец подбодрит его.

— Какой же ты, однако, чудной робот, хм. — Губы Адама тронула улыбка, и мужчина в уже привычном для андроида жесте провел по его щеке пальцами. — Уже взял в привычку?

Ноэль, неприемлемо пропуская вопрос хозяина, робко ступил вперед, приближаясь к креслу; и коснулся ладони Адама своей, сильнее прижимая ее к щеке. Внутри робота поселилось волнующее томление.

— Почему именно это лицо, сэр? — хрипловато спросил он, не желая отпускать от себя руку владельца. — Это как-то связано с вашей прошлой жизнью? Простите, я открывал папку.

Программа вновь недвусмысленно намекала ему на то, что непозволительно роботу начинать пустой разговор или спрашивать такие вещи. Он успел нарушить все предписания и правила, нормы, которым обязан следовать робот. А еще запрет хозияна.

— Никогда больше не делай того, что я тебе запретил. — Взгляд Адама был пронизан обеспокоенностью и даже немного раздражением. — Уяснил?

— Я понял, сэр. Но, мистер Фишер…

— Тебе нужен ответ, да? Нет, пожалуй, я был неправ. — Андроид, услышав первые фразы, немного сжался и обеспокоенно взглянул в глаза хозяина, уже сожалея о том, что успел сказать. — Такое любопытство сродни детскому. Даже человек держит себя в каких-то рамках, но точно не ты.

Если бы андроиду было необходимо дышать, то он бы вздохнул с облегчением, но сейчас лишь досадно высвободил руку владельца, чтобы пронаблюдать за тем, что тот будет делать.

— Как известно, лицо андроидов последних человекоподобных моделей можно создавать и даже изменять во время его дальнейшего функционирования. Естественно, меня, как заказчика, спросили, каким я хотел бы видеть своего робота.

Мужчина чуть посторонился в своем кресле, освобождая место для робота. Ноэль, увидев доброжелательный жест хозяина, лишь покачал головой, но после его угрюмого взгляда все же сел. Ему не хотелось беспокоить больную ногу Адама, но тот, кажется, на время перестал ее замечать.

Седоволосый мужчина, перекинув руку через тело юноши, положил себе на колено коричневую папку и открыл с задней стороны. Красивая темная обшивка с напряжением сдерживала объем в ней лежащих листов и несколько топорщилась.

— Грубо говоря, изначально ты был девушкой.

— Но в конечном итоге вы остановились на мужском поле. Почему? — вновь возник Ноэль, проводя пальцами по испещренному линиями рисунку.

Адам лишь пожал плечами и перелистнул страницу. Теперь перед андроидом проносились красивые портреты: сначала он был рыжим, с россыпью веснушек и задорной улыбкой, позже блондинкой с вздернутым маленьким носиком и горделивым выражением лица, затем снова парнем, но уже с роскошными зелеными волосами. Но, несмотря на то, что на фотографиях были все варианты его возможных внешностей, ни одной, кроме конечной, предпочтения он не отдавал.

— Знаете, мистер Фишер, но я рад, что остался тем, кем сейчас являюсь, — изрек он решительно. — Наверное, будь я кем-нибудь другим, то не был бы собой, верно? Может, меня совсем не было бы.

— Я рад, что ты так считаешь. — Мужчина по-доброму улыбнулся, и возле его глаз появилась небольшая сеточка морщинок, а вечно нахмуренные брови расслабились. — Люди обычно поздно приходят к этому заключению. Я удовлетворил твое любопытство?

Юноше следовало бы сказать «да» и затем удалиться, но в ответ он лишь помотал головой.

— Боюсь, сегодня я не смогу уделить тебе больше времени. — Мистер Фишер утомленно вздохнул. — Думаю, когда-нибудь я все же отвечу на все те вопросы, что скопились у тебя в голове, но точно не сейчас. — Он похлопал ладонью по ноге и поднялся, распрямляя спину. — Через неделю моя подруга устраивает вечер по случаю своего дня рождения. Я, естественно, приглашен и намерен взять тебя с собой. Боюсь, что Лин попросту меня не впустит на порог своего дома без того-робота-последней-модели, хм.

— Вам, вероятно, нужно приготовить ей подарок. Я могу сделать нужные покупки, сэр.

— Можешь в этом себя не утруждать, — ответил Адам и напоследок запустил пятерню в лохматые волосы андроида; а после попросил уединения.

~~~

Вечер, устроенный знакомой мистера Фишера, раздражал андроида сильнее многих других вещей, которые ему приходилось выполнять или лицезреть; но о последних он предпочитал умалчивать.

Помимо того, что Адаму пришлось беспрерывно трудиться над очередной картиной, от которой оторвать кропотливого владельца юноше было сложнее остальных всех взятых его обязанностей, ее предстояло бескорыстно отдать той незнакомой ему женщине.

Впрочем, мысли подобного характера преследовали Ноэля недолго. Уже вскоре он был вынужден переключиться на внешний вид и образ его владельца. Тот, противореча своему обыкновению, вдруг попросил выбрать себе костюм на неминуемое мероприятие; чем робот и занимался последнюю неделю, вплоть до важного для хозяина вечера.

— Позвольте мне, сэр… — обратился он к Адаму, протягивая руки к шее последнего и поправляя на разглаженной синей рубашке строгий черный галстук. Мистеру Фишеру, как мог судить робот по его выражению лица, не очень нравилось свое текущее облачение.

— В следующий раз упрекни меня, если я снова попрошу подобрать себе официальный костюм, — ворчливо попросил седоволосый мужчина и, переняв у своего спутника трость, вошел в здание.

— Лин, дорогая! — воскликнул он, завидев одну из многочисленных особ в помещении. Андроид заметил, как Адам удержался от крепких объятий, в которые старались заключить его руки миниатюрную, но приятную на внешний вид женщину.

— О, Адам, я так рада, что ты пришел. Что это? Снова твоя картина, да? Знаешь, я всерьез подумываю создать выставку с коллекцией твоих замечательных портретов, что накопились в моем доме. Нет-нет, правда! — насмешливо повторила китаянка, слегка всплескивая одной рукой, а второй неловко поправляла строгое черное платье. — А это SSA, да? Ох, прелесть…

Лин немного наклонилась к нему и мгновенно притронулась своими тоненькими пальчиками к подбородку низкорослого юноши, чтобы поднять его голову. За эти секунды Ноэль успел рассмотреть ее поближе и заметил, что та, несмотря на первое ложное впечатление, была довольна стара, хотя и старалась придать своему лицу более молодой вид. Он сразу же разобрал отчаянные старания хирургов у щек и губ.

— Ты так и не отучилась от этой дурной привычки хватать всех и вся за разные конечности? — добро поинтересовался мистер Фишер, налегая на трость.

— Неужели ревнуешь?

Китаянка прошла вглубь помещения, завлекая за собой гостей и, отложив в стопку подарков картину Адама, облокотилась о фортепьяно. Вертикальная упаковка с полотном, которое андроид несколькими часами ранее заворачивал с особой тщательностью, сразу же скрылась в высокой горке остальных пестрых коробочек. Пристроившись рядом со своим владельцем, он принялся любопытно озираться по сторонам.

«Только не проявляй излишней заинтересованности, Эль, — вдруг он вспомнил слова хозяина и мгновенно притупил взгляд. — Даже несмотря на то, что ты робот последнего поколения, это твое неконтролируемое любопытство может возбудить крайний интерес у людей. Этого нам не нужно».

— Иногда мне кажется, что он просто человек, подвергшийся экстенсивной кибернетической репарации, — изрек мистер Фишер, переводя взгляд на собственного робота. — Не может же Ноэль быть простой грудой железа.

— Да, Адам, твоя склонность к гиперболизации так и не исчерпалась. Робот как робот, только более эмоциональный, — вздохнула организатор вечера и так же взглянула на альбиноса. — Но какой же он красивый. Это ты такой образ придумал? Неплохо, очень неплохо. Мой муж Генри все не соглашается на андроида. Говорит, ребенка легче родить, воспитать и поднять на ноги. И денег меньше потребуется! — последнюю фразу она сказала с апломбом, явно цитируя. — Но нам об этом стоило раньше думать. Не сейчас, когда мне пятьдесят три исполняется.

— Не стоит говорить так категорично, Лин, — снисходительно заметил мужчина и пригубил только что поданное ему безмолвным официантом-роботом вино.

В следующие несколько часов к Адаму подходило немало людей, интересуясь SSA; некоторые даже начинали беспардонно ощупывать Ноэля и снимать с него достаточно дорогой белоснежный костюм, который ему добродушно подарил хозяин. На это юноша, конечно же, злился, но проявлять эмоции просто не имел права и, к тому же, совсем не желал портить репутацию мистера Фишера.

— Во сколько примерное окончание вечера, сэр? — поинтересовался он у Адама, поправляя на себе выглаженный белый костюмчик, который изрядно помялся от последней его встречи с чересчур веселыми детьми гостей. — Вы не чувствуете дискомфорта в ноге? Насколько я помню, завтра у вас запланировано посещение картинной галереи. Вероятно, следует подготовиться к этому заранее. К тому же алкоголь негативно влияет на человеческий организм. Принести вам минералки, сэр?

