Поиск
Обновления

19 ноября 2017 обновлены ориджиналы:

22:05   Мир-доппельгенгер

00:06   Ведьмак

14 ноября 2017 обновлены ориджиналы:

03:17   С точки зрения науки

11 ноября 2017 обновлены ориджиналы:

16:44   Взаперти

01 ноября 2017 обновлены ориджиналы:

12:37   Изнанка

все ориджиналы

Мальчик - Глава вторая: Помешательство  

и решение.

Комментарий автора ориджинала Disappear with the Thunder

По пути домой кредитора немного потряхивало от волнения и неожиданного, скорее непредсказуемого поведения мальчика, раздававшего листовки.

Ефим не мог понять, как дошел до того, что ему понравился мужчина… ребенок, более того, он осмелился преступить черту «нормальности» — незаконно с ним связался!

Двусмысленные взгляды должны были остаться взглядами, прогулка из пункта «работа» в пункт «дом» — прогулкой. И никак иначе.

В подъезде он забыл поздороваться с консьержем и даже хуже: в беспамятстве метнулся мимо него ураганом, при этом лихорадочно сотрясаясь. Впрочем, эту необычность можно было в случае списать на плохое самочувствие, так что это Ефима заботило в меньшей степени, чем, например, предстоящее решение.

Закрыв за собой дверь, он бросил на пороге пустой портфель. Тело мужчины медленно съехало по двери вниз и осело на ледяной пол, а рука машинально опустилась в карман пиджака.

Пальцы судорожно нащупали аккуратно сложенный листок и медленно его развернули. Телефонный номер. Нет, ему не показалось, это телефонный номер, а не шутка больного воображения, не розыгрыш некогда скудной надежды на знакомство и возможное общение в будущем с рыжеволосым пареньком. Это — его самый настоящий телефонный номер.

Руки вдруг перестали дрожать, и мужчина услышал чей-то смех. В груди все вмиг застыло и похолодело от страха того, что его кто-то подслушивал, а теперь этот кто-то злорадствует над его неминуемой казнью. До мужчины только через несколько секунд дошло: смеется он.

Оставаться у порога было небезопасно, быть уверенным в том, что его сейчас не прослушивают — верх безрассудства. Потому руки в привычном жесте, не отдавая отчета мозгу, сложили бумажку пополам и еще раз пополам, придавая ей прежнее состояние, и сунули в карман.

«Там никто искать не будет». — почему-то подумалось ему.

Ефим устало опустился в кресло. Неужели это правда? Если да, то он сошел с ума. А вдруг кто-то его видел? Вдруг он донесет о странном поведении двух людей охране порядка?

«А если…» — мысли закрутились в голове, превращаясь в маленький тайфун, и заняли все место в черепной коробке.

Кредитора овладела паника: в Неземе такие доносы совсем не редкость. Люди только и делают, что оглядываются по сторонам, пристально смотрят за прохожими, выискивают в каждом отклонения от нормы и оценивают, попадет ли этот человек под категорию «не нормальный».

Ефим пытался детально вспомнить ту самую ситуацию: вел ли он себя естественно? Маловероятно. Обузданный каким-то странным фанатизмом по красоте мальчика, он и вовсе позабыл о контроле собственного лица и тела. Неужели он выдал себя такой мелочью?

В кармане резко зазвучал мобильник. Он всполошился и быстрым движением встал с кресла.

«Неужели выдал себя?» — мысли продолжал кружиться ураганом в его голове, перебирая возможных людей, которые могли позвонить ему в это время. Если это охрана безопасности, то отвечать не стоит. Так он решил.

На лбу проступили капельки холодного пота, и спину накрыло липкой волной. Ефим осмелился: пальцы вытянули из широкого кармана брюк миниатюрный телефон, который с легкостью помещался в ладони. Он с облегчением вздохнул и бессильно упал обратно на кресло: звонили со второй сим-карты.

— Григорий? — в голосе слышались радостные нотки, которые выдавали его облегчение.

— Да, что-то случилось? Звоню спросить насчет сегодняшнего клиента. Он приходил? — в ухо забарабанил привычный бас посредника.

— Не обращай внимания. Да, заходил. Но ты больше мне таких нервных не присылай, еще чуть-чуть и просекли бы. По голосу, представляешь?! — он нервно рассмеялся и спросил для отвлечения внимания: — Ты мне лучше вот что скажи: когда новую симку дашь? Эту уже месяц как использую, опасно.

— Скоро, друг мой. — отвечал спокойно голос. — У самого дел невпроворот. Надо оружие подпольное организовать, а ты со своими симками. Я второй месяц пользуюсь, и ничего! Пока не засекли.

— Это «пока». — сухо отвечал Ефим. — В нашем деле рисковать нельзя.

— Ты прав. Знай: завтра будет трое.

— Как трое? — тихо встрепенулся кредитор. — Ты знаешь, как тяжело таскать эти «штуки», а?

