Поиск
Обновления

03 декабря 2018 обновлены ориджиналы:

17:27   Папенькин сынок

15:05   M. A. D. E.

29 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:11   За всё надо платить

17:05   Великолепный Гоша

17:01   Генкина любовь

все ориджиналы

Мальчик - Глава шестая  

Ефим спал беспокойно, иногда просыпаясь от дикого холода, который забирался даже под одеяло; да и жесткий матрац не способствовал мирному глубокому сну. Другое дело его кровать в квартире… но об этом он думать не стал, дабы не пожалеть о своей вчерашней деятельности.

Солнце постепенно поднималось и бросало свои блеклые лучики в окно, медленно пробуждая население бесцветного городка. В соседних комнатах послышался шум.

Стоило уйти из крайних районов раньше, чем это заметят. Лишние глаза и слухи ему не нужны. Руководствуясь последней мыслью, Ефим нехотя встал с кровати, опустив босые пятки на ледяной пол. В ванную комнату уже собралась приличная очередь, терять ценное время в ней не хотелось, поэтому Ефим свернул на лестницу.

Он неспешно спустился вниз на кухню, протирая между делом глаза и пытаясь привести себя в более менее живой вид. На кухне, за столом, сидели Юджин и еще неизвестный мужчине мальчик. «Проститутка» — сразу понял он, взглядом цепляясь за выжженное на внутренней стороне запястья клеймо. Да и весь вид темноволосого парня свидетельствовал об этом: мокрые штаны от проливного дождя, что шел этой ночью, говорили о том, в какое время суток он работает; это же доказывал испачканный свежей уличной грязью свитер, алые отметины на тонкой шее и синяки под уставшими карими глазами.

От взгляда этих глаз, что метнулся на кредитора, во время его появления на кухне, Ефима отчего-то замутило. На него нахлынула тяжеленная волна отвращения, граничащая с сожалением, но все же весомо перевешивающая последнее чувство; и придавила всем своим весом.

Секундой позже Кредитор справился с появившейся тошнотой, как раз в тот момент, когда мальчик все так же безразлично и, даже, скорее с взаимным неприятием отвернулся обратно к Юджину, уводя взгляд в другую сторону; двое парней продолжили свой разговор. Он неловко сел за стол и зябко пожал плечами.

У плиты стояла бабка, видимо, что-то готовила для постояльцев, лишь изредка бросая взгляд на мальчиков.

«Интересно, в оплату комнаты входит завтрак?» — за это утро это была первая сознательная мысль, возникшая в голове. Ей отчасти способствовал запах, доносившийся от плиты и кастрюлек, стоявших на ней.

Старуха на миг бросила недобрый взгляд на кредитора, что поерзал на стуле от холода, и отчего-то закачала головой, наивно полагая, что мужчина не заметит этого жеста.

Второй, незнакомый ему мальчик тоже не располагал ни к общению, ни к нему самому. Он со старательным видом пытался и вовсе не обращать внимания на нового человека в их доме. Из всех живых в этой комнате приветливым был Юджин, да и он, видимо, не стремился к беседе, раз не поздоровался с Ефимом, а лишь кивнул.

Кредитор по непонятным для себя причинам расстроился и даже немного стушевался такому «радушному» приветствию, но позже все-таки сбросил с себя это глупое чувство, решившись сказать хоть что-то, дабы разбавить возникшую минуту молчания в разговоре между юношами.

— У вас тут очень мило. Я, наверное, буду захаживать изредка, — льстить Кредитор умел, но сейчас получилось не очень правдоподобно. В конце он склонил голову и увел взгляд в сторону, прогибаясь под напряженным рассматриванием незнакомого ему друга Юджина. Тот явно не желал общаться с выходцем из другого слоя общества, вот и демонстрировал это нагнетающе-испытывающим взглядом. Внезапно в кредиторе зародилось раздражение, и он решил, что не будет пугаться какой-то необоснованной злости незнакомого мальчика. Он взглянул на молодую проститутку и продолжил: — Я, кстати, Ефим.

— Зачем? В смысле, зачем тебе тут периодически оставаться? — наконец подал голос Юджин. В глазах мальчика мужчина прочитал удивление. Еще бы, кто из серых захочет снова ночевать в таком обшарпанной и грязной комнатке, где ночью из угла в угол перебегают крысы; ворочаться на жестком матраце, укутываясь тонким и едва согревающим одеялом? Кажется, поселив Кредитора в своем доме и заставив того пару часов переносить мешки с цементом, Юджин надеялся навсегда отбить желание любопытного мужчины интересоваться его личной жизнью.

— Это был довольно интересный опыт. Мне, наверное, стоит периодически разнообразить свою жизнь такими ночевками.

Ефим понял, что не зря затеял этот практически односторонний разговор (второй парень ну никак не хотел идти навстречу и хотя бы представиться), ибо увидеть искорку в глазах мальчика, которая сейчас танцевала бликами, можно было лишь изредка. Такой интерес Юджина к собственной персоне и мотивам его действий тешили мужчину больше, чем некогда апатичное состояние мальчика. Удивленные глаза Юджина растопили тепло в Кредиторе, но секундное исступление прервал голос:

— Мирон, — мальчик протянул кредитору клейменную руку с обкусанными ногтями. На такой внезапный жест Ефим судорожно тряхнул головой и вздрогнул — больше от отвращения, нежели неожиданности. В следующую секунду он попытался подавить неприятное чувство к этому мальчику. Такое он когда-то испытывал и к Юджину, просматривая косточки и худое тельце под его одеждой, вглядываясь в размазанное в грязи лицо и мешковатую одежду. Позже это чувство ушло и сменилось другим. Может, он и сейчас сможет побороть свою неприязнь? Все же, Мирон не виноват в том, что ему выпала такая доля. Каждый выбирается из нищеты тем путем, который знает сам, который наиболее доступен. В этом всецело виновата система, никто больше. Кредитор сам когда-то думал, что рыжеволосый мальчик из тех, кто добывает деньги на пропитание посредством продажи своего тела, и ведь справился с тем неприятным склизким ощущением на душе, что появлялось после каждой такой мысли. Что ему мешает превозмочь себя во второй раз?

Ефим неловко протянул руку мальчику и пожал ее, тот на удивление крепко сжал ладонь мужчины и затряс ей, неотрывно смотря ему в глаза. Неловкую ситуацию, что образовалась позже, разбавили появившиеся тарелки перед носами трех голодающих, наполненные густой непонятной кашей. Ничего более не говоря, они принялись за еду.

Всю неделю кредитор нехотя ходил на работу, таскал пустой портфель и общался со скучными людьми, которые хотели взять кредит в их фирме. Хотя назвать фирму «их» собственностью было бы неправильно, учитывая то, что фирмы, корпорации, да и в целом все здания принадлежат государству. Целую неделю он не видел Юджина, они так и не смогли пересечься. Будни казались еще прозрачнее и утомительнее, чем прежде. Ефим признавал для себя, что смог бы нагрузить еще десять грузовиков цементом, чтобы только не ходить на эту треклятую работу и не врать людям, чтобы наконец увидеть разницу между понедельником и вторником.

Ослабив немного галстук, он утомленно вздохнул и откинулся на спинку кресла. До окончания рабочего дня оставалось всего пару минут, пару жалких минут. Строгий механический голос должен вскоре оповестить о том, что рабочие могут покинуть свои кабинеты и идти домой — их дневной долг перед государством выплачен.

Секунды тянулись минутами, а минуты — часами. Он несколько раз посмотрел на настенные белые часы, едва ли не сливающиеся со стенкой, и даже сверил время с собственными наручными. Еще три минуты, и мужчина отправится к Юджину, тот обещал показать ему что-то интересное, но говорить заранее <> что именно, не стал.

Все-таки через некоторое время строгий, но в то же время красивый женский голос объявил о том, что рабочая смена кончена, и сотрудники могут отправляться домой.

Кредитор еще пару секунд сидел в кресле, зависнув, вслушиваясь в безмолвную тишину после громкого объявления. В его ушах еще раз проигрывался голос женщины из вещателя — слишком реалистичный, слишком «женский». Впервые за всю его службу голос не был механическим, будто неживым, сейчас он лился живой чистой речью, всяко отличимой от прежней. Медленно кредитора накрывала волна паники, а на лбу выступали капельки пота. Он медленно забрал свой портфель и выдвинулся из здания, осознавая, что где-то выдал себя, где-то прокололся. То, что в кабинете заменили радио, значит, что комнату обыскивали, проверяли на что-то. Неизвестно, что <>они там делали. Вариантов было множество: может, кто-то просто заметил неисправность в работе радио, а может, поведение мужчины показалось им странным, и на него доложили? В таком случае, все могло зайти вплоть до того, что кабинет напичкали жучками и камерами. Опасений добавляло то, что Григорий давно ему не звонил и не давал никаких распоряжений. Затишье затягивалось.

«Теперь нужно быть крайне осторожным во всем» — звучала мысль в его голове. Но несмотря на это, Ефим все же направился в уже знакомый район.

На пороге дома его снова встретила странная бабка. Еще в прошлые выходные Ефим признался себе, что она его пугает. Непонятно чем: поведением ли, внешностью? Впрочем, в этом доме его пугали практически все, исключая Юджина — тот всегда оставался приветливым, пусть иногда и позволял себе грубить мужчине.

Старуха искоса взглянула на него, помялась на пороге пару секунд, но все же впустила Кредитора в дом. Тот, чтобы задобрить бабку, мгновенно отдал ей добрую часть своего кошелька, расплачиваясь сразу же за несколько дней. Пересчитав купюры, сгорбившаяся женщина протянула Ефиму излишек, но тот демонстративно отказался от них, махнув рукой.

— Если этого слишком много, то я бы хотел, чтобы они пошли на еду Юджину и его другу, — склонившись над ухом старухи, прошептал он, но потом сразу же отпрянул, мгновенно скидывая с себя обувь, взбегая вверх по лестнице на второй этаж и скрываясь от пугающей широкой улыбки старухи. Если эта улыбка искренняя, то ему все же удалось улучшить свои отношения со владелицей дома. От того взгляда, что она ему подарила неделю назад на кухне, по спине до сих пор проходит липкая волна. Подобное стоило провернуть и с Мироном.

Юджин, как и предполагалось, был в своей комнате. Распластавшись во всю длину матраца, он лежал ничком на скомканном одеяле и лишенной наволочки подушке. От вида рыжего мальчика, лежащего на полу в маленькой, темной, наверняка грязной по углам комнате, Кредитора снова передернуло, но он удачно задавил противное просящееся наружу чувство в зародыше.

— Юджин? — мужчина переступил порог комнаты, опасливо смотря себе в ноги, проверяя на наличие какой-либо нежелательной живности, прикрыл за собой дверь и включил лампу у стены, свечение которой больше походило на свечение очень слабого ночника.

Мальчик, видимо, спал, раз не отзывался на собственное имя. Кредитор еще раз позвал его, в этот раз шепотом, и подошел к нему ближе, нагнулся над маленьким телом, всматриваясь в длинные и спутавшиеся за день рыжие кудри.

— Спишь, — вздохнул он и опустился на корточки. Значит, сегодня мальчик не покажет ему то, что хотел. Ну, или покажет, если проснется в ближайшее время. Ему было сложно удержать себя и не лечь вместе с Юджином, накрывая обоих одеялом, тоже провалиться в сон, пусть и на обшарпанном неприятном матраце. Ненавистная ежедневная работа утомляла сильнее всякого физического труда. После продолжительной смены сильно клонило в сон, и мужчина держался от желания все бросить и уснуть на месте лишь благодаря своей силе воле.

Незаметно для себя, он положил ладонь на затылок Юджина. «Кажется, я слишком утомился, раз не контролирую собственные действия» — решил для себя, но руку убирать не стал. Было естественным провести по спутавшимся прядкам тонкими пальцами, совсем не предназначенными для тяжелой работы, запутаться в них, отвести в сторону.

— Черт возьми, я же тебе сказал, что руки оторву, если снова полезешь вот так к волосам? Что за гребаная привычка? — мальчик резко выпрямился и сел. От такой реакции мужчина опешил и, за невозможностью отшатнуться, опустился задней точкой на холодный пол. Юджин выглядел, словом, очень свирепо: рыжие волосы еще больше растрепались и теперь закрывали добрую половину лица паренька, в глазах горело даже не раздражение, а злость от внезапного пробуждения.

— Прости. Не думал, что у тебя такой чуткий сон, — коротко ответил кредитор, все еще застывший от столь бурного проявления неприязни. — Я, честное слово, не хотел.

Мужчине вдруг захотелось громко рассмеяться. Ему двадцать пять, а он робеет и оправдывается перед каким-то жалким выходцем из нищих. Что мальчик может сделать ему? Несмотря на это, в груди почему-то все сжалось в тугой комочек от того, что Юджин вдруг на него разозлился.

Они выдержали неловкую паузу, за которую мальчик, кажется, успел оценить ситуацию. Следом он вздохнул и небрежно зачесал свои волосы назад. На лице, по мешкам под глазами, можно было догадаться, что кредитор отобрал у него необходимые несколько часов сна.

— Время сколько? — спросил Юджин, уже протирая пальцами глаза.

— Если интересно, то вернее будет сказать «сколько времени». А так уже вечер. Моя смена закончилась примерно час назад.

— Если это так, то мы еще успеем, — ответил юноша, проигнорировав замечание. Выпрямившись, он все еще покачивался на ногах от резкого пробуждения.

— Куда? — Кредитору пришлось смотреть на Юджина снизу-вверх. В приглушенном свете мало что было видно, разве только налитые синевой мешки просматривались все так же легко.

— Если я скажу, то будет неинтересно, — он принялся заправлять постель, если это можно было так назвать. Мальчик возил ногой по одеялу, разглаживая его по углам матраца, рукой опираясь о стенку.

— Думаю, тебе стоит выспаться, если это представляется возможным в такой… — Ефим помялся, раздумывая над тем, стоит ли продолжать предложение. — Обстановке. Да и мне тоже. Не думаю, что поход в то таинственное место принесет нам обоим удовольствие, если все это время мы будем думать лишь о том, когда уже можно будет вернуться и спокойно поспать.

— Наверное, ты прав, — огорченно вздохнул он. — Тогда завтра? Ведь завтра ты свободен?

Ефим кивнул головой. Мальчик подарил ему счастливую улыбку.

«Уж не знаю, что он там мне приготовил, но это мне уже нравится».

Небольное примечание: у автора, как и у всех, начались трудовые будни, и теперь он не может обещать регулярную проду (пусть и до этого она регулярно не выходила). Во-вторых же, хочу извиниться перед теми, кто читает. Глава получилась немного незаконченной, больше информативной, но я постараюсь оправдаться в следующей.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,006 секунд