— Спасибо, конечно, Ноэль, но ничего не нужно и… — чуть покряхтев, ответил мужчина и положил руку ему на плечо, следом нагибаясь над ухом андроида. Юноша почувствовал рецепторами теплое дыхания хозяина. — Если тебе хочется уйти, просто скажи это.

Ему, признаться, уже порядком поднадоело терпеть любопытных людей (впрочем, опыт был и положителен: это позволило роботу посмотреть на себя со стороны) и слушать ненавязчивый джаз, сквозивший во всех комнатах. Создатель торжества, вероятно, отчаянно старалась перенести начиненное последними бытовыми устройствами помещение в более ранний отрезок времени. И удалось ей это не очень удачно.

— О, кого я вижу! — повисшую тишину в углу непримечательной комнатки пронзил звонкий голос. Незнакомая обоим блондинка, цокая на высоких каблуках последней моды, которая, к слову, не отличалась адекватностью модельеров, неловко подбежала к неразлучной паре. — Адам Фишер! Вы, кажется, завтра будете демонстрировать свои работы в Нео-Лондоне. Я правильно помню?

— Да, правильно. А вы, собственно, кто? — решил осведомиться мужчина, отстраняясь от юноши.

— Ой, да, простите. — Блондинка всплеснула руками, а следом громко хлопнула в ладоши, что у Ноэля заложило в бионических ушах. — Я ваш преданный фанат! Просто Полли, пожалуйста. А это что за чудо?

— Гм, фанат, — хмыкнул мужчина. — Как громко сказано для такого скромного творчества. Но, признаюсь, сейчас мое эго на седьмом небе. Это робот четвертого поколения. Думаю, вы вполне сможете ознакомиться с этой моделью в интернете…

Но по загоревшимся глазам и Адам, и Ноэль поняли, что ее будет не остановить.

— Какоой красавчик, — пискливым голосом проговорила девушка, тянув гласные, и начала трепать андроида за щеки. — Мне бы такого ослепительного мальчика. Такой чистенький, прямо непорочный…

— Вы рискуете повредить верхние слои моей кожи, мэм. Я вынужден… — андроид не договорил и смахнул пальцы девушки со своего лица. Он руководился третьим законом роботехники, пусть и трактовал его несколько иначе, в свою пользу. В ответ та округлила глаза и охнула.

— Простите, Полли, но нам уже следует уходить, — раздраженно отозвался Адам, пронаблюдав за действиями девушки и, тяжело опираясь на трость, быстро увел робота за руку из здания. На выходе Лин задорно помахала ему рукой.

— Тебе не больно? — спросил мужчина, заворачивая за угол очередного серого дома, куда должна была подъехать машина.

— Вам пришлось уйти, мистер Фишер. Простите. Мне не было больно, — подавленно проговорил юноша, уводя взгляд в другую сторону и на удивление отлично справляясь с вновь бунтующей программой. — Разве что чуточку неприятно.

— Настырная девка, — раздраженно, несколько несвойственно самому себе рявкнул Адам и, как прежде это сделала китаянка, поднял лицо андроида вверх. — Мне отчего-то совсем не хотелось, чтобы она трогала тебя своими наманикюренными ноготками.

— Я же просто робот, сэр. Такого отношения следовало ожидать, — как-то механически отозвался Ноэль и заглянул в глаза хозяина. Тот, как ему показалось, был сам не свой и постоянно сглатывал. — Мистер Фишер?

— Просто робот, хм. Как же, — хрипло изрек мужчина и устало навалился на трость, нагибаясь над андроидом. Теплые длинные пальцы владельца коснулись намокших от накрапывающего дождя волос Ноэля и самозабвенно в них зарылись.

Лицо Адама искажалось в полутьме улиц. Из-за укрывающей людей от радиоактивных веществ оболочки, нависающей с небосвода, совсем не было видно звезд. Увидев их на одной из картин владельца, юноша задался целью непременно их посмотреть вживую, но вскоре понял, что цель эта неосуществима.

— Звезды, да? — Мистер Фишер невесело усмехнулся и возвел глаза к темно-серому замглившемуся небу. — Что-то не думал я, что ты романтик, — изрек он загадочно. — Вот забава: робот-романтик. Это ведь уже не простой робот, верно?

— Да, верно, — уныло ответил Ноэль и в уже привычном жесте коснулся пальцами руки хозяина, трепетно прижимая к себе.

— Нет-нет, совсем не «просто робот», Ноэль. По крайней мере, не для меня.

После тронувших до дрожи слов, юноша внезапно почувствовал человеческое тепло на своих губах и в следующее мгновение вздрогнул от неожиданности. Его пленили чуть суховатые, тонкие губы владельца.

Мистер Фишер его целовал.

— Прошу вас, сэр, — тишину, которую разбавлял моросивший дождь, прервал голос шофера.

Молча отстранившись от робота, Адам проследовал в машину, увлекая его за собой.