Договорить он не успел, Григорий уже повесил трубку, не став слушать жалобы со стороны Ефима.

В голове все так же крутился вопрос: что делать с телефонным номером? Ефим снова резко встал с кресла и принялся беспокойной поступью ходить по комнате, все время потирая пальцами виски.

«А вдруг он — просто напросто проститутка?» — эта мысль беспокоила его больше всего, и все надежды сразу же рухнули, канули в лету, разбиваясь вдребезги об эту догадку. Одновременно Ефим упал на кровать, в исступлении даже не понимая, как забрел в спальню и сколько времени так ходил.

«А может, все же попытаться?»

Подобные мысли терзали его на протяжении всей недели, за которую кредитор переправил больше пятнадцати подпольных пистолетов, да и на бутафорной работе клиентов все пребывало и пребывало, желая получить свои треклятые кредиты. Оттого мужчина и выглядел сейчас поблекшим и потускневшим, словно из него постепенно вытекает жизнь, оставляя за собой пустую прозрачную оболочку, что живет сама по себе, вернее, влечет свое существование. Но самой главной причиной такого состояния была засевшая глубоко мысль, укоренившаяся в его сознании, или даже надежда на то, что мальчик не из тех, а даже если так, то дал номер мужчине только из благородных мотивов. Впрочем, даже при ином раскладе Ефиму удавалось находить в ситуации положительные стороны, например, если мальчик все же предложил таким образом ему свои услуги, то он непременно (!) должен его вытянуть из этой порочной трясины.

Вечер выдался на удивление «сухим»: дождь едва моросил в окно, стуча маленькими капельками по запотевшему стеклу, в которое Ефим сейчас и вглядывался. В ночной темноте ничего не было видно, только где-то тусклый фонарь освещал серую улицу, и пьяница, что валялся рядом. Странно, что он забрел в этот район. Впрочем, сейчас для мужчины это маловажно.

Руки слегка подрагивают, норовя уронить из длинных бледных пальцев телефон, на котором уже был набран номер мальчика. Осталось только нажать зеленую кнопочку вызова, и он дозвонится до рыжего парня и…

И он не решил, что сделает дальше.

Несмотря на это, Ефим твердо был уверен, что в этот раз он позвонит. Внутри него таилось какое-то сладкое наваждение, будто мальчик ждет его звонка и с радостью согласится на встречу или на еще что-то подобное. В голове сразу же замелькали варианты мест, куда они могут пойти и где останутся незамеченными. Главное — обдумать это сейчас и не откладывать, чем он и занимался всю неделю.

Через пару минут пальцы уверенно нажали на кнопку. Раздалось ровно двенадцать гудков. Ефим считал, и промежуток между ними казался невероятно долгими и тихими, и нечему было заполнить эту тишину. После двенадцатого гудка кто-то взял трубку, он это понял по многозначительному «Алло», что прозвучало совсем как-то не по-детски, а с сухой хрипотцой. Если бы Ефим не знал, что это — мальчик, то точно принял бы его за мужчину лет тридцати с долгим стажем курильщика. Но что-то внутри говорило ему, что это непременно должен быть тот самый мальчик, иначе он не дал бы ему этот номер.

Успокоившись и выждав несколько секунд, кредитор произнес:

— Это я.

— Я понял. — мальчик незамедлительно отреагировал.

— Встретимся?

— Непременно. — так же быстро и ненавязчиво, словно одновременно был занят чем-то еще или совсем не беспокоился о возможных последствиях такого контакта.

— В том баре, что на флаере. В субботу утром. Когда мало народу.

— Заметано.

В трубке раздались гудки. Разговор оказался не таким, каким его представлял себе мужчина, но беспокойство это не вызвало, даже наоборот — принесло некую толику умиротворения на душе, и на лице заиграла едва заметная улыбка. То, что мальчик не начал сразу же предлагать свои услуги, радовало и давало надежду на возможное «будущее», которое Ефим для себя еще не признавал, но подобные неосуществимые мысли уже закрадывались в его голову.

Будущее с этим мальчиком? А какое оно?

День не задался с утра, на улице бушевала непогода: влажный сильный ветер накренял ветви могучих деревьев и уносил капли дождя куда-то в сторону. Ефим даже подумал, что именно такая погода и соответствует серому настроению города, и даже ощутил некое непонятное чувство и мысль о том, будто бы другой погоды в городе никогда и не было.

Он сидел в кафе, в котором сам назначил встречу, и нервно постукивал пальцами по резному столу, нервничая и гадая о том, придет ли мальчик или нет, вернее, сможет ли прийти в такой сильный ветер. Кредитор даже раздумывал, не уйти ли ему поскорее? Не сбежать ли, пока он совсем не поддался собственному помутившемуся рассудку и встретился с мальчишкой.

