Поиск
Обновления

17 августа 2018 обновлены ориджиналы:

18:06   Я не вызывался быть Избранным!

14 августа 2018 обновлены ориджиналы:

11:20   Phoenix

09 августа 2018 обновлены ориджиналы:

00:26   Северный волк

28 июля 2018 обновлены ориджиналы:

23:33   Элисон

20:55   Дневник отношений

все ориджиналы

Заглянешь в гости?  

Жанры:
Hurt/comfort, Джен, Драма, Трагедия, Философия
Предупреждения:
Смерть главного героя
Герои:
Девушки, женщины, Демоны, Люди, Мифические существа
Место:
Наш мир
Время:
Наши дни
Значимые события:
Double End
Автор:
Andrew Bundy
Размер:
мини, написано 6 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
R
Обновлен:
14.02.2018 17:05
Описание

Не стоит любезничать с дьяволом.

Объем работы 10 401 символ, т.е. 6 машинописных страниц

Средний размер главы 10 401 символ, т.е. 6 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 14.02.2018 17:05

Пользователи: 1 прочитали

 

Городской парк был окутан сумеречным покрывалом с бесчисленным количеством ярких сияющих звёзд на нём, плотно усеянными по всему небосводу. Свет уличных фонарей слепил глаза, отражаясь от мокрого после дождя асфальта. А вокруг ни души. Девушка, что сидела на скамейке в самой гуще парка, полной грудью вдыхала свежий, и такой теплый летний воздух. Сейчас она чувствовала себя частью мира. Словно когда она успокоилась, прекратился и дождь. Будто бы она отделилась от всех других людей и примкнула к бесконечному потоку вселенной, для которой не существует начала, конца, и времени.

Сквозь тишину пробивались звуки капелек, падающих с мокрых деревьев, редкое чириканье кузнечиков, и лишь собственное дыхание. Это были звуки ночи — такой, какая она есть — тихой и задумчивой ночи. Девушке не раз приходилось замечать то, какая магия может происходить ночью, и как меняется мир с приходом сумерек. Не то чтобы она была верующей во что-либо — скорее, наоборот. Она не верила ни во что и ни в кого, включая себя. Философию находила бессмысленной, религию глупой, магию выдумкой, а смысла, — жизни или сегодняшнего дня — в её представлении, не было и вовсе. Но сейчас ей не было до этого дела. Более ничто её не интересовало. Она отдалась собственному потоку мыслей и вопросов, на которые не было ответов.

Выпрямив спину, которая так назойливо ныла, девушка вздохнула полной грудью и оторвала взгляд от неба. Она взяла в руки свои длинные чёрные волосы и отжала их от воды, словно мочалку. Внезапно придя в себя, мысли девушки улетели обратно, — в свое привычное, повседневное русло — и она понуро опустила голову.

— Прекрасная ночь, — послышался внезапно голос.

Девушка резко подскочила и обернулась, желая убедиться, что ей это не показалось. Так и есть: рядом с ней стоял высокий мужчина в темном пальто, лет под сорок, с приятной улыбкой на лице.

— Да… Точно, — промямлила девушка. Она была в замешательстве, как тихо подошёл к ней незнакомец.

— Я присяду? — вежливо поинтересовался тот, ни капли не смутившись, и тут же аккуратно устроился на скамейке рядом, не дожидаясь ответа.

— Что вам надо? — устало вздохнула она и отвернулась, вернувшись к полному скептицизму.

— Как вас зовут? — не обратил внимания на вопрос девушки незнакомец.

— Лили, — закатив глаза, без особого энтузиазма ответила та. — Ничего не говорите. Я знаю, что у меня странное имя, оставшееся в Европе эпохи романтизма.

— Какое красивое имя, — широко улыбнулся мужчина. — напоминает мне «Лилит». Оно вам очень к лицу, скажу не скрывая.

— Лилит? — вновь обернулась девушка.

Она взглянула на незнакомца и заметила его добрую, притягательную улыбку. Лили показалось, что она была очень искренней, даже отцовской. Даже несмотря на то, что худым и бледным было его лицо. А глаза ввалившиеся внутрь, темные и глубокие, с морщинами вокруг, но при этом ясные и блестящие. Мужчина казался странным, и в то же время достаточно приятным на вид. Опасения девушки о том, что ночью гуляют и пристают к незнакомым женщинам только маньяки или пьяницы, быстро развеялись, ведь незнакомец не был похож ни на тех, ни на других.

— Верно, — кивнул тот, — вы не ослышались.

— Интересное сравнение, — усмехнулась Лили. — А вас как зовут?

— Как меня только не называли, — усмехнулся мужчина и покачал головой, — Сет, Яоцин, Риммон, Самну, Бафомет, Мефистофель… Не запоминайте, Лили, для вас просто Люцифер.

— А вы известен, — посмеялась девушка.

— Не то слово.

— Ладно, а если серьезно?

Названый Люцифер вскинул брови, наклонил голову на бок, и оскорбленно взглянул Лили прямо в глаза. А сразу после, уголок его губ приподнялся, а взгляд устремился ввысь, к звездному небу.

— Вы и не должны мне верить, — спокойно произнес он, и на пару секунд прикрыл глаза.

— Эм… Ну да, точно, — запуталась Лили, — а вообще, почему бы и нет?

— Хорошее правило — ничего не принимать на веру. Сомнительная вещь — вера. Согласны?

Девушка на какое-то время задумалась, а потом кивнула соглашаясь. Она протянула Люциферу руку.

— Будем знакомы, Люцифер.

— Очень приятно, Лилит, — он поцеловал девушке руку, и вновь улыбнулся. — Перейдём на «ты»?

— Почему бы и нет?

Лили посмеялась, а вскоре тяжело вздохнула и вновь понурила голову, но чувствовала на себе прожигающий взгляд. Люцифер будто видел сквозь неё, испепелял, прожигал кожу, и добирался до самой души — читал её грусть и видел меланхолию. Какое-то время Лили старалась не оборачиваться, словно соревнуясь, но вскоре приковала взгляд к Люциферу, — совершенно неосознанно — и по её коже в мгновение пробежался холодок. Его глаза изменились. Было в них что-то зачаровывающее — во всех смыслах этого слова. Как черный взгляд акулы, отдающий лишь тусклым блеском, или неморгающий, застывший взгляд змея, когда не понятно, готов ли он молниеносно вцепиться или вообще дремлет. Это заставляло Лили действительно поверить в то, что перед ней никто иной, как настоящий дьявол.

— Можно вопрос? — задумчиво протянула она.

— Всё что угодно, — едва заметно улыбнулся Люцифер.

— Зачем ты здесь? Правда, зачем? В чём шутка?

— Ты ведь не случайно просидела здесь до ночи с бутылкой красного. В этом и шутка.

— Знаешь, — вздохнула Лили, — недавно я узнала, что мой младший брат погиб. На войне. Мне позвонили и сказали, что всё — нет у меня брата.

— Я знаю, — спокойно кивнул Люцифер.

— Ты, наверно, понимаешь, какого потерять смысл жизни. Когда ты остаешься в одиночестве… И тебе ни одна тварь на Земле живущая не поможет. Никто и никогда. И идиотские фильмы кричат: «Будь сильным, придурок, борись до конца!». Все как по шаблону. И никто не говорит, зачем и ради чего тебе бороться. Ради чего, когда смысл потерян?

— Ты хочешь, чтобы я дал тебе смысл твоей собственной жизни? — уточнил Люцифер, пронизывая девушку ледяным взглядом.

— А ты можешь? — тихо спросила Лили.

— Я могу сказать тебе правду, Лилит, вот только она окажется куда хуже, чем отсутствие смысла жизни.

— И что мне делать?

Люцифер нахмурился и с минуту помолчал, а затем продолжил:

— Жизнь — единственное, что есть у смертных. Глупо растрачиваться этим. Найди себя в чём-то. Катай детишек на пони.

— Вот уж совет от Люцифера, — угрюмо усмехнулась Лили.

— Ладно, давай серьёзно. Каждый человек — это шестеренка в огромном механизме, который трудится безостановочно, если сравнивать. Человечество создаёт общество, а оно — продукт взаимодействия, бесконечная система. Без тебя что-то развалится, Лилит, чего-то не произойдет, кого-то не станет. А если от тебя нет толку и ты паразитируешь — случится точно то же самое. Ровно, как и тогда, когда ты умрешь. В то же время, в любом из вариантов развития событий ты что-то да отдашь. Как ты могла догадаться, твоё существование не бесследно, кем бы ты ни была. И, несмотря на отсутствие на деле какой-либо «судьбы», ты по-прежнему ничего не решаешь. Что же тебе делать? Придумай что-нибудь, чтобы не было скучно волочить существование. Катай детишек на пони, в самом деле.

— Не знаю, как к этому отнестись.

— Прими как должное.

Лили вновь задумалась. Она осматривала Люцифера, даже не замечая этого, а он тем временем не колыхнулся. Он сидел ровно выпрямив спину, и на его лице ни единая мышца не шевелилась.

— Можно еще один вопрос? — продолжила Лили.

— Всё что угодно, — кивнул Люцифер, едва заметно улыбнувшись.

— Зачем ты сделал это?

— Что именно?

— Война. Я говорю о войне.

— Война? А я здесь причем? Не я дал людям разум в купе с глупостью и жестокостью. И не я виновен в принятых людьми решениях.

— Вообще я не хожу в церковь лет пятнадцать уже, но, понимаешь ли, Люцифер не ассоциируется с благодетелем. Сатана насылает на людей несчастья при помощи бесов и демонов. Как мне известно.

— Чушь, — фыркнул Люцифер. — Я дал людям шанс на свободу, дал познание и гордость, Лилит.

— Гордыню, Люцифер, — аккуратно вставила Лили, — а не гордость. Как мне известно.

— Смотря как ты называешь веру в то, что человек всё может сам и всего добивается самостоятельно, а не с помощью и по воле… Сама знаешь кого.

— Ну, а восстание?

— Последствие обретённой воли к свободе, — уточнил Люцифер. — Стала бы ты называть себя рабыней?

— Только в BDSM, — усмехнулась Лили.

— Не стоит благодарностей.

— Допустим… Но я не понимаю, просто не понимаю. Война — это ведь глупость, зверство, так? Не знаю, зачем мой брат пошёл на это, зачем боролся с этими животными… Люди ведь так не поступают?

— Только люди так и поступают, Лилит. Видела ли ты когда-нибудь животное, убивающее себе подобное, вопреки угрозе собственной жизни, не ради защиты себя или своих детей, а ради своих убеждений, религии, или ненависти? Учитывая то, что ни одному животному не свойственна ненависть и любые виды её проявления. Стоит ли говорить, что это исключительно человеческое качество?

— Я поняла.

— Ты считаешь, что я прав?

— Да, возможно, — спокойно ответила Лили, и в этот раз улыбнулась сама, в ответ на улыбку дьявола.

— Интересная развязка.

Они оба взглянули вверх. Лили рассматривала небо, которое постепенно пропускало в свою черноту маленькие лучики солнца. Оно по-прежнему было далеко за горизонтом. Смешиваясь с этими лучами, облака заливались багровым цветом предстоящего рассвета. Бронза окрасила деревья и землю, а созвездия плавно скрывались из виду. Лили ещё раз взглянула на Люцифера. Он выглядел как обычный, приятный мужчина. Она смотрела на его морщины, небольшой пучок седины, лёгкую щетину, и думала: «Как это по-человечески».

— Вот и ночь кончается, — задумчиво произнес Люцифер. — Мне стоит покинуть тебя, Лилит.

— А ведь я ещё не всё сказала, — ответила та, и улыбнулась. — Признаю, не такой уж ты страшный и ужасный.

— Мне это льстит, — усмехнулся Люцифер и вновь задумался. — Ты, говоришь, давно не бывала в церкви?

— Да, — легко улыбнулась Лили, — а что?

— Тогда заглянешь в гости?

— Ладно, а когда?

— Совсем скоро.

Лили мельком взглянула на циферблат наручных часов, и после этого тут же поднялась со скамейки. Вслед за ней поднялся и Люцифер, и подошёл к ней поближе.

Она смотрела на него с лёгкой улыбкой, но чем дольше вглядывалась, тем увереннее она спадала с лица Лили. Внезапно она поняла, как стремительно чернеют глаза Люцифера, как быстро, но плавно, он обретает нечеловеческий вид. Лили опустила глаза, и помахала своему ночному собеседнику рукой, после чего развернулась, и отправилась прочь из парка. А Люцифер всё смотрел на то, как быстро удаляется стройный силуэт. Смотрел до тех пор, пока не послышался скрежет автомобильных шин, а тело Лили не отбросило ударом на асфальт, после чего дьявол еле заметно улыбнулся.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,007 секунд