Поиск
Обновления

19 ноября 2017 обновлены ориджиналы:

22:05   Мир-доппельгенгер

00:06   Ведьмак

14 ноября 2017 обновлены ориджиналы:

03:17   С точки зрения науки

11 ноября 2017 обновлены ориджиналы:

16:44   Взаперти

01 ноября 2017 обновлены ориджиналы:

12:37   Изнанка

все ориджиналы

Мальчик - Глава седьмая: кража  

Мальчик сидел посреди комнаты, укутавшись в тонкое одеяло и неотрывно смотря в покрошенную в разных местах штукатурку. Сзади что-то шевельнулось, но он не обратил на это внимания, слишком глубоко погруженный в собственные мысли. Юджин запутался в своих изначальных мотивах. Раздавая листовки, он искал лишь наивную наживу для того, чтобы позже обокрасть ее до нитки. Он не думал, что зайдет так далеко, что вернуться к прежним основаниям водиться с выходцем из другого слоя общества окажется невозможным. Кредитор стал для него другим — не обычным серым. Те были либо слишком суетливы, либо чересчур спокойны — такая непонятная двоякая характеристика. Но у каждого — патологический пунктик на своей работе. Вся правда в том, что серые сходят по ней с ума, сидят до самого конца смены, принимают с улыбкой на лице дополнительные трудоемкие задания, рассказывают о них с неизмеримым счастьем в глазах, эдакие рабочие трутни без другого смысла существования. Все это было непонятно Юджину так же, как и Кредитору. Тот казался пусть и действенной деталькой в этой большой нерушимой системе, но какой-то бракованной. Будто бы ржавая пружинка в часах: вроде бы работает, но как-то неохотно.

Наконец, решив для себя плыть дальше по течению, не задумываться о собственных непонятных решениях, как оно было всегда, Юджин решил воспользоваться предложением Ефима поспать пару часов, перед тем как отправляться к старику.

Дремал он чуть дольше, чем планировал — когда проснулся, за окном уже царила темень. Еще сонный, но уже готовый к небольшому «путешествию», Юджин спустился вниз на кухню, рассчитывая встретить там мужчину. Как мальчишка и ожидал, тот сидел за столом, уплетая за обе щеки, вот новость (!), пирожки, по догадкам Юджина — приготовленные бабкой. Ну а кем еще? Еще больше удивило то, что Ефим непринужденно, даже как-то слишком весело разговаривал с Мироном, который, на еще большее удивление, отвечал мужчине взаимностью. Мальчик даже было подумал, что еще не до конца проснулся. Но, протерев в очередной за этот вечер раз глаза, не обнаружил для себя ничего нового. Старуха по непонятным причинам улыбалась ему своей беззубой улыбкой, отчего вызывала у мальчика непреодолимое чувство неловкости и настороженность. Такое чувство всегда появлялось, когда что-то шло не так, не как обычно; текущая ситуация казалась совершенно не характерной для этого дома, оттого и дом казался — не домом.

Он сел за стол, непонятливо косясь на Кредитора — виновника всех перемен; мальчик еще не решил каких: хороших или плохих. Мирон тоже повернулся к нему, улыбаясь своей желтоватой улыбкой. Создалось неловкое и тяжелое молчание. На стол перед ним опустилась полная тарелка пирогов с мясом. Начинку он определил стопроцентно, ничто не может пахнуть божественнее мяса.

Такой радушный вечерний прием заставлял напрячься и не поверить во все происходящее, усомниться в собственной адекватности. Юджин снова возвел на Кредитора взгляд, полный непонимания и надежды на то, что текущая действительность, что казалась небольшой, но очень сладкой сказкой, и вправду реальна. Тот, словно читая мысли рыжего мальчика, утвердительно закивал, скромно улыбаясь, и придвинул ближе к нему тарелку с пирогами.

Мальчик совсем не понимал, что происходит: Мирон дружелюбно болтает с Ефимом, хотя прежде ненавидел того из-за статуса, не доверял ему, старуха приготовила впервые не густую кашу с противными комочками, а он находится в центре всего происходящего.

Рядом прошел какой-то незнакомый ему постоялец, странно косясь на банкет, который устроили в столовой, и даже сделал порыв протянуть руку к одному пирожку, но был зло оттолкнут Мироном. Брюнет, видимо, был с ним знаком, раз следом свободно и на «своем» языке объяснил постояльцу, чтобы тот проходил дальше. В такое время в доме пребывало мало людей, до этого момента Юджин даже думал, что они совсем одни. Стоило умять пирожки раньше, чем выходная рабочая смена закончится и жильцы вернутся в дом, посягнут на их мясо. Если им это позволят, конечно.

— Это все мне? Почему? Сегодня какой-то праздник?

Хотя какой, к черту, может быть праздник в этом умершем городе, мальчик не знал.

Бабка невозмутимо и равнодушно отвернулась, делая вид, что увлечена каким-то важным делом у плиты, Мирон резво схватил пирожок и усиленно начал его жевать, дабы не иметь возможности говорить.

— Но… но я же просил…

Вдруг он догадался, что Ефим, скорее всего, дал бабке достаточное количество кредитов, на которые та смогла бы закупить нужные продукты и испечь пирожки.

Мальчику снова стало обидно за то, что Кредитор решил все за него, протянул руку помощи, которая была ему не нужна, ударил по больному и лишил путей отступления. Юджин просто не мог отказаться от мяса, настоящего мяса, которое добыть на окраинах города было крайне сложно и почти неосуществимо, если работать лишь честным способом.

Юджин, глотая собственную гордость вместе с принципами, взял в руку один пирожок и незамедлительно пропихнул его в рот, почти не жуя, пытаясь задавить в себе желание все выплюнуть обратно на тарелку и позорно сбежать. Бросил на Кредитора злостный и испепеляющий взгляд. Юджин тихо всхлипнул, как только почувствовал божественный вкус мяса и мягкого солоноватого запеченного теста.

— Я тебя ненавижу, — промычал он, пытаясь переживать целый пирожок, который чудом поместился в его рту. — Спасибо.

Дожевав пятый по счету пирожок, мальчик тяжело вздохнул, чувствуя боль от растянувшегося желудка, и сыто откинулся на спинку стула. Уже было поздно — они рисковали не успеть к тому человеку, к которому Юджин хотел привести мужчину. Но откладывать это дело на потом он хотел меньше, чем опаздывать и беспокоить старика, поэтому решительно настроился идти к нему сегодня вечером. Внутри зарождалось беспокойство от того, что он снова не заслужил подачки Кредитора, что он должен отплатить ему той же монетой.

— Спасибо, — пропел он, глядя на старуху, которая уже удалялась в свою комнату. На пороге появились постояльцы. Они вовремя успели съесть все добро. Это было эгоистично, но делиться с другими ни у Мирона, ни тем более у Юджина желания не возникало. Мальчик, едва вспомнив кое-что, нагнулся над ухом друга и тихо спросил: — Что он тебе сказал? Я готов был поставить любые деньги на то, что ты никогда не смог бы общаться с Ефимом, как со своим.

Мирон лишь разулыбался, смотря на рыжеволосого юношу, и небрежно пожал плечами.

Мальчик, все еще разобиженный на Ефима, быстрым и привычным ему шагом шел по знакомой дороге. Кредитор плелся где-то сзади, даже не пытаясь начать разговор и разбавить воцарившую на ночной улице тишину, да и быстрый темп ходьбы этого не позволял. Мужчине даже показалось, что таким образом мальчик пытается ему отомстить, прекрасно зная, что он не приспособлен к быстрым и долгим пешим прогулкам, приноровиться к которым было непомерно сложно. Признаться, Ефим за всю свою жизнь и вправду никогда и никуда не спешил, всегда старался делать все в размеренном и спокойном темпе, когда сердце бьется в привычном ритме. Такая спешка не была характерна для мужчины, о чем нельзя было сказать про Юджина, который, если куда-то и шел, то обязательно с такой скоростью, что его семенившие ноги едва ли не сливались в одно размытое пятно.

— Стой, подожди! — крикнул Ефим, когда юноша скрылся за очередным поворотам. В такие моменты кредитор понимал, что город состоит не только из прямых улиц и дорог, какими они были в центре, но и странных витиеватых, запомнить которые трудно даже взрослому человеку.

Юджин остановился, чтобы мужчина мог его догнать. Ефим, подбежав к шустрому юноше, притормозил и оперся рукой к кирпичной стенке здания, изможденно склоняя голову к земле, пытаясь выровнять дыхание и унять отдышку. Сейчас он чувствовал себя заядлым курильщиком со стажем, хотя табак, как, впрочем, и алкоголь, были под строгим запретом в Неземе. Он же никогда в своей жизни не пробовал ни того, ни другого.

— Черепаха, — буркнул мальчик и начал переминаться с ноги на ногу, видимо, желая уже, наконец, пойти дальше. Прямо над ними медленно сгущались темные тучи, и начал накрапывать дождь, вновь поднимая городскую пыль с земли. Сегодня ночью они снова будут неустанно кашлять в подушку.

— Заяц, — вскинув голову в небо, ответил в той же манере Ефим. — Пожалел бы меня.

Мальчик лишь вздохнул и, взяв мужчину за рукав потертой рубашки, нетерпеливо потянул следом за собой, но уже в спокойном, медленном темпе.

— Тут недалеко. — Они прошли вверх по улице, в горку, откуда начинала стекать вода по неровно заложенным кирпичикам в земле, и остановились у самого крайнего и, в сравнении с другими постройками, большого дома. — Пришли.

Дом с кирпичной выкладкой не нравился Ефиму, отчего — непонятно. Тот, казалось, плакал из-за дождя, что постепенно смазанными каплями окрашивал цвет здания в грязно-серый.

Юджин несколько раз постучал в дверь и позвонил в сломанный звонок, но ответа не было. Мужчина даже было хотел предложить ему уйти, раз не получилось, он ведь не обидится, но за секунду, до воплощения этого решения в реальность, дверь скрипнула и явила им жилистого, растрепанного старика, по законам логики — владельца дома.

— Юджин? Это ты?- захрипел он, нахмурив брови и уставив свой взгляд в одну точку. Видимо, он был слишком стар, чтобы нормально видеть, или же слепота была врожденным дефектом. Единственное, что мог узнать Кредитор по облачению, тот был немного богаче других жителей крайних районов, то же самое говорил его не деревянный, большой дом.

Лицом же старик был сухой, с впалыми щеками и высоким лбом, он казался усталым, будто они оторвали его от какой-то важной и трудоемкой работы. Но Кредитор полагал, что это лишь видимость, которую ему диктовал мозг; такой немощный старик вряд ли может над чем-то трудится, он передвигается-то с усилием, что уж говорить об остальном.

— Я, — отвечал Юджин, проходя вглубь дома. Он помахал Ефиму, призывая идти за ним.

Кредитор строго свел брови, пытаясь угадать мотивы мальчика, на ум приходили отнюдь не благородные.

— Ты с Мироном? Ох, уж долго вы ко мне не заходили! Я уже заскучать успел. — Владелец дома остановился рядом с рыжеволосым парнем и протянул к нему руку, пытаясь погладить по голове. Юджин ловко от нее увернулся. Старик лишь разочарованно вздохнул. — Разуйтесь, вы были на улице, когда начался дождь.

— Я не с Мироном, дед, — разуваясь, ответил мальчик. — Я с…

— Ефимом, — перебил его мужчина, тоже снимая ботинки. Ему было немного неловко находиться в доме у незнакомого человека, но старик не казался озлобленным, как это бывает с другими людьми, что находятся на конечном этапе своей жизни, даже скорее веселым. К тому же интерес того, что мальчишка хотел показать ему далее, подстегивал мужчину. — И я друг Юджина.

— У Юджина так много взрослых друзей! — воскликнул он и криво улыбнулся. Кредитор не удивился, что его признали за взрослого. Не иначе, как его выдал голос. — Скажите, Ефим, вы умеете читать? Признаться, я принимаю у себя гостей только из-за того, что они могут мне почитать. Вы пришли переждать дождь? Прошу в гостиную, там сухо, а с кухни можно принести чай с булкой, — он оживленно затараторил, что было слегка нехарактерно для старого человека, и прошел вглубь комнаты. — Совсем забыл представиться, что это со мной? Но вы не взыщите, стар уже. Все зовут стариком Ноэльем, надеюсь, мой дом послужит Вам хорошим пристанищем во время дождя.

Старик резко повернулся и протянул свою суховатую руку мужчине. Кредитор слегка опешил, но ее все-таки пожал, обозначая свое новое необычное знакомство. Юджин, видимо, услышав лишь про сухое помещение и булку, прошел в гостиную, сразу же заворачивая в другую комнату, видимо, на кухню.

— Спасибо за теплый прием, — равнодушно сказал Ефим. — Юджин приходил к Вам читать? Тут остались книги? — взаправду, Кредитору хотелось спросить, как Юджин научился читать или какие книги есть у старика, но пока не решился заходить слишком далеко.

— Да, книги есть, много книг! Только вот уже лет двадцать я слеп и читать сам не могу. Но как это, жизнь без того, что приносит радость? Вот и захаживают ко мне изредка, читают те, кто умеет это делать. Вы умеете? — Ноэль повторил свой вопрос. — Признаться, у Вас очень мелодичный и красивый голос, хотел бы послушать Жюль Верна или Гаррисона в Вашем исполнении. Уверен, оно будет безупречно. Отчего-то я уверен, что читать вы умеете!

— Умею, — вскинув в удивлении брови, ответил Ефим и присел на странность удобный коричневый диванчик, по бокам которого лежали такого же цвета на вид мягкие подушки. Дом выглядел не очень богато, но был хорошо обставлен, что создавало уютную атмосферу. — Неужели у вас есть Гаррисон, не говоря уже о Жюль Верне?

— Да! И не только, еще Льюис Кэрролл, Оскар Уальд, Эдгар По, перечислять невыносимо долго, лучше сами посмотрите. — Ведя ладонью по стене, он прошел к дальней комнате и толкнул в дверь ногой, открывая Ефиму вид на множество шкафов с книгами, которым, казалось, нет конца. Он поднялся на ноги, как только мальчишка вернулся с кухни, уже что-то усиленно пережевывая и едва удерживая в руках три чашки чая.

Кредитору не верилось, что где-то осталось место с произведениями когда-то всемирно популярных писателей. Не сожженные, нетронутые, целые, только слегка запылившиеся, сейчас стоят на полках у какого-то дряхлого слепого старика, который не может прочитать и строчки.

— Не верю, — прошептал он и снова осел на диван, вбирая в руки горячую чашку, из которой струился приятного аромата пар. — Это просто нереально.

Старик лишь усмехнулся.

— Спасибо, Юджин. — Ноэль благодарно кивнул и уселся напротив Кредитора на такой же диван, откидываясь на его мягкую спинку. — Вы не производите впечатления человека с окраины.

— Будете смеяться, но вы тоже.

Ноэль действительно засмеялся, заливисто, заразительно, отчего мужчина приподнял уголки губ в удовлетворенной полуулыбке. Он нашел ответ на второй вопрос, первый оставался открытым, неужели Юджин умеет читать? Люди из бедных районов действительно не умели этого делать, заботились лишь о бытовых проблемах и даже не думали об образовании, которое получал каждый человек, стоявший на ступеньку выше в их обществе. Юджина, видимо, успел обучить этот старик. Ефиму было действительно интересно, почему мальчишка не рассказал ему об этом раньше, когда он перед ним сидел и тайком перелистывал сказки. Впрочем, зачем ему было говорить об этом, Кредитор тоже не знал.

Теперь он чувствовал себя слегка растерянно, находясь в доме, заполненным доверху книгами. Ефим не знал, как прореагирует старик, если он попросит забрать с собой несколько. Отчего-то ему казалось, что Ноэль будет категорически против и даже выгонит его, но мужчина хотел попытаться.

Впервые в его голове возникла мысль что-то украсть, но он с презрением ее отогнал.

— А булки не сталось? — осведомился старик, отстраняясь от теплой желтой жидкости. Чай был зеленый.

Юджин стыдливо скосил взгляд на пол и, прожевав остатки еды, откликнутся: — Нет, закончилась.

Ноэль, видимо, не обратил на это внимания, раз лишь равнодушно пожал плечами и снова припал сухими губами к чашке. Дождь застучал сильнее, отбивая свой собственный ритм по крыше дома.

«Кажется, нам придется задержаться, — подумал кредитор, нисколько этому не расстраиваясь. Но его возвышенное настроение испортила следующая реплика старика:

— Юджин, а почему Мирон не заходит? — Ноэль повернул голову к юноше, но промазал, отчего казалось, что он обратился к одиноко стоящему креслу. Его мутные серые глазки горели нездоровым огнем. Кредитор вдруг заметил, что за последние дни отличные от серых глаза он видел только у Юджина и Мирона, правда, у последнего они скорее просто выделялись, нежели были цветные. — Он раньше захаживал, милый мальчик. Почему перестал? Может, позовешь его с собой в следующий раз? С нетерпением буду его ждать.

— Дед, он не читает, сколько раз говорил, — резонно отмахнулся Юджин, вжимаясь в спинку кресла, видимо, пытаясь спрятаться от нашедшего его слепого взгляда Ноэля.

— Да какая разница! — хозяин дома всплеснул рукой и, противореча своим прежним словам, несколько раздраженно вскрикнул: — Это неважно!

В комнате повисла тишина, через несколько секунд послышался вздох старика, видимо, раздосадованного тем, что мальчишку к нему не позовут, и раздраженного на Юджина из-за этого. Повременив, он сменил тему:

— Вы останетесь на ночь? Признаться, я был бы очень доволен, останься вы на ночь. У старика редко бывает достойной компании, сами понимаете, — он скорее обращался к кредитору, будто оправдываясь, но мужчина уже для себя решил, что не останется в доме у человека, который поощряет детскую проституцию. Он сразу понял, для каких своих непотребных целей он звал Мирона.

Ефиму стало невыносимо мерзко находиться в помещении вместе с этим человеком, нет, в его доме, и никакая образованность, наличие книг не спасало положение старика. Оставлять здесь Юджина он так же не планировал.

Рыжеволосый мальчик скосил на него опасливый взгляд, видимо, уловив настроение мужчины.

«Там» — прочитал он по губам мальчика. Следом, Юджин осторожно указал пальцем на распахнутую дверь, ведущую в библиотеку. Мужчина отрицательно помотал головой, вновь отказываясь от идеи обокрасть старика, хотя мысль эта становилась все осознаннее и осознаннее. В ответ мальчишка лишь раздраженно поджал губы.

Согласиться на ночевку мужчине все равно пришлось: город накрыла большая беспросветная туча, заливавшая все улицы потоком воды; за окном не было видно дальше своего носа, а редкие фонари, что там работали, не приносили никакой пользы.

Естественно, им расстелили в гостиной, точнее, им самим пришлось растелиться в гостиной, благо, два свободных дивана это позволяли. И естественно, перед этим хозяин дома просил ему читать, за что Ефим принялся с уже не явным удовольствием, больше читая для себя, нежели для него.

Когда настала совсем ночь, старик Ноэль стал изредка интересоваться у Юджина, не желает ли он перебраться в его спальню в соседнюю комнату, но тот каждый раз равнодушно отвечал отказом, будто подобные вопросы ему задавали, и даже не раз. Ефим, невзирая на все устоявшиеся моральные принципы, мысленно выбивал из старика всю дурь касательно этого вопроса.

В итоге Ноэлью пришлось удалиться в свою комнату ни с чем и там действительно лечь спать. Ефим планировал так же спокойно заснуть на мягком диване под музыку дождя, но, едва он начал засыпать, его уверенно затрясли за плечо.

— Юджин, чего тебе?

— Пошли, дождь скоро кончится, ты должен успеть забрать книги.

— Нет, я не стану, это неправильно, — резонно ответил Ефим и отвернулся от настырного мальчишки, который продолжал трясти его за плечо. В действительности ему хотелось унести с собой несколько томиков, все равно старик не заметит пропажи, но голос разума в голове пресекал все порывы это сделать. Кредитору было сложно отказать Юджину, поэтому он был рад, что тот так быстро отвязался от него с этой идеей.

В очередной раз, когда он только-только начал засыпать, что-то громко грохнуло, будто упало с большой высоты на пол. Ефим машинально вскочил с дивана, пытаясь осмотреться по сторонам. В комнате царил мрак, а за окном уже не лил дождь. Видимо, мужчина задремал и не заметил, как он закончился. Единственное, что удалось рассмотреть — небольшой источник света в библиотеке, дверь в которую была слегка приоткрыта.

«Черт, Юджин» — мужчина истинно надеялся, что мальчишка зашел туда просто почитать.

Войдя в помещение, он сразу же заметил его — неловкого юношу, который пытался удержать в руках длинную стопку книг. Он где-то нашел рваную негодную сумку и тоже заполнил ее книгами, которые теперь проглядывали из дырок.

— Стой, я же сказал, что не подписываюсь на эту аферу! — зло зашептал кредитор, подбегая к мальчишке и пытаясь отобрать у него стопку треклятых книг. В ходе борьбы они разроняли еще половину. Мужчина начал беспокоится, что хозяин дома может проснуться.

— А это мне! Отдай обратно! — Юджин потянул на себя сумку, из-за чего ее тонкий ремешек порвался, и половина книг вывалилась на пол, создавая уже далеко не приглушенный стенами шум. В соседней комнате послышалась возня. — Давай, собирай быстрее, иначе он нас прикончит!

— Как? Он же обычный немощный старик, — хмыкнул мужчина, уперев руки в бока, наглядно отказываясь что-либо делать. Ему совсем не казалось, что Ноэль сможет причинить им вред, тем более — ему, взрослому мужчине.

— Негодяи! — послышалось из другой комнаты. — На святое покушаться!

— У него пушка, кусок ты идиота, — Юджин резко вложил в руки кредитора стопку увесистых книг, а сам подхватил сумку и ринулся к выходу. Единственное, что успел подумать Ефим, это то, что его впервые обозвали куском идиота…

Они рывком выбежали из библиотеки и свернули в коридор, где оставили всю верхнюю одежду. Пытаясь быстрее натянуть на ноги обувь, Кредитор разронял половину книг, а когда надевал фуфайку, потерял вторую половину. Понадобилось определенное время на то, чтобы их собрать обратно.

— Куда пошли?! — снова крик, но уже близко, предположительно из гостиной. Старик передвигался вслепую, то и дело задевая на своем пути предметы мебели.

Едва они успели выскочить за порог, как раздался выстрел, у Ефима мгновенно заложило уши, даже немного загудело в голове.

По улицам они бежали уже машинально, вернее бежал Юджин, а Кредитор пытался за ним поспеть. Кровь билась в висках, ноги, казалось, передвигались быстрее, чем он успевал думать. Когда они свернули на повороте, Юджин сбавил шаги и остановился, видимо, решив, что они отбежали достаточно далеко. Оперевшись рукой о стенку здания в подворотне, мальчик закашлялся. Мужчина, как только нагнал его, сразу же согнулся пополам и попытался восстановить сбившееся дыхание. Возникало ощущение, что еще немного, и бешено колотящееся сердце выскочит из груди, не выдержав такого ритма.

— Я… украл, — горло нещадно саднило, это было единственное, что смог вымолвить Ефим.

— Мы, — добавил Юджин, опускаясь на мокрую каменную кладку. — С чем тебя и поздравляю.

Неожиданно мальчик захихикал, сначала прикрывая рот ладонью, но потом уже разразился диким хохотом, совершенно позабыв о том, что все в домах уже давно спят. Кредитор хотел подхватить, но саднящее горло это не позволило, и он смог лишь опуститься рядом с Юджином и закрыть мокрыми руками лицо, на котором медленно расплывалась улыбка.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,003 секунд