«Мальчик» — мысли об этом странном рыжеволосом человечке, которому «посчастливилось» родиться на нищих улицах, сметало все сомнения разом, уступая место теплому чувству, уже которое влекло за собой желание, похожее на материнсккое: помыть и накормить юношу, дать ему семейный очаг и приласкать, подарить любовь и заботу. Подобные ощущения вызывали глупую улыбку и неверие с собственную адекватность и здравие рассудка.

Ефим вздохнул как-то совсем невесело, и улыбка сползла с его лица, когда в скудный кафетерий вошла, нет, ворвалась худощавая фигура.

Вместе со звоном колокольчика у двери, что раздался при приходе мальчика, у него вновь возникло и разгорелось беспокойное чувство того, что нужно немедленно уйти, отказаться от этой безрассудной идеи пока не поздно. Но мужчина сидел, точно мраморная статуя, только взгляд уцепился за маленькую фигурку и не хотел отрываться от нее.

На лбу выступили небольшие капельки пота, когда мальчик завидел его за столом и уверенной походкой, совершенно противоположной той, с которой вошел в помещение мужчина, направился к оцепеневшему ему.

Обстановку разрядил официант, который вежливо и вовремя преподнес две чашечки кофе мальчику и кредитору, что теперь сидели вместе. Ефим не знал, любит ли его спутник кофе, но все рано не удержался и заказал на свой вкус, влекомый каким-то добродетель и понадеявшись на безразличие рыжеволосого. Мальчик, в свою очередь, сейчас сидел напротив Ефима и сверлил взглядом то самое кофе, что поставил перед ним официант, будто бы выискивая какую-нибудь злую подоплеку, причину, по которой незнакомец заказал и ему чашечку.

— У меня нет денег. Это вы зря. — мальчик указал пальцем на чашку, из которой струился пар и вместе с горьковатым запахом щекотал его ноздри.

— Это за мой счет. — мужчина немного покряхтел, борясь с то ли чувством страха, то ли уже робостью, но потом уверенно и с апломбом добавил: — Если голоден, то заказывай все, что хочешь. Я оплачу.

Кредитор устремил свой взгляд на меню, лежавшее поодаль от мальчика, на что последний сразу же прореагировал и без тени застенчивости схватил широкую, но тонкую книжечку, которая в его тонких маленьких ручках казалась слишком громоздкой и даже необъятной.

— Даже десерт? — осведомился мальчишка.

— Даже десерт.

Ефим наблюдал, как мальчик со всей страстью, присущей всем голодающим, уплетает принесенную официантом еду. Он было хотел сказать, что так не стоит, и даже решительно открыл рот, но потом с такой же уверенностью захлопнул, увидев настойчивый взгляд мальчика, который будто бы знал, что мужчина собирается произнести.

— Я Ефим. — поздоровался наконец кредитор, когда его сосед по столу доел и отложил приборы в сторону, теперь уже дожидаясь десерта.

— Эм… Юджин. — рассеянно ответил мальчишка и откинулся на мягкую обивку стула, на котором сидел.

Кредитор помедлил, решаясь задать тот вопрос, который мучил его уже на протяжении многих дней. Он прокряхтел в нерешительности и затем все же спросил:

— Зачем ты дал мне свой номер?

— Вы мне понравились. — На лице юноши возникла плутовская лисья улыбка, которая насторожила кредитора, но и в то же время привлекла некоторой необъяснимой загадочностью.

Больше они не говорили, почти вплоть до ухода, обоим казалось это чем-то неуместным и даже странным, будто бы неправильным.

Весь завтрак Ефим украдкой наблюдал за мальчиком, и во взгляде его читалось нескрываемое любопытство, будто он смотрит на какое-то экзотическое животное, которое никогда раньше не видел. В душе он ликовал: ему удалось наладить контакт с мальчишкой, нет, теперь уже Юджином; к тому же тот оказался не тем, кем он его себе представлял. Но в кафе они долго оставаться не могли: народ пребывал и близился тот час, когда люди бегут сломя голову в ближайшие кафешки, чтобы чем-нибудь поживиться. Ефим долго думал, прежде чем сказать то, что он сказал. Ему непременно хотелось снова увидеться с мальчиком, и уже не на такой короткий промежуток времени. У мужчины возникло непреодолимое желание помочь ему, он даже почувствовал себя матерью-наседкой, ответственной за такое непутевое рыжее создание. И мысль настолько укрепилась в его голове, что ни о каком отказе он и не думал, поэтому вопрос этот прозвучал утвердительно и даже слишком самоуверенно:

— Встретимся в следующий раз у меня дома? Подберем тебе одежду.

Мальчик презрительно взглянул на мужчину, явно подумав не о том. В действительности Ефим не вкладывал никакого другого смысла в сказанное, кроме прямого, поэтому в ответ на взгляд он недовольно выгнул бровь и расценил молчание за согласие.

— Тогда слушай, нельзя, чтобы консьерж что-либо заподозрил…

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд