Поиск
Обновления

15 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

16:59   Осенние каникулы мистера Куинна

13:30   Мастер

11:52   Доктор Чума

14 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

15:59   Навсегда.

13 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

17:03  Блондунишка" data-content="

Омега избавляется от своей сущности. Предупреждение: антиомеговерс"> "Longpig" для альфы

все ориджиналы

За что? - Глава 1  

Жанры:
Ангст, Драма, Повседневность, Психология, Романтика, Слэш (яой)
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика
Герои:
Парни, мужчины, Школьники
Место:
Россия, Школа
Время:
Наши дни
Значимые события:
Happy End
Автор:
Aso_Kira
Размер:
мини, написано 8 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
NC-17
Обновлен:
12.10.2013 21:18
Описание

Тогда я и подумать не мог, как мои слова повлияют на мою жизнь.

Публикация на других ресурсах

нельзя

Комментарий автора

просто было плохое настроение

Объем работы 13 610 символов, т.е. 8 машинописных страниц

Средний размер главы 13 610 символов, т.е. 8 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 12.10.2013 21:18

Пользователи: 4 прочитали

 

Мне конечно же хотелось написать более подробно, но не получилось (

Комментарий автора ориджинала Aso_Kira

Меня зовут Миша. Уже на протяжении года я влюблён в своего одноклассника Пашу, но никто об этом не знает кроме моего соседа Романа. Рома стал мне хорошим другом, как только мы въехали в новый дом, но и ему я признался чисто случайно. Он долго пытал меня, почему последний месяц я хожу такой кислый, и, изрядно напившись, я выложил ему все подчистую. Удивительно, но Рома мне ничего не сказал, он пребывал в легком шоке, но потом серьезно отнесся к сказанному мной. Тогда я и подумать не мог, как мои слова повлияют на мою жизнь.

***

Понедельник. Ненавижу этот день. Начало новых однообразных будней. Всю ночь я просидел за компьютером, поэтому в школу отправился на половину спящим. В холле было очень шумно, от криков у меня сильно звенело в ушах. Идя как зомби с нависшей на глазах челкой, я не заметил, как в кого-то врезался. Подняв голову, я понял, что это был мой одноклассник Паша.

-Ой… прости…

-Смотри куда идешь, придурок.

С этими словами он толкнул меня плечом и пошел в класс. С кислой миной я отправился следом за ним.

-«Первый день после каникул, а я уже нарвался на неприятности», — подумал я.

Время шло. Уроки закончились. День подошел к концу, потом ещё один и ещё один и ещё и ещё. Дни сменяли друг друга, так прошло две недели. В субботу мы с Ромой решили сходить развеяться в клуб. Мне всего — семнадцать, а Роману — уже двадцать два, поэтому меня легко пропустили за компанию. Мы протанцевали почти два часа, изрядно выпили, и мне захотелось в туалет, по пути на меня нашла легкость, я словно парил. Но когда я зашел в уборную, то вдруг понял, что что-то мешает мне пройти дальше. Когда я поднял глаза, то готов был провалиться под землю. Передо мной стоял разъяренный бухой Паша. Не ломая свой мозг, он сразу же вписал меня в стену.

-Сука. Я скоро вас брить буду, чтоб блестели и освещали себе дорогу блядь.

-Прости, я…

-Мне твои извинения до задницы.

-Паш, не надо, прости…

-Ты как меня назвал придурок, Паш… Миша?

— Только не бей, я, правда, не хотел.

-Миша… Мишуличка, — Паша расплылся в довольной улыбке. — Или лучше Машуличка? Да ты всю неделю у меня под ногами путаешься. Бесишь, сука.

-Паш, я…

-Закрой свой рот, сейчас я сделаю так, что ты вообще ходить не сможешь.