~~~

Через маленький черный проводок и дужку наушника грустно транслировалась мелодия Фредерика Шопена: Апрель (мечты), подхватывая Ноэля на каждой ноте, качала его на волнах собственных мыслей. Теперь андроид совсем не мог в них разобраться.

Ноэль бережно погладил миниатюрный сенсорный плеер и перекатился на другой бок на холодном кафельном полу ванны. Он чувствовал себя до невозможности глупо: вот так лежать и рефлексировать в комнате, подобно человеку. Да, он, несомненно, хотел быть человеком, но причислять себя к оным не мог и не решался.

Но он знал точно, что теперь испытывал к мистеру Фишеру нечто большее, недоступное остальным роботам; возвышенное, что мог чувствовать лишь человек. Мозговые процессоры его постепенно вскипали, подобно нарастающей музыке в плеере.

«Робот модели SSA последнего поколения может выступать в качестве сексуального партнера владельца», — однозначно намекнула ему четко прописанная программа. Ноэль обязан был безукоризненно выполнять все желания хозяина даже в этом плане, но после поцелуя оных не поступило. Это вконец поставило в тупик бедный позитронный мозг юноши.

Зачем Адам его поцеловал? Что чувствует хозяин по отношению к нему? Что чувствует он, когда же изначально чувства не были запрограммированы в его мозгу?

— Ноэль, ты там? — послышался голос через тяжелую металлическую дверь.

Юноша скрутился в маленький комок и зажал уши, чтобы не слышать этот голос. «Нет, нет, дайте мне разобраться. Мне нужно разобраться». Тело задрожало, а голову пронзила невероятной силы острая боль. Он должен подчиниться: отозваться и открыть дверь. Отозваться, открыть дверь.

Последующие просьбы и реплики хозяина он не слышал.

«Перезагрузка системы», — вещал механический голос в его голове.

~~~

— Мистер Фишер, это ненормально. В который раз после приобретения робота вы ко мне обращаетесь? Модель дефектна, тут все предельно ясно, — строго проговорил знакомый голос. «Мистер Нолан», — следом возникло в голове андроида.

— Активируйся, — скомандовал он же.

Ноэль пошевелил рукой и медленно открыл бионические глаза. Им потребовалось время, чтобы приспособиться к яркому освещению. Сесть на диване было сложнее: тело его не слушалось, а чувствовал себя юноша так, будто его разобрали и воссоздали заново.

— Воспроизведи состояние.

— Расход батареи: усиленный. Состояние: неустойчивое. Перезагрузка потребуется через двести часов, подзарядка потребуется через три часа. Все системы находятся в незначительной неисправности. Несмотря на нестабильное состояние, я функционирую и готов приступить к выполнению своих обязательств.

— Нехорошо это, нехорошо, — пробормотал мужчина и сложил руки на груди, задумчиво потирая переносицу. — Процентное соотношение потребляемой энергии, более подробный отчет о состоянии систем

— Система жизнеобеспечения — неисправность, минимальный расход энергии; группа органов чувств — неисправность, минимальный расход энергии… — начал андроид, еще не стабилизировав свое состояние.

— Нет, так не пойдет, слишком долго. — Старик-ученый пренебрежительно махнул рукой и продолжил: — Что потребляет всю энергию?

— Программа обратной связи, система установок, сэр, — коротко выдал Ноэль, вознося взгляд на старичка, что теперь нахмуренно поправлял очки на горбинке носа.

— Странно, очень странно. Что могло способствовать такой энергозатрате? — вновь спросил он, но ответа робота не дождался. — Ладно, надо визуально осмотреть эти системы на исправность.

— Визуально? — возник мистер Фишер, в неизменной небрежной позе опираясь на трость. Брови его были нахмурены, а губы стянулись в тонкую белую полоску.

— Да, придется покопаться в черепе. Все чипы там, — изрек ученый и открыл металлический кейс, звонко щелкнув замочками.

— Что? — сипло спросил робот, запоздало пытаясь осознать сказанное мистером Ноланом. Когда же осознание настигло его, юноша схватился за голову и зажался в углу дивана. — Нет-нет, только не внутрь. Не лезьте в меня, прошу. Это же… мерзко.

— Боже, Эль. — Адам, глубоко вздохнул и озадаченно приложил ладонь ко лбу, прикрывая один глаз.

— Мерзко? — удивленно переспросил ученый-старик. Его серые брови резко взметнулись вверх. — Мальчик, ты понимаешь, что говоришь?.. Хотя это, вероятней всего, следствие загруженного мною словаря. А вы, мистер Фишер, не давали бы своему роботу непосильных заданий. Это же все-таки робот, а не человек. Он с легкостью надраит вам полы, но интуитивно разобраться, в каких отношениях находится «вот тот мистер из сорок восьмой» и ваша секретарша, будет не в силах. Уж простите за проявление экспрессии, но ничего, кроме перегрева главной системы не может вызвать предварительных перезагрузок. А вопросы, в которых робот не может разобраться, как раз и вызывают перегрузки, то есть перегревы. Позитронные мозги, они как у человека. Чуть что, и оп!

Ученый раздраженно откинул крышку кейса, и та с противным лязгом замков соприкоснулась со стеклянной поверхностью кофейного столика.

— Но я ничего не… — начал было Адам, но был прерван.

— Все системы пришли в норму, энергозатраты стабилизировались. Прошу вас, прошу, не копайтесь во мне! Я не хочу! И мистер Фишер не виноват. Он не стал бы давать мне непосильных задач. Пожалуйста, сэр, пожалуйста!

— Он не станет тебя демонтировать Ноэль, — взволнованно произнес седоволосый мужчина и судорожно сглотнул. — Просто посмотрит.

— Нет! — Робот резко выпрямился, но его снова замутило: в голове вспыхнула острейшая боль, а опорно-двигательный аппарат не дал ему уйти. Ноэль снова плюхнулся на кровать, на секунду абстрагируясь от внешних факторов.

«Дефектная модель, — вещал голос в голове. — Ремонту не подлежит».

Робот затрясся в крупной дрожи и схватил крепко себя за волосы, стараясь прогнать механический голос из головы. Но он не прекращался, даже неумолимо усиливался, сопровождаясь болью, будто бы раздвигал пространство в маленькой металлической черепушке андроида. Голос усиливался, пока он сам не начал бормотать отрывки из навязчивых фраз:

— Дефект, дефектный, модель, — слова безустанно срывались с его губ; а сам Ноэль не заметил, как вновь забился в угол дивана, сотрясаясь и покачиваясь телом из стороны в сторону. — Не подлежит, дефект, модель ремонту. Не подлежит. Дефект.

Он не слышал, как суетились вокруг двое мужчин, и как мистер Фишер просил что-то сделать ученого-старика. Он продолжал панически сжиматься, пока кто-то не нажал кнопку отключения. Мир — небольшая картинка, проецируемая бионическими глазами, начала медленно сжиматься, прогибаясь под черными стенками, что наползали с разных сторон и пока не превратили все в непроглядный черный цвет…

~~~

— Что это, черт возьми, было?! — вскрикнул старик и резко развернулся к Адаму.

— Эмоции, — ему удалось уложить все возможные варианты, витавшие в голове, в одно-единственное слово.

— Разве это не невозможно? — Охваченный непониманием и чем-то сродни паники, прошептал ученый и схватился за голову, начиная наворачивать круги поодаль от дивана, на котором отключился андроид.

— Это вы мне должны сказать, Дэвид, — ядовито отозвался мужчина и сжал трость сильнее.

— И… как долго?

— Все это время, — равнодушно отозвался он.

— Черт! И вы мне ничего не сказали?! Глупец.

— Попридержите язык, мистер Нолан.

— Но это… Это мировое открытие! Хотя нет, его нужно демонтировать… Но тогда мы уничтожим единственное доказательство разума робота. Боги, нет-нет, я не смогу! Не смогу. Конечно, некоторые призраки человечности проявляются в машинах… Более того, в каждом роботе. Но чтобы модель жалась, дрожала и просила не лезть в свой череп — никогда. Это… Это просто невероятно. Адам, нам нужно посмотреть строение его схемы позитронного мозга.

— Нет, — коротко отрезал мужчина, с презрением всматриваясь в беспокойного ученого перед собой.

— О, как я не догадался, — старик умехнулся и нервным жестом поправил очки на носу. — Вы уже привязались. Как я вам завидую, Адам, как я вам завидую. Что же вы теперь будете делать? Я уже разобрался: программа обратной связи постоянно отслеживала его состояние, выводила все возможные дефекты в поведении и системах. А у него, при таком-то самосознании, их оказалось достаточно, чтобы программа признала модель полностью неработоспособной. Система норм и установок же бунтовала, когда Ноэль совершал действия, хоть как-то задевающие предписания компании и особенно, когда он нарушал или пытался нарушить три главенствующих закона роботехники. Модель действительно неисправна. Вы ничего не сможете сделать: эти программы попросту не дадут Ноэлю сосуществовать в действительной реальности.

— А если, — в голове Адама возникла сумасшедшая идея, воплотить которую мог лишь мистер Нолан. — Дэвид, а если деактивировать эти программы? Тогда Ноэль будет свободно жить?

— Деактивировать? Вы думаете, все так просто? Нужно лезть через все схемы в мозгу, удалять именно те микрочипы, которые мешают ему вести нормальную жизнь. И не факт, что после проведения подобной операции робот будет прежним. Ноэль может даже не включиться. Вы готовы пойти на такой риск, мистер Фишер?

Адам, задумчиво приложив пальцы к подбородку, прошел к бездвижному юноше, что раскинулся на диване, и присел рядом с ним на мягкую обивку, вглядываясь в белоснежное личико Ноэля.

— Мне кажется, он просто заслуживает этого.

— Да вы просто безумец! — воскликнул Дэвид и засмеялся. — Нет, серьезно?

— Абсолютно серьезно.

— А что получу я?

— Мне кажется, вам и без того понятно, Дэвид, — нахмуренно ответил Адам, касаясь холодной щеки робота пальцами.

— Тогда переверните его лицом вниз.

~~~

— Все, — андроид услышал хриплый голос, пронизанный волнением. — Сейчас посмотрим, что вышло из этой безумной идеи. Вы готовы? Точно? Тогда, SSA, активируйся.

Услышав приказ, робот мгновенно открыл бионические глаза; их сразу же ослепил яркий свет. Он дождался, когда они приспособятся к этому. Руки и ноги функционировали нормально, и юноша робко поднялся со стола, на котором лежал, чтобы проверить опорно-двигательный аппарат. Первый шаг дался легко. И теперь, когда он стоял напротив двух обеспокоенных чем-то людей, то совсем не знал, что говорить, и не решался разрывать воцарившую и давящую на уши тишину в комнате.

На него уставились две пары светящихся глаз, в которых явственно проглядывалось незамутненное ничем волнение. Мужчина с тростью решительно открыл рот, чтобы что-то сказать, но его прервал другой:

— Ну, скажи что-нибудь.

Андроид помялся и потупил взгляд, вспоминая, что необходимо говорить. Вскоре память услужливо предоставила ему необходимую информацию.

— Здравствуйте. Я андроид четвертого поколения — SSA07X, — отозвался через непродолжительное время робот и незамедлительно продолжил: — Я отлично справляюсь с домашними делами, способен ухаживать за детьми и животными, совершать покупки и составлять расписание владельца; я в полном его распоряжении в качестве сексуального партнера. А еще, еще… — юноша резко замолк, внезапно ощущая какую-то непозволительную свободу в голове. Он совсем не чувствовал себя обязанным говорить этот заученный текст.

Пальцы беспокойно метнулись к губам и тщательно их ощупали, проверяя, действительно ли он волен говорить то, что хочет. Робот отправил запрос в отдаленные уголки мозга, но не получил ответа. Вскоре осознав, что он вовсе не обязан ничего делать из перечисленного, андроид склонил голову в бок и добродушно улыбнулся.

— Меня зовут Ноэль, — произнес он уже без безобразных механических нот в голосе.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

MziraG30     23 ноября 2013 17:36

вот это да!!! очень интересный оридж!!! в первые такое читаю, похвала вам автор!!!

очень понравилось!!! спасибо!!!

Kan-Kendarat     12 ноября 2013 00:08

ВАААААА! КЛАСССС!

Спасибо!

Страница сгенерирована за 0,009 секунд