Поиск
Обновления

11 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

09:53   Мастер

03 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

17:32   С точки зрения науки

01 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

18:46   Унесённые с пеплом

25 ноября 2017 обновлены ориджиналы:

16:41   M. A. D. E.

23 ноября 2017 обновлены ориджиналы:

18:57   Никуда не денешься...

все ориджиналы

Ruby Rose and White Lilac - /1/  

Жанры:
POV, Стихи, Фемслэш (юри)
Предупреждения:
Секс с несовершеннолетними, Ченслэш
Герои:
Люди, Учителя
Место:
Россия, Школа
Время:
Наши дни
Значимые события:
Not happy end
Автор:
Анастасия Гончарова
Размер:
отрывок, написано 3 страницы, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
NC-17
Обновлен:
17.07.2013 22:23
Описание

Узкий, нерусский стан —

Над фолиантами.

Шаль из турецких стран

Пала, как мантия…

Публикация на других ресурсах

Только с разрешения Автора.

Комментарий автора

Стихи Марии Цветаевой «Анне Ахматовой».

Мое первое НЦ. Пожалуй, я буду ждать конструктивной критики, но только в виде личного сообщения.

Объем работы 5 391 символ, т.е. 3 машинописных страницы

Средний размер главы 5 391 символ, т.е. 3 машинописных страницы

Дата выхода последней главы: 17.07.2013 22:23

Пользователи: 1 хотите почитать

 

Всего лишь выписать текст из учебника по русскому языку и дать подробный ответ на три вопроса в конце параграфа по истории. Вроде бы ничего сложного, но я с ужасом осознаю, что не могу этого сделать. Рука дрожит, буквы скачут и я никак не могу сосредоточиться. Положив ручку на край парты и подперев подбородок кулаком, я начинаю внимательно всматриваться в текст учебника.

Узкий, нерусский стан —

Над фолиантами.

Шаль из турецких стран

Пала, как мантия…

Робко поднимаю взгляд.

Вас передашь одной

Ломаной черной линией.

Холод — в весельи, зной —

В Вашем унынии.

Спустя мгновение понимаю, что мой взгляд замечен, но я уже не могу отвести его в сторону. Вглядываясь в каждую черту миловидного лица своей учительницы по географии, я не только стараюсь запомнить и сохранить в памяти образ женщины своего сердца, но и открыть в нем что-то новое, чего я раньше никогда не замечала…

Вся Ваша жизнь — озноб,

И завершится — чем она?

Облачный — темен — лоб

Юного демона.

Холодный и строгий взгляд черствого человека. С этим взглядом связано слишком много воспоминаний; в них гораздо меньше теплоты и нежности, в которых я так нуждалась.

Усмешка кривит её слегка подкрашенные губы. Движения становятся резки, оборваны и торопливы.

Я никогда не смогу описать ее внешность, никогда не смогу предоставить читателям словесный портрет этой женщины. Мне будет сложно это сделать. Просто сложно…

Сложно открыть читателям ее внутренний мир; сложно передать ее чувства и эмоции. Я никогда не понимала эту женщину и никогда не смогу.

Каждого из земных

Вам заиграть — безделица!

И безоружный стих

В сердце нам целится.

В ответ на мою помощь и любовь она всегда отвечала холодно и мрачно. Но сейчас мне кажется, что она готова к этому; готова подарить себя.

«Боюсь, что это просто твои фантазии», — мягко возразила моя совесть. Слегка разочаровавшись, я встала из-за парты и вышла из душного кабинета.

***

Возвращаться обратно в кабинет не хотелось — несмотря на жаркий день, там царил мрак и холод, который я ощущала душой. Но я заставила себя вернуться, ведь надо было закончить домашнюю работу.

Войдя в кабинет, я сразу почувствовала, что что-то не так. Дверь медленно и со скрипом закрылась за мной. Я обернулась и начала внимательно всматриваться в изменившиеся черты лица этой женщины.

Медленным шагом подойдя ко мне, она нежно обвила мою талию дрожащими руками. Она ждала моей реакции, но я лишь молча наблюдала за ее действиями…

В утренний сонный час,

— Кажется, четверть пятого, —

Я полюбила Вас,

Анна Ахматова.

Неожиданно во мне проснулась жажда страсти и, в то же время, нежности. Хотелось взять инициативу на себя и подарить ей свою теплоту и любовь. Но я не могла этого сделать.

Поняв, что я не смогу решиться, женщина, прижав меня к себе и ласково улыбнувшись, тихо прошептала:

— Я знаю, что ты готова.

Сглотнув, я все еще нерешительно приблизила свое личико к ней и слегка прикоснулась к ее полувлажным губкам. Не задумываясь, она обратила это прикосновение в нежный поцелуй. Затем, прервав его из-за нехватки воздуха, она медленно начала спускаться вниз, целуя шею и оставляя еле заметные следы помады. Мое дыхание сбилось, становясь все более рваным.

Я чувствовала, как трепещет мое сердце от каждого прикосновения её губ. Неожиданно для себя самой я робко обхватываю ее шею и перебираю дрожащими пальцами пряди рыжих волос. Понимая, что нахожусь в ее заботливых руках, я позволяю себе немного расслабиться. Она же легким движением рук расстегивает пуговки моей блузки и освобождает мои бледные плечи от защиты одежды.

Вздрогнув, я в ту же секунду залилась краской. Взгляд этой женщины пробежался по моим плечам и груди. Снова поцелуй в щеку, в мочку уха, в шею, по ключице вниз. Горячие дыхание обжигало прохладную кожу.

В моей душе была целая палитра чувств: стыд смешался с желанием, нежность со страстью. Где-то в глубине мне очень хотелось остановить ее, оттолкнуть, дабы она не совершила непоправимой ошибки. Но желание погасило огоньки сомнений.

Сняв с меня белый бюстгальтер и отбросив его в сторону, женщина начала покрывать нежными поцелуями грудь и живот. Аккуратно подняв и положив меня на парту, она уделила больше внимания моим набухшим соскам. Резкий наплыв возбуждения заставил пальцы рук сжать ткань женской блузки.

В глубине души меня терзали смутные сомнения. Боязнь лишиться девственности была сильна, но не настолько, чтобы пересилить желание. Я знала, что была готова.

Случайно задетый клитор переключил мое внимание. Я вскрикнула, но больше от неожиданности, чем от возбуждения. Увлеченная ее ласками, я даже не заметила, как женщина раздвинула мои ножки и освободила от оставшейся одежды. Я снова почувствовала стыд, и мои щеки залились краской.

Учительница географии, видимо, торопить события не хотела. Плавно поглаживая бедра, она снова начала одаривать бледную кожу поцелуями. Вскоре переполненный чувствами теплоты и нежности организм не выдержал, и с моих уст сорвался еле слышный стон.

Неожиданно Елена Викторовна резко входит в меня. Боль смешивается с наслаждением, по телу прокатывается волна дрожи. С каждым ее движением во мне я все глубже погружаюсь в наслаждение. Мысли путаются, в глазах — пелена. Немного больно, но эта боль потихоньку покидает меня — ее заменяют точечные уколы наслаждения. Еще каких-то пару движений и наступает кульминация, окончательно смешивая во мне все чувства разом…

Затем пустота.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,099 секунд