— Не надо Паш… — я не успел договорить, парень схватил меня за плечи и вдавил в стену. То, что произошло потом, заставило меня впасть в ступор. Паша, еле стоящий на ногах, целует мене в губы. Когда я пытаюсь вырваться, он ещё раз вписывает меня в стену. От удара я начинаю сильно кашлять и съезжаю по стене на пол. Паша не дает мне посидеть и поднимает меня за грудки. Он хочет швырнуть меня ещё раз, но в этот момент открывается дверь, и в уборную входят два подвыпивших мужика. Паша разжимает кулаки и просто отталкивает меня. Я, не изъявляющий желания оставаться в обществе двух бугаев, выскакиваю следом. Возле барной стойки нахожу Рому, флиртующего с какой-то девушкой, и, сославшись на усталость, предупреждаю о своём уходе.

Домой я попал ближе к утру. Разъяренные родители долго кричали, били посуду и пытались вдолбить мне в голову новую лекцию относительно моего поведения, но мне было все равно. Нудно пропустив мимо ушей все семейные психи, я принял душ, обработал разбитую губу и лег в кровать. Всю ночь я думал о том, что произошло, ведь Паша давно мне нравился. Но что на него нашло? Я был полностью уверен в том, что он ни о чем не знал. Да и в школе, таких как я много, но придирается он именно ко мне. Может это просто алкоголь?

Весь следующий день я просто обижено проспал. Было немного больно и обидно, что со мной так поступили. Идти в школу не хотелось, но в понедельник, невзирая на все мои мольбы, меня отправили учиться. Снова с сумкой наперевес я доплелся до класса и в этот раз решил осмотреться, чтобы не заработать себе ещё больше синяков.

— Ого… Миш, кто тебя так разукрасил? Или это твой новый макияж?! — из-за соседней парты раздался хохот моего одноклассника Валеры.

— Не твоё дело, отстань.

— Ну, ничего себе грим. Только не говори, что упал, — Валера продолжал хохотать.

Своим диким смехом он привлек внимание остальных. Теперь, как в зоопарке, на меня показывали пальцем и задавали кучу вопросов, на которые я не хотел отвечать. Психанув, я выскочил из-за парты, схватил сумку и рванул к двери. Но, как назло, я снова врезался во входящего в класс Пашу. Не дожидаясь, когда мне снова врежут, я оттолкнул Пашу и побежал проч. Не знаю почему, но на его лице я прочитал удивление.

«Как будто он этот синяк впервые видит!», — подумал я.

Весь день я скитался по городу. Домой идти не хотелось, ведь там меня ждали только претензии и крики. Дотемна я просидел на лавочке. Уже собираясь уходить, как меня заметила компания местных скинхедов.

«Как жаль, что меня не убил Паша», — это последнее о чем я успел подумать.

Убежать не удалось. Почти полчаса меня дико избивали ногами, битами и обливали пивом. В полуживом состоянии, лежа на холодной земле, я слышал приближающиеся звуки сирен. Свет от фонаря гас, в глазах темнело, тело уже ничего не чувствовало. Боль исчезла вместе с сознанием. Очнулся на следующий день в больнице. Возле койки сидели родители и мой друг. Наверное, мне больше никогда не стоило открывать глаза. Когда я пришел в себя, моя мать внезапно набросилась на меня и начала трясти и бить по лицу.

— Как ты мог?

Я ещё даже толком не понял, где нахожусь, и что происходит, как в палате поднялись крики. Врачам пришлось оттаскивать от меня мою мать. Она вырывалась и пыталась отвесить мне пощечину.

— Мы с отцом в шоке! Всё из-за тебя! Мало получил! Ты сам во всем виноват! Как ты мог это сделать?! Кого мы воспитали?! Ты ужасен!

На этом её выставили из палаты и увели. Отец мне ничего не сказал, просто посмотрел с сильным отвращением и тоже ушел.

— Ну, ты конечно даёшь! Пришел посмотреть тебе в глаза.

— Ром?

— Что ты смотришь? Вообще удивляюсь, как раньше мог с тобой общаться.

— Что? — я пребывал в сильном шоке, и не мог понять, что происходит.

— Не думал, что ты вор.

— Что? Ром о чем ты?

— Только не говори, что у тебя память отшибло, — друг начал кричать. — И как ты в окно лез, и как свалился и сломал о бордюр два ребра. Может, ты и это не помнишь? Ради дозы плюнул на всех. Теперь я понимаю, почему ты последний месяц такой убитый ходишь, наркоман хренов. А сам мне про Пашу заливал. Дурачком хотел прикинуться. Не выйдет.

— Ром, какая доза? Меня избили…

— Пошел ты, — хлопнув дверью, Роман ушел.

— Но я ведь ничего… — из глаз невольно полились слезы, я лежал в пустой холодной палате и непонимающе смотрел в потолок.

Через несколько дней в больнице вновь появились мои родители. В это раз они уже не обвиняли меня в воровстве. Они сказали, что нашлись свидетели, благодаря которым на отморозков завели уголовное дело. Отношения с родителями и другом немного наладились, но стали хуже, чем раньше. Они начали относиться ко мне с каким-то подозрением и скрытой неприязнью, ведь ни кто так и не понял, как в моём организме оказался наркотик.

Спустя три месяца меня выписали. Постепенно я начал самостоятельно ходить. Казалось бы, все наладилось, вот только со мной учился Паша. По возможности я старался его избегать и обходить стороной, но по неведомой мне причине нас притягивали обстоятельства. И вот сегодня нас вместе заставили украшать актовый зал к новому году, после уроков, как провинившихся. Паша как обычно кого-то побил, а меня поймали прогуливающего урок.

Я долго уговаривал директора украсить зал самому или прийти и доделать работу завтра. В конечном счете я предложи ему застрелить меня, но он лишь рассмеялся, указал нам на декорации и ушел. Мы с Пашей остались одни в школе. Паша нервничал, кричал и раскидывал декорации. Когда успокоился, начал их расставлять, но тут он обратил внимание на ничего не делающего меня.

— Чего стал? На неси.

Одноклассник всунул мне коробку с гирляндами и принялся дальше разгребать свой завал. Я залез на лестницу, чтобы украсить окно, но одна лампочка была плохо прикручена и соскользнула с патрона. В тот момент у меня было желание выпрыгнуть в окно.

— Да ты совсем охренел, — только что остывший Паша снова закипел. — Ты меня убить решил придурок, слазь с лестницы.

— Она сама свалилась, я не виноват.

— Я сказал, слазь с лестницы!

— Она тебя даже не задела.

— Вовремя встал! Слазь придурок, не выводи меня.

— Да что я тебе сделал? Что ты вечно ко мне цепляешься? — очень быстро я подписал себе смертный приговор.

— Смазливая сука… бесишь!

Я с грохотом упал на пол. Задыхаясь и громко кашляя, схватился за ребра, которые недавно зажили. Но тут последовала новая порция ударов в живот. Паша поднял меня за волосы и лбом вписал в стену. Я отключился. Очнулся в пустом зале. Странно, но гирлянды уже весели, и все декорации были расставлены. На лбу появился ещё один синяк, забрав вещи, я пошел домой. Там меня ждала не лучшая картина. Мама увидела мой новый синяк и принялась бить меня кухонным полотенцем, ворча: «За что ты свалился на мою голову».

За следующий месяц мои отношения с родителями ухудшились. Я не понимал почему, ведь всё было, как и прежде, ничего не менялось, но они начали относиться ко мне как к чужому. С Романом мы тоже стали реже видеться. Я понимал, что после того случая что-то изменилось и теперь ничего не будет как раньше, но не понимал почему.

Ещё через месяц мне исполнилось 18, и меня выставили из дома со словами: «Ведешь себя как взрослый — живи самостоятельно». Да, наверное, я ожидал этого, поэтому был не особо удивлен, но, к сожалению, мне было некуда пойти. Мама кричала, что ей надоели мои пьянки, и что я доставляю им кучу проблем. Не понимаю, до сих пор не понимаю за что они так.

Так как мне было не куда пойти, то я отправился к Роме.

-Миша? — друг оглядел меня и мой чемодан.

-Привет Ром, слушай, можно я у тебя немного поживу.

-Тебя что из дома выгнали? — безнадежно вздохнул Рома.

-Типа того… Ну, так можно?

-Да заходи уже.

В этот момент у Ромы зазвонил телефон.

-Да, да иду уже. Миш ты тут пока располагайся, я скоро приду.

-Угу.

Я бросил чемодан в комнату и сел за компьютер. У Ромки всегда было много отличных игр, но тут я увидел, свернутую вкладку это был диалог в сети. Честно говоря, у меня пропал дар речи. Рома — мой друг, обсуждал… хотя нет, он убеждал моего одноклассника Пашу в том, какой я ужасный. В том, что я — гей, шлюха, меня пускали по кругу, что в больнице я оказался из-за того, что хотел ограбить чью-то квартиру, я жалкий наркоман и, самое главное, он сказал ему что, что… мне нравится Паша. Я ошалел. Информация просто не переваривалась.

В прихожей послышался голос Ромы говорящего по телефону и стук двери. Я как ошпаренный вылетел в коридор из его комнаты.

-Да, сейчас беру и иду к тебе, Паш, ну перестань, иду уже, — Рома смеялся и весело о чем-то болтал по телефону.

— Да как ты мог?! — меня переполняла злость, я срывался и просто кричал.

— Миш?

— Я считал тебя другом. Как ты мог ему такое написать?! — в жуткой панике я просто сорвался с места.

— Миш, подожди.

— Ненавижу, — я бросился вниз по лестнице, выбежал из подъезда и побежал проч.

Перед глазами мелькали здания. Я не понимал, где нахожусь. Я не понимал почему. За что они так? Я просто бежал, расталкивая прохожих. На глазах наворачивались слезы, дорога уходила из-под ног. Запыхавшись, я остановился и понял, что нахожусь на мосту. Я часто здесь бываю. Это моё любимое место. Часто смотрю здесь на закаты, ведь они прекрасны и вот сейчас я смотрю на один из таких, наверное, в последний раз. Боль внутри пожирала. Что мне делать? У меня ни кого нет. Я не знаю, почему меня все предали. Выкинули как ненужного щенка. Зачем щенку жить? Скитаться в одиночестве? Я не хочу этого. Больно. Слезы просто срываются вниз. Шаг… ещё шаг… и вот я уже сижу на перилах. Достаю сигарету, дрожащими руками зажигаю. Сижу на мосту, курю и смотрю вниз. Скоро я почувствую себя частью чего-то. Докуриваю. Просто прикрываю веки и делаю шаг…

-«Что?» — резко распахиваю глаза, поворачиваю голову назад и вижу, запыхавшегося Пашу обхватившего меня руками.

-Придурок…

-Ты… — я помотал головой думая, что это не он, а всего лишь иллюзия или моё скрытое желание жить. — Отпусти, — я начинаю вырываться и тянуться к пропасти. За это получаю весомый удар и оказываюсь сильно прижат к перилам. Слезы. Крик, переходящий в дикий ор. — Отпусти… Чего тебе от меня надо… Даже умереть спокойно не могу… Пусти меня, — разворачиваюсь к Паше и пытаюсь ударить его головой, но меня крепко обнимают и дарят нежный поцелуй. Глаза расширяются ещё сильнее. Молча стою, и уже дрожу не от высоты, а от одного присутствия этого психа.

-Перелазь!

-Нет!

-Перелазь, я жду!

-Зачем?

-Рома мне всё рассказал.

-Тогда зачем держишь шлюху? Отпусти.

-Не ты шлюха, а он. Перелазь!

-Рома? Он ведь… Не может этого быть.

-Он — городская подстилка. Как можно было этого не знать?! Он целый год настраивал против тебя родителей и пускал слухи по всему городу, а за последний месяц так вообще взбесился. Скинам заплатил за твое избиение и наркотик тебе вколол тоже он.

-Что? — меня жутко трясло. — Но зачем ему это?

-Он за мной уже второй год ухлестывает, а после того, как ты ему рассказал обо мне, у него однозначно снесло крышу. Неужели не знал?

-Нет, — глухо произнес я, теперь было понятно, почему он так отдалился от меня. — Всё это время он лгал…

-Дошло, ну наконец-то, лезь, давай.

Я перелез через перила и, стоя, в объятьях Паши начал терять сознание. Слишком много потрясений за сегодняшний день.

-Как я устал…

-Миш… Миш… Опять ты…

Последнее, что я услышал, это были слова Паши, заставляющие меня жить.

-Теперь я всегда буду рядом.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,099 секунд