Поиск
Обновления

19 ноября 2017 обновлены ориджиналы:

22:05   Мир-доппельгенгер

00:06   Ведьмак

14 ноября 2017 обновлены ориджиналы:

03:17   С точки зрения науки

11 ноября 2017 обновлены ориджиналы:

16:44   Взаперти

01 ноября 2017 обновлены ориджиналы:

12:37   Изнанка

все ориджиналы

Мальчик - Глава третья: Встреча  

или неожиданная щедрость.

Комментарий автора ориджинала Disappear with the Thunder

— Ну а во-вторых, ты ведь не знаешь его истинных мотивов, а уже согласился идти к нему домой. Я тебя не узнаю, — Мирон недовольно сетовал по поводу неосторожности и безрассудства мальчика, перебирая в руках его длинные рыжие прядки и расчесывая запутавшиеся.

— Если не будешь мне надоедать, может, и тебе что-нибудь перепадет. — Мальчик фыркнул и сложил руки у себя на груди, а потом вдруг зашипел и нахмурился от боли, на секунду позабыв, что в руках у соседа находятся его драгоценные волосы.

Мирон, потянув на себя одну тонкую прядь, недовольно возмутился:

— Но ты все равно не знаешь! Серые — они такие, никогда не поймешь, что у них на уме. Все поголовно извращенцы и сумасшедшие, пусть и прикрываются за масками обычных работничков. А твое наворованное добро мне ни к чему. — Парень отпустил волосы Юджина и устало, с нотками презрения, покосился на него, уже неприятно почесывающего собственный затылок.

— Черт, что за дрянная привычка тягать всех за волосы?

— Не всех, а тебя, потому что более непутевой и противной личности с полным отсутствием инстинкта самосохранения я еще не встречал.

Мирону совсем не нравилась задумка мальчика, даже не из-за того, что это, по сути, неправильно и аморально, ибо эти слова и вещи уже давно утеряли свой смысл в подобных бедных районах, в которых живут такие как они — давным-давно позабытые дети, или даже несуществующие из-за своего презренного низкого положения; а по большей части из-за опасности, которую он чуял, но не мог передать словами другу. Кто знает, что придет на ум одному из покладистых серых работников, которые имеют все, чего пожелают, являясь лишь маленькой частичкой механизма в большой нерушимой системе. А сделаться этой частичкой и просто и сложно одновременно: нужно родиться ею. Тут уж как повезет. Родился в семье нищих — ты из этого болота никак не выберешься, сколько не пытайся, а на тебе уже клеймо — отброс общества.

— Не нужна мне твоя поддержка, — мальчик встал с пола и, плюнув, в буквальном смысле слова, обиженно смылся за дверь, оставив Мирона наедине со своими мыслями.

— Будь осторожней, — парню осталось пожелать удачи в пустоту.

Юджин выскочил из комнаты и помчался вон из дома, не только из-за того, что в душе обиделся на товарища, а еще потому что уже опаздывал на вторую встречу с кредитором. Тот построил план, по которому они смогут встретиться у него дома, хотя у мальчика был свой собственный, придуманный и не менее продуманный, из-за которого он нередко чувствовал себя подлецом, но от этого чувства не стягивало внутри, как обычно это бывает у совестного человека, а наоборот — ощущался тот самый душевный подъем, и в груди все расцветало, как почки деревьев весной; а внутрь закрадывалась надежда на то, что, может быть, после того, как он приведет в действие такой план, жизнь наладится и все снова пойдет своим чередом, и ему не придется таскаться на работу, где постоянно надрываешь спину или стоишь на улице по несколько часов озябшим и продрогшим. Может быть, он даже сможет провернуть подобный план не один раз, оставшись безнаказанным, и вскоре обеспечит себе жизнь дольше, чем на несколько недель, да и Мирону не придется вытаскивать их, вернее его каждый раз из всяких передряг.

Занятый своими излишне оптимистическими мыслями, которые нередко преследуют юношей в таком возрасте, он добежал до нужного дома, даже не заметив этого.

Отперев железную дверь, Юджин завидел понурого помятого старикашку, сидевшего в своей маленькой комнатке, похожей на тюремную клетку, поглядывая в окошко, из которого виднелась лестница и небольшой коридорчик после входа в подъезд. Он сидел и изредка беспокойно выглядывал из маленького окна, будто бы с минуту на минуту должно было произойти что-то странное и подозрительное, но потом снова возвращался к себе за стол и смотрел скучающим видом в такую же помятую и серую газету, как он сам, только чуть приподняв брови и вскинув голову, словно перед ним лежал не недельный газетный выпуск, а серьезная научная работа.

После того как хлопнула дверь, старик вновь оторвался от своего занятия и с нескрываемым любопытством привычно выгляну из окна, и в этот момент брови его поднялись еще выше прежнего, и все от того, что он увидел не жильца, что обычно появлялся в это время, а простого мальчика.

— Что Вы тут забыли, молодой человек? — он презрительно оглядел мальчика, оценив изжившую себя одежду и потрепанные ботинки, и с таким же презрением вынудил себя добавить «молодой человек», ибо не добавить он просто не мог и не мог нарушить при этом устоявшийся этикет и запятнать перед собой репутацию уважаемого консьержа, работой которого он гордился, особенно смотря на таких детей, как этот мальчуган, что заявился в подъезд его дома.

— А я теперь убираюсь в одной квартире. — Он прошел мимо старика как ни в чем не бывало, быстрой походкой и стараясь сдержать надменный вид и не позволить улыбке на лице расползтись от уха до уха. Консьерж пытался что-то сказать, но завис в собственном изумлении от наглости мальчишки, и спросить номер квартиры, в которую направлялся новоявленный уборщик, он не успел. Да и не стремился особо: спросит, когда мальчик будет уходить. Тяжело вздохнув, опечаленный чрезмерной рутинностью и неоправданностью надежды на то, что что-то обязательно интересное вот-вот должно было произойти, он вернулся к своей газетке и с тем же гордым видом принялся ее перечитывать вот уже шестой раз за день.

Тем же временем мальчик прошмыгнул на нужный этаж и остановился у нужной двери, ведущей прямо в квартиру кредитора. Встав перед белой дверью, такой же, как и все остальные двери на лестничной площадке, он отдышался и занес кулачок для того, чтобы постучать, но в тот же момент перед ним заскрипела ржавая ручка, и дверь отварилась, так и не дав совершить Юджину задуманное. Опустив руку, он переступил порог квартиры. За ним закрыли.

— Все в порядке?

Юджин уверенно кивнул. Пройдясь немного дальше, вглубь комнаты, он осмотрелся, покрутив головой по сторонам, и понял, что никогда бы не стал жить в подобном помещении. Гостиная разила своей серостью и непримечательностью: темно-коричневый шершавый диван, поодаль одинокое кресло, перед ним запыленный темно-серый телевизор, который когда-то был белым, если всмотреться получше и не обращать внимание на осевшую тонной пыль, и потертый, выцветший ковер с дырками в некоторых местах. Голые, белые стены, кое-где запачканные, где-то даже порванные на лоскутки, точно как у него в комнате. Но гостиную кредитора отличало от комнаты мальчика то, что она пропахла этой своей непримечательной серостью, кажется, никогда тут и не было по-другому, будто тут всегда царила эта мертвецкая тишина, что сейчас неприятно давила на уши, и в нос забирался непонятный запах, который даже толком не описать, и на ум просятся всего несколько слов: затхлость, запущенность, неизменность.

— Ты тут живешь? — задал риторический вопрос мальчик, заглядывая в спальню.

— Да. — Кредитор смущенно почесал затылок.

Юджин был немного удивлен, увидев, что жилье Ефима совсем не такое, каким он его представлял. Ему казалось, что квартира будет пестрить красивыми цветными обоями, лакированной мебелью, картинами на стенах, все углы будут заставлены какой-нибудь электроникой, а по полу будет бегать собака или иной домашний питомец, кровать окажется застеленной пуховым одеялом, и подушки обязательно будут украшать яркие желтые кисточки.

Немного огорченный несоответствием прошлых собственных убеждений или даже надежд с суровой действительностью, что сейчас принято называть когнитивным диссонансом, он даже немного расстроился и потускнел, хотя буквально минуту назад чуть ли не искрился от переполнявшей его энергии и желанием увидеть что-то действительно красивое и очаровательное. Юджину всегда хотелось взглянуть хоть глазком на подобный интерьер, который много лет назад сложился в его наивной голове и не хотел выходить. Но, похоже, не в этот раз.

— Я выкидывать вещи не особо люблю, — начал кредитор, проходя в спальню, — кстати, разуйся. Так вот, поэтому нашел тут своей старой одежды немного. Посмотри, может, тебе подойдет, — последняя реплика глухо донеслась из спальни, когда мальчик уже расшнуровал свои ботинки.

После Юджин прошел за кредитором, заворачивая в комнату и вновь осматриваясь. Спальня была еще меньше гостиной, такой же неброской и пахнущей ничем, так мальчик решил обозначить этот запах. У стены стояла небольшая кровать, заправленная черным покрывалом. Юджин бы хотел такую: на ней вдоволь можно попрыгать, ощутив каждую пружинку, и повозиться ночью, что он делать любил, но уже без шансов упасть на пол. Сейчас на ней были разбросаны несколько пар брюк, рубашка, два или три свитера и пара футболок, завершали комплект поношенные, но не утерявшие свою красоту бардовые кожаные ботинки, тоже на шнуровке. Именно они и приковали взор мальчика. Сколько раз он воздыхал по таким же, прислоняясь к витрине обувного магазина и жавшись к ней лбом, оставляя за собой запотевшее пятно на стекле.

Вот уже который раз он прожигает взглядом такие ботинки, не веря, что в этот раз они находятся тут — у него перед носом, а не за толстым витринным стеклом; и даже возможно достанутся ему задаром, если он попросит…

Мальчик вознес удивленные глаза на мужчину, на что тот отреагировал как-то странно: пошатнулся и уперся в стенку, в ответ недоуменно уставившись на мальчика, начиная уже гадать, что он сделал не так.

— Это мне? — немного охрипшим голосом от долгого молчания спросил Юджин и не перестал буравить взглядом мужчину.

— Как я и сказал. То, что подойдет — можешь забирать. Да и все, впрочем, мне они уже не нужны. — Ефим удалился из комнаты, дабы больше не смущать мальчика, хотя на самом деле он вышел, чтобы не смущать себя, нежели ребенка, который такого чувства сейчас не испытывал.

Несмотря на ответ кредитора, Юджин несмело подошел к той одежде, что ему отдали даром, глотая вставший поперек горла ком и сдерживая выступившие на глаза слезы, которые вскоре все же скатились по щеке крупными солеными каплями. Задыхаясь от нехватки кислорода, он старался случайно не обратить к себе внимание кредитора, который уже делал что-то в соседней комнате. Глотая слезы, мальчик прижал к себе кожаные ботиночки и улыбнулся.

Консьерж как всегда сидел за своим столом, тихо перелистывая страницы газеты и временами по привычке заглядывая в окошко, каждый раз расстраивая себя в том, что ничего интересного не происходит, да и не может произойти, на его-то работе. Вновь высунув свою поседевшую голову из окна, он огорченно вздохнул и сложил газету, убирая ее в ящик и отправляясь в другую комнату по нужде. Немного покряхтев и поворчав себе что-то под нос, он все же встал со стула и распрямился, собираясь покинуть на короткий срок свой пост.

Мальчик этого и выжидал уже добрые полчаса, сидя на ступеньках и прислушиваясь к малейшему звуку, чтобы случайно не упустить момент. Старик оказался на удивление выносливым, потому что Юджин уже успел устать и даже начал придумывать иные пути и возможности выбраться из здания, но ворчание консьержа и его немедленный уход обрадовали подавленного мальчика, и он шустро прошмыгнул мимо всевидящего окошка и покинул здание с хитрющей улыбкой, направляясь к себе домой, уже под покровом ночи.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд