Поиск
Обновления

15 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

16:59   Осенние каникулы мистера Куинна

13:30   Мастер

11:52   Доктор Чума

14 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

15:59   Навсегда.

13 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

17:03  Блондунишка" data-content="

Омега избавляется от своей сущности. Предупреждение: антиомеговерс"> "Longpig" для альфы

все ориджиналы

Слепой поцелуй - Глава 1  

Жанры:
Романтика, Слэш (яой), Флафф
Герои:
Люди, Школьники
Место:
Россия, Школа
Время:
Наши дни
Значимые события:
Happy End
Автор:
Disappear with the Thunder
Размер:
мини, написано 8 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
PG-13
Обновлен:
03.10.2013 11:17
Описание

Никто не думал, что серой мышке, которую заставили поцеловать парня, это понравится. Никто не думал, что это понравится самому парню. Флаффная история про школу, насмешки, игру в бутылочку и, конечно же, запретную любовь.

Публикация на других ресурсах

Запрещено.

Комментарий автора

Очередная простецкая история по заявке, сюжет которой мне приглянулся. Была написана под вдохновение и за один вечер, так что ошибки есть, но я их не вижу. Прошу указать, если заметите. По этой паре может выйти еще один миник, очень уж понравилась писать про них. Исполнение заявки вышло несколько своеобразным с кучей отсебятины.

ОСТОРОЖНО, много розовеньких соплей. И разрешаю бить тапками за незаконченность.

Объем работы 13 745 символов, т.е. 8 машинописных страниц

Средний размер главы 13 745 символов, т.е. 8 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 03.10.2013 11:17

Пользователи: 1 хотите почитать, 9 прочитали

 

— Серый, давай, смелее! — Юношу подталкивали к лабораторной комнате и словесно подначивали. — Ты же сам согласился, теперь держи слово.

Все было бы так, если бы Сергей действительно сам дал согласие на участие в этой глупой игре, а не под давлением старшеклассников, что обещали «встретить его после школы», если не согласится. Как говорится, из двух зол выбирают наиболее безболезненное, вот он и выбрал.

Когда крутили бутылочку, Сережа действительно надеялся, что ее горлышко укажет не на него. Может, эта его надежда и активировала закон подлости, повлияла на конечный выбор стеклянной бутылки. Раскрути ее получше, она обязательно повернулась бы к желавшей этого Кате Смирновой, а не зависла перед ним.

И теперь, под общий гогот старшеклассников, он будет вынужден поцеловать Андрея, сидящего в лабораторной с завязанными глазами и покорно его ждущего.

Теперь уже насильно запертый в комнате, юноша все еще теплил в себе надежду сбежать, как-то увильнуть от того, чего ждали от него те несколько человек, что стояли за дверью.

В комнате ненавязчиво пахло спиртом, лишая его возможности упасть в обморок от бессилия и безысходности прямо на месте.

— Смелее, я не кусаюсь. Или кусаюсь, но совсем не больно, скорее приятно. — На первой парте сидел Андрей, приветливо улыбался и, скорее всего, пытался угадать, кто сейчас перед ним.

Будь Сережа в американском фильме про геев, то старшеклассник с завязанными глазами всяко оказался бы звездой класса, популярным учеником в школе, борцом за справедливость, но он был лишь обычным парнем, который сейчас ждал поцелуя мнимой девушки. На самом деле Сергею он нравился, поэтому хоть на небольшую долю, но юноша все же ощущал себя в этом фильме, построенном на стереотипах и клише. Но обламывало одно: Андрей не был геем.

Кто-то ударил ногой в дверь, торопя бедного парня. Он не хотел поворачиваться, видеть их глумящиеся лица, на которых играла злая улыбка. Сейчас он мысленно топил этих людей в той желчи, что литрами источал сам.

Сердце забилось в бешеном ритме, а поджилки задрожали, когда он сделал несколько вынужденных шагов одеревенелыми ногами по направлению к нужной парте. Андрей разулыбался еще шире, видимо, представляя перед собой скромную девушку, которая не может решиться на такой, вроде бы, простой шаг — поцеловать парня.

Юноша сидел вразвалочку, опираясь руками о край парты, ненавязчиво облизывая губы.

— Ну же.

За дверью кто-то радостно завизжал, когда заметил, что Сережа недвусмысленно приблизился к лицу блондина. Кончик его отделившейся прядки волос щекотливо касался щеки, а глаза под повязкой были плотно закрыты. Видимо, Андрей не поддался собственному интересу и не решился нарушать правила игры, не подглянул.

Сергей сильно зажмурился, борясь с противоречивыми чувствами и мыслями. Все же где-то в потаенном уголке сознания ему хотелось поцеловать эти до невозможности заводящие пухлые губы, но он каждый раз гнал от себя это желание, давил в зародыше. В этот раз его попросту не спросили.

Шумно вздохнув, пощекотав в ответ дыханием кожу свой «жертвы», он прильнул к ее губам, если это можно было так назвать. Скорее неловко ткнулся, как это делает непутевый щенок, пытаясь привлечь внимание хозяина.

Его тонкие губы совсем не соизмерялись с губами Андрея. Тот тихо ликовал, перенимая инициативу в свои руки. Сначала просто облизал напрягшиеся стиснутые губы, прикусил и оттянул нижнюю, снова накрыл своими в долгом тягучем поцелуе.

Сережа медленно таял, он никогда не думал, что обычный нефранцузский поцелуй может принести такое удовольствие. Ресницы редко подрагивали, а он, на удивление самому себе, начал робко отвечать на действия блондина, опираясь рукой о его бедро. Мягкая юношеская щетина Андрея продолжала приятно щекотать кожу, а орлиный симметричный нос изредка задевал его собственный, принося поцелую некую нотку невинности и неопытности.

Сережа все еще не мог поверить, что целуется с парнем, по которому воздыхает уже целый год, и самое главное — ему нравится; страх, который еще минуту назад бился внутри, смиренно затих, едва ли совсем не исчез. Юноша полностью отдался этому умопомрачительному чувству, от которого медленно начал сходить с ума, теряясь в собственном удовольствии, что можно было просмотреть в его недвусмысленно топорщившихся джинсах.

Неожиданно на его шею легла ладонь, зарывшись пальцами в короткие темно-русые волосы, и нагло притянула к себе. Горячий шершавый язык протиснулся между податливыми тонкими губами в мягкую полость рта опешившего Сергея. Юноша протестующе промычал и уперся руками в грудь наглеца, пытаясь выбраться из его крепкого захвата. Секундное наслаждение рухнуло глубоко вниз, упало на коленки и отказалось подниматься. От осторожного поцелуя они перешли в борющийся, от которого Сереже удалось отпрянуть только через несколько невыносимо долгих секунд.

Покрасневший и смущенный таким напором Андрея, он закрыл лицо руками и вывалился из лабораторной под всеобщий гул учеников. Особенно ликовали девушки, хлопая его по спине и плечам, цепляя за свитер, одежду, пытаясь остановить стремящегося убежать парня.

Едва он вырвался из небольшой толпы, как кто-то толкнул его в стену, сопровождая колкой насмешкой:

— Педик!

Внутри зашевелилась обида, оставляя после себя еще более противное и скользкое чувство, нежели мимолетный мокрый поцелуй Андрея. Сереже оставалось лишь взять в себя в руки, собрать по кусочкам рассыпавшееся доверие к людям и ретироваться с этажа куда-нибудь подальше от этих мерзких тварей, для которых понятие «толерантность» просто не существует. Бороться с ними не было ни смысла, ни сил.

Когда «незнакомка» выбежала, хлопнув за собой дверью, Андрей еще минуту сидел на парте, вдумываясь в то, что только что сделал, совсем позабыв, что повязка все еще на нем. Он аккуратно ее снял. Парень еще не совсем осознавал, что произошло, но оно оставило за собой сладкое томление внутри, ощущение, будто что-то должно было произойти, а этого все не было и не было. Он понимал, что повел себя несколько неправильно перед незнакомкой, но рассчитывал это исправить, вернуть казавшуюся эфемерной и нереальной девушку назад, раскрыть тайну личности.

Необычная, намного выше своих сверстниц, с короткими мягкими волосами и тонкими, словно ниточки, губами, она ему понравилась, и терять такой шанс Андрей не планировал.

Даже не пытаясь снять улыбку с лица, он вышел из лабораторной. В коридоре его встретила небольшая толпа, которая, посмеиваясь, уже начинала расходиться. Для них это было обычным развлекаловом, но для него теперь уже нет.

Среди девушек, что перешептывались, стоя в уголке, незнакомки не было, это он определил моментально, не та прическа, не те губы, не тот характер; поэтому Андрей лишь разочарованно вздохнул и подошел к однокласснику за вопросом:

— И кто это был?

Парень, который до этого беспрерывно хихикал, просматривая что-то на экране своего мобильника, вдруг прервался и едва ли не поперхнулся от вопроса.

— Андрюх, ты совсем не понял, что ли?

— Должен был? — Блондин свел в подозрении брови, пытаясь детально воспроизвести слепую картину минувших событий в голове. — Ну, так кто?

— Серый, из десятого, — голос снова приобретал насмешливые тона. — Мы просто решили постебаться над парнишей, не обижайся. Он мог бы и не лезть, так что если бить морду, то только ему. Да и я думал, что ты его тоже ради прикола засосал.

— Постебаться? — Понимание ситуации накатывало постепенно, небольшими волнами. Но омерзения, которое Андрей рассчитывал почувствовать, не было; лишь вскипающая злость на одноклассника где-то внутри запросилась наружу.

— Ну да, просто поприкалывались, и что?

Андрей сам не ожидал от себя такого: резко схватил парня за воротник рубашки и прижал весом к стенке, поднимая тело вверх, на уровень глаз; рост и сила это позволяли. Телефон одноклассника выпал из рук, с характерным звуком разбиваясь где-то в ногах; вряд ли теперь эта поломанная игрушка ему пригодится.

— Ну нихрена ж себе прикололись! Ты не думал, что он сейчас может пойти и руки на себя наложить? Или то, что я тебе вломлю после этого так, что даже в скорой не соберут, ты не предполагал?

Дослушивать он не стал, к черту оправдания, они все равно ему не помогут и ничего не вернут, хотя возвращать совсем не хотелось, Андрей предпочел бы все исправить. Иначе как бы он сошелся с этим парнем?

В голове смутно всплывала картинка внешности десятиклассника. Такой неприметный, ходит, опустив взгляд, в мешковатых свитерах, сливаясь с толпой; типичный козел отпущения, как это было доказано несколькими минутами ранее. Одним словом — Серый, очень говорящее имя, если задуматься. Но теперь Андрей знал, что парень не так прост, как кажется, не так однообразен. Он доверился ему, открылся, позволил на секунду владеть собой — эта информация не давала покоя блондину. Андрей решился найти парня и, во всяком случае, извиниться перед ним, ни на что более не рассчитывая.

«Серого» ни оказалось ни на втором этаже, ни на первом, и даже в столовой его не было.

«Наверняка, ушел» — подумал Андрей и сразу же ринулся к раздевалке. Странно было полагать, что парень еще не покинул округ школы, не говоря уже о ней самой, но внутри что-то нашептывало: «он еще где-то рядом».

На ходу укутавшись в теплый пуховик, обмотав шею шарфом и нацепив сменку, Андрей зайцем выскочил из школы. Чутье не обмануло — прямо за углом стояла жертва сегодняшней шутки одноклассника, нервно чиркая колесиком зажигалки, пытаясь закурить. Теперь было понятно, почему губы отдавали горечью, а не какой-нибудь безвкусной помадой. Это тогда показалось странным, но парень не придал такому пустому факту необходимого значения.

-Сер… Сережа? — выпуская теплый пар изо рта, произнес Андрей, изначально спотыкаясь, в привычке собираясь произнести «Серый».

Юноша едва не выронил из рук зажигалку вместе с сигаретой, услышав до боли знакомый голос. Повернув в его сторону голову, он еще больше выпучил свои рыбьи глазки, которые так ненавидел, и приоткрыл в исступлении рот, уже отступая назад, пряча компрометирующие предметы в карман.

— Нет, стой. — Еще рвано вздыхая от беготни по всей школе, Андрей потянул на себя порывавшегося сбежать парня за рукав. — Я не собираюсь тебя бить.

— Нет? Тогда… тогда я не понимаю, — Сережа произнес совсем тускло, глядя на пуговицу пуховика блондина, стыдливо отводя взгляд. Слегка покрасневшим, вероятно, от нахлынувших воспоминаний и с разлохмаченными ветром волосами он выглядел до невозможности мило; по крайней мере, так казалось Андрею.

— Хотел извиниться. Это было подло. Тебя вынудили, — разочарованно ответил Андрей. Ему совсем не хотелось верить в это. Что-то болезненно скручивалось в тугой комочек внутри, когда он смотрел на Сережу, и определение этому чувству он находил только одно. Единственное, что его останавливало — возможная безответность чувств юноши. Но тогда почему он ответил на поцелуй, пошел на это? — Прости. Я, честно, даже не догадывался…

— Н-нет! Не ты должен извиняться, совсем не ты! — Сергей укоризненно толкнул парня в грудь и раздраженно поджал и так тонкие губы. Ему было неловко стоять перед человеком, который ему симпатизировал, и особенно вспоминать эту ситуацию.

— Если хочешь, чтобы виновник извинился, то я это устрою, — усмехнувшись, сказал парень и неловко почесал затылок, видимо, тоже вспоминая момент в лабораторной. — А еще лучше врезать ему для профилактики, а то сегодня мало получил за такой поступок.

— Ты ему врезал? — Юноша снова возвел удивленный взгляд карих глаз на парня, что на момент стал для него рыцарем, и снова открыл от удивления рот. Думать о том, у кого роль принцессы, он не хотел.

— Естественно, — ответил блондин, как само собой разумеющееся, снова засматриваясь на выражение лица прежде незаметного для него юношу. Все еще алые от его предыдущих «стараний» губы были чертовски соблазнительными и притягивали взгляд магнитом, а в глаза, точно в глубокую бездну, хотелось смотреть вечно. Скажи Андрею о подобном неконтролируемом влечении кто-нибудь из друзей, он бы обязательно посмеялся, но сейчас ощущения были настолько реальны, что их, казалось, где-то внутри можно было прощупать.

Юноша порывался пару раз что-то сказать, но так ничем и не разбавил возникшую тишину.

— Сережа?

— Ммм? — он промычал, сглатывая возникший в горле ком от того, что его едва ли не впервые за этот год назвали по имени. Не серым.

— Так… это было только вынужденно? — Андрей задал самый важный для него вопрос, который вот уже несколько минут бился в голове бешеным зверьком в клетке.

Парень помялся с секунду, снова отводя взгляд. Андрею уже все было предельно ясно, но он хотел услышать осознанный ответ.

— Да не совсем… — выдал он, нервно закусывая губу и старательно всматриваясь в какое-то граффити на стене школы.

Внутри Андрея снова все скрутилось в комочек, но в этот раз сильнее, побуждая к действиям, как это было сегодня. Но в этот раз он уже знал, что сделает.

Руки аккуратно обняли плечи юноши, прикрытые толстым пуховиком, парень приблизился к лицу Сережи, невольно смешивая дыхания обоих. Он старался действовать осторожно, не спугнуть; предыдущая реакция юноши на его активные действия подсказывала, что тот очень мнителен.

Губами медленно провел по приоткрытым устам Сережи, обозначая прикосновение, робко накрыл их, уже сухие и потрескавшиеся от мороза и его предыдущих настойчивых покусываний.

Сережа рвано вздохнул, прежде чем впустить в свой рот чужой язык, про себя думая, что снова будет мокро и неприятно, но сейчас он доверял Андрею, который теперь нежно проводил кончиком языка по небу, срывая с него полу-вздох, полу-стон. Неосознанно для себя, он коснулся рукой щеки блондина и робко надавил, упрашивая отстраниться. Внутри продолжало растекаться тепло, а рассудок накрыло волной сладкой неги, снося собой все устоявшиеся барьеры и стены отчуждения.

Оказалось мокро, но приятно.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Nathaniel     25 июня 2014 14:54

Ох как мило! Сколько нееежности!

Давно я так не умилялся!

Иришка     09 декабря 2013 23:36

Спасибо, очень понравилось — нежно так…

Маленькая М     23 ноября 2013 00:48

Мило))

Понравилось, спасибо)

Страница сгенерирована за 0,085 секунд