Поиск
Обновления

24 июня 2018 обновлены ориджиналы:

01:03   Фландрийский зверь

18 июня 2018 обновлены ориджиналы:

11:46   Ледяная крепость

17 июня 2018 обновлены ориджиналы:

19:29   Северный волк

15 июня 2018 обновлены ориджиналы:

23:43   Чёрный Путь

14 июня 2018 обновлены ориджиналы:

15:38   Сказания о потерянных осколках

все ориджиналы

Сумрачная Звезда - Глава №4. Лесной Король  

Бойся нарушить свой долг — этим навсегда потеряешь доброе имя.

Кодексъ Чести русского офицера

Было уже далеко за полночь, когда Эдмунд покинул библиотеку и направился в спальные палаты, где уже мирно посапывали все рыцари Фортинского Ордена, не взирая на свой титул. Проходя мимо зала Бронзового дракона, бастард невольно замедлил шаг и аккуратно заглянул внутрь. Как и предписывала традиция у самых ног замершего много столетий назад дракона, стояло два оруженосца, которые на утро должны были стать рыцарями. Де Ришар прислушался к ночной тишине, нарушаемой тихим шепотом юношей, возносящих одну молитву за другой. Устало улыбнувшись, старший помощник Великого Магистра пошел дальше по утопающему во мраке коридору. Внезапно он остановился и, резко развернувшись, быстрым шагом направился в Круглый зал. Отворив сосновые врата, юноша быстро миновал массивный, дубовый стол, и приблизился к дальней стене, в которой был высечен большой камин. Опустившись на одно колено, рядом с одной из высеченных статуй, рыцарь внимательно оглянул постамент у ног древних воинов, но былого, хитрого зверька не обнаружил. Нахмурив свои светлые брови, Эдмунд качнул головой и поднялся на ноги, но тут словно из ниоткуда возник лис. Он был меньше, чем обычный хитрый хищник и весь был сотворен из синего мерцания.

— Что ты такое?

Цепкий, льдистый взгляд рыцаря приковался к неведомому созданию, внимательно смотрящему на него своими крохотными глазами, горящими жгучим, ядовитым светом. Де Ришар протянул к нему руку, но лис метнулся в сторону и побежал по каменному полу, и Эдмунд метнулся следом за таинственным зверьком. Придерживая висевший на поясе меч, юноша бежал по следам лиса, чьи прыжки отдавались мелодичным перезвоном колокольчиков. Свернув в темный, узкий коридор, рыцарь стремительно взбежал по ступенькам на вершину сторожевой башни. Выпорхнув на открытую площадку, лис замер на каменном зубце, продолжая внимательно смотреть на рыцаря.

«Узри истину».

Далекий голос прошелестел над ухом бастарда, и юноша увидел, как пушистая шерстка зверька всколыхнулась от легкого дуновения ветерка, и в его тельце ярким светом замерцали восемь ночных светил.

— Так ты созвездие…

Глаза рыжего хищника вспыхнули ядовитым свечением, и зрение юноши вдруг потеряло четкость, он словно начал видеть все, что происходило вокруг него. В один миг первородные звезды состарились, покрывшись древней пылью, и Эдмунд увидел, залу Бронзового Дракона, в которой мирно спали оба оруженосца. Стоило ему моргнуть, как видение пропало и перед глазами вновь возник лис. Зверек довольно облизнулся и, махнув на прощание хвостом, неторопливо побежал по воздуху. Осторожно ступая своими пушистыми лапками по небосклону, лис ярко замерцал и занял свое место на ночном потолке.

***

С трудом продрав глаза, когда солнце еще даже не показалось из-за горизонта. Де Ришар поднялся на ноги и, скинув одеяло из тиртена (грубой, шерстяной ткани), спустил ноги на каменный пол, уже успевший пропитаться осенней прохладой. Встав, юноша откинул валик, служивший подушкой, и достал из-под него стёганную рубаху. Одевшись, Эдмунд привязал на пояс свой меч, и схватив походный мешок, собранный еще со вчера, направился в библиотеку. Зайдя в залу, юноша потрепал своего пса по смольной макушке и не спеша прошел вдоль стеллажей, доверху наполненных рукописями. Вытянувшись, Биваль устало наблюдал, как его хозяин тщательно готовится к предстоящему походу. В двадцать семь малых созвездий Эдмунд уже успел многое повидать и совершить немало подвигов, не зря же он был правой, доверенной рукой магистра Фортинского Ордена. Остановившись напротив продолговатого стола, де Ришар задумчиво скользнул взглядом по кипе книг.

— Какие мне взять с собой?

Биваль поднялся на ноги и, подойдя к столу, встал на задние лапы. Черный пес внимательно взглянул на аккуратно разложенные книги и положил правую лапу на ту, что была в темно-синем переплете с начертанными на нем серебристыми буквами. Дверь отворилась и, незаметно прошмыгнув в библиотеку, Леруа притаился в тени, ловко оставшись незамеченным.

— Предания Короля Звезд? — вопросительно вскинул бровями юноша, — ты уверен?

Пес звонко гавкнул и снова положил лапу на книгу, подтверждая свой выбор. Внезапно Биваль резко метнулся в сторону и прыгнул в тень. Послышался визгливый вскрик, а в следующее мгновение пес вытащил на свет Адриана за подол его серого, походного плаща.

— Отстать, прожорливая псина!

Адриан тщетно старался выдрать свой плащ из цепкой хватки четвероного друга де Ришара. Бастард развернулся и с легкой улыбкой на губах взглянул на творившуюся суматоху.

— А ты чего улыбаешься стоишь? — злобно сверкнул глазами Леруа, — убери свою зверюгу! Он же сожрёт мой плащ! Мне его только вчера доставили из дома! Матушка сама вышивала!

— Давно я не слышал, чтобы ты так кричал, — подавился смешком рыцарь.

— Я не кричал, я издал мужественный крик испуга! — фыркнул эльф.

— Биваль, отпусти ты Адриана, он же тебе этот плащ потом припомнит.

Леруа недовольно повел темными бровями, но ничего не ответил, проглотив обиду, как он часто делал. Адриан умел не принимать обиды близко к сердцу, в королевской среде нападки не были редким явлением, особенно на тех, кто был возможным, но очень маловероятным претендентом на трон.

— Ты уже собрался? — Леруа заинтересованно взглянул на походную сумку де Ришара, — сколько книг взял в дорогу?

— Всего лишь одну, читать мне много не придется.

— Что на этот раз тебе посоветовала твоя мудрая псина?

— Хватит его так называть, у этой псины, как ты выражаешься, есть имя.

— Ох, я надеюсь, Его Клыкастое Высочество простит мне мою дерзость.

Биваль приглушенно зарычал, но глаз не открыл, чувствуя, что эльф его не тронет, особенно в присутствии де Ришара. Бережно положив книжку к остальным своим пожиткам, юноша взглянул в окно и увидел, что солнце уже начало подниматься из-за горизонта.

— Пошли быстрее, а то на церемонию опоздаем!

— Это все из-за твоей псины!

— Его зовут Биваль!

Юноши ухватились за рукоятки своих мечей, которые мешали им бежать, и кинулись в залу Бронзового дракона, где с минуты на минуту должна была начаться церемония посвящения в рыцари. Они вбежали в помещение, когда лучи солнца коснулись головы древнего существа. У ног дракона на коленях все также стояли два оруженосца, старательно продолжая шептать молитвы себе под нос. Де Ришар нахмурил свои светлые брови, заметив на лицах юношей, отпечатавшиеся полосы, как после длинного сна. Они успели поблекнуть, но не исчезнуть.

— Встаньте!

В залу размашистым шагом вошел Великий Магистр, облаченный в праздничное одеяние, которое отличалось от обычного лишь красивой брошью с выгравированным на ней профилем первого короля Лоремии. Оруженосцы послушно поднялись на обессилевшие ноги.

— Сегодня мы все здесь с вами собрались! — громогласно провозгласил де Дюран, — чтобы наши ряды пополнились новыми храбрецами! Так принесите же клятву!

Эдмунд закрыл глаза, вслушиваясь в дрожавший от напряжения и волнения голос Джона, стоявшего у подножия замершего древнего создания.

— Во имя Всевышней, Святого Слова и Бронзового Дракона. Я, Джон Аске, самолично и без всякого принуждения присоединяюсь к Фортинскому Ордену и, давая суровую клятву, обещаю хранить обет добровольной преданности, строгого послушания и добровольной жертвенности. Данным обетом я являю Ордену твердое и несомненное желание посвятить всю свою жизнь служению ему. Я обязуюсь соблюдать кодекс и устав Фортинского Ордена, не перечить и не восставать против его воли. Я, Джон Аске, с его момента и до последнего вздоха клянусь быть верным Ордену и его воле! Промисум*!

Бастард распахнул глаза и взглянул на оруженосца уже иными глазами. Темно-серого цвета котта*, была подпоясана ремнем из грубой кожи, с висевшим на нем небольшим кинжалом, который разрешалось иметь оруженосцам. Эдмунд шагнул из тени огромной статуи Бронзового Дракона и подошел к горящему у подножия огню. Достав меч из ножен, он освятил оружие в оранжевом пламени, горевшим уже более семисот лет. Следом за бастардом из тени вышел Леруа и остановился рядом со своим старшим товарищем. Они стояли на одну ступень выше оруженосцев, возвышаясь над ними, и отбрасываемые ими тени покрывали лица юношей. В руках эльф держал небольшой мешочек с лекарственными травами, ибо рыцарь Фортинского Ордена не только сражался, но и нес следом за собой мир и исцеление от войн. Александр встал между своей правой и левой рукой, и опоясал своего оруженосца мечом, затем повесив на тот же пояс мешочек целительных трав. Потом все повторилось снова, ибо нужно было опоясать еще одного оруженосца.

— Будь храбр и милосерден!

При этих словах де Дюран ударил Джона и другого оруженосца по щеке. То была единственная пощечина, которую рыцарь мог получить в своей жизни, не возвращая. Адриан с Эдмундом вручили новорожденным рыцарям темно-синие плащи фортинцев, украшенные изображением Бронзового Дракона. Хоть время войны минуло, и на дворе наступил мир, он был еще так мал и хрупок, что плащи с изображением золоторогого оленя еще не успели пошить. Поэтому Джон с трепетом принимал в руки старый плащ, на котором с распростёртыми крыльями бронзовыми нитями был вышит дракон, — символ войны.

— Промисум! Джон Аске! Промисум! Люк Регнет! Промисум! Джон Аске! Промисум! Люк Регнет! Промисум! Джон Аске! Промисум! Люк Регнет!

Множество голосов рыцарей разбило царящую утреннюю тишину, звуки их голосов сподобились зову горна, они возвысились, поднялись и рассеялись под сводчатым потолком величественной залы. Акколада была завершена, но путь рыцарей лишь начинался. Им еще должно было получить благословение от Лесного Короля.

***

Эдмунд вскочил на жеребца и взглянул на товарища по оружию, стоявшего подле своего коня и что-то нашёптывающего ему на ухо. Адриан, что тут сказать, он был странным эльфом, который порой даже слишком ощутимо отличался от своих собратьев. Жизнерадостный и живой, он с легкостью влился в общество людей и без особого труда завоевал их доверие, бесконечно проявляя недюжинное рвение в сражениях. Леруа никогда не гнушался тяжелой и черной работы, хоть для порядка и всегда ворчал. До него де Ришар иначе представлял себе особ королевских кровей, да и эльфов в общем, хотя Адриан был скорее исключением, чем правилом. Этот сумасбродный майорон* был верным и надёжным другом, несмотря на все авантюры, в которые он пускался без малейшего раздумья.

— Открыть ворота! — приказал де Дюран, — взять драконят в кольцо! Мы отправляемся!

Леруа поспешно вскочил на лошадь, и небольшая процессия тронулась в путь. Биваль спокойно трусил рядом, едва ли отставая от своего хозяина, а рыцари плотным строем ехали друг за другом, углубляясь в темную, лесную чащобу. Впереди всех ехали два знаменосца, следом за ними Магистр, затем еще два старших рыцаря, следом Джон с Люком, уже облаченные в темно-синие одежды, и только потом чуть в отдалении ехали Эдмунд с Адрианом, замыкая процессию. Оглянувшись де Ришар, увидел, как позади смутной полосой чернели удаляющиеся стены Фортинского Ордена. Бастард сонно потянулся и широко зевнул.

— Опять всю ночь колобродил? Ты своими ночными похождениями новобранцев пугаешь, они из-за тебя думают, что у в Ордене беспокойный дух, — де Ришар не ответил, и эльф продолжил, — нет, ну ты только посмотри, твоя дворняга прокусила мне плащ!

Адриан с нескрываемой печалью взглянул на подол своего плаща, где серебристые нити были вырваны из ровного ряда. Эдмунд предпочел сделать вид, что не расслышал, что он сказал, а вот Биваль кинул на эльфа хитрый взгляд и довольный собой затрусил вперед. Леруа недобрым взглядом проводил огромного чёрного пса и его руки невольно потянулись к парным мечам, висевшим на спине юноши.

— Нет, ну это надо было так вцепиться!

Старшие рыцари обернулись и недоброго взглянули на Леруа, а Магистр шикнул на эльфа, ибо в Теневом Лесу надлежало передвигаться молча или говорить лишь тихим шепотом, дабы не нарушать древнюю тишину этого Леса.

Процессия медленно углублялась в чащу, вокруг стояла глухая тишь, и кругом были только стволы и стволы, пепельные и серо-зеленые, обросшие лишайником и местами до того трухлявые, что казалось, стоит к ним прикоснуться, и они рассыплются. Ранним утром хвоинки покрылись росой, и в тусклом свете осеннего рассвета лоснились, издавая душный, но приятный аромат. Капли соскальзывали с многочисленных веток и падали за шиворот рыцарям, заставляя их время от времени вздрагивать, сбрасывая навеянную Лесом дремоту. Ветви стали клониться все ниже и ниже, а Теневой Лес стал словно плотнее и зашелестел с какой-то озлобленностью. Впереди процессии что-то мелькнуло. Де Ришар поднялся в стременах, и увидел тонкую, высокую фигуру. Знаменосцы подняли левые руки, показывая лесному духу печати, дарованные Лесным Королем.

— Это Харос*? — еле вымолвил Джон.

— Да, не смотрите ему в глаза, — тихо отозвался Эдмунд, — и не смейте отходить далеко.

— Он ведь нас не тронет?

— Харос убивает даже рыцарей с печатями Короля Леса, а у вас таковых нет, — усмехнулся эльф, обнажая один из своих мечей, — держитесь близ нас.

Харос молча склонил голову на бок и медленно пошел вдоль процессии, не отводя своих невидимых глаз от фортинцев. Новоявленные рыцари испуганно застыли, не смея пошевелиться. Будучи оруженосцами они слышали много историй от старших рыцарей про Хароса, который убивал заблудившихся путников, пожирал их плоть и дух, а затем вселялся в скелет убиенного. Шаги существа были неслышными, лишь людские черепа на его поясе ударились друг о друга, вызывая в этот мир мерзкий звук. Скелет Хароса был покрыт иссохшими ветками, прелыми листьями и истлевающими лоскутами ткани грязно-бурого цвета. Головой духа был череп оленя, пожелтевший от времени, и венчали его раскидистые рога.

— Кажется, он хочет свежатины, — Леруа вновь усмехнулся, взглянув на трясущихся от страха Джона и Люка, — давно, видимо, не перекусывал.

— Хватит их пугать, они и так дрожат, как листья на промозглом, осеннем ветру.

— И правильно, мясо от страха жесткое становится, хоть завтрак ему подпорчу.

— Короля Филиппа на тебя нет.

Эдмунд медленно притянул руку ко рту и поцеловал перстень с выпуклым изображением светлячка. Легко дунув на него теплым воздухом, юноша заставил насекомое пробудиться ото сна. Расправив крылья, светлячок вспорхнул с перстня и устремился к Харосу. Замерев перед его глазами, наполненными недвижным мраком, Чинчинделае засветился сильнее, призвав на помощь своих собратьев. Из перстней остальных фортинцев выпорхнули светлячки, они спускались с ветвей, выпархивали из переполненной глухой тьмой чащобы, окружая Хароса и заставляя отступить назад. Лесной дух издал недовольный, протяжный вой, забившейся в уши к рыцарям, и отступил, скрывшись меж деревьев. Чинчинделае вернулись обратно на перстни и вновь погрузились в сон до той поры, пока их вновь не пробудят.

Процессия молчаливо двинулась дальше, стараясь позабыть об негаданной встрече. Спустя некоторое время путь их начал светлеть, а деревья, словно по мановению чей-то руки, расступались перед ними. Внезапно процессия вынырнула из-под ветвей и оказались у подножия величавого трона. Здесь сосны росли свободно, поодаль друг от друга, и солнечный свет пробивался вниз, ласково касаясь лиц рыцарей. Фортинцы вздохнули полной грудью, и спешились, лишь знаменосцы остались в седлах.

— Где Он?

— Король Леса явится, — отозвался де Ришар, — не переживайте.

Джон с Люком взволнованно переглянулись и напряженно обвели своеобразный тронный зал взглядом. Позади трона виднелось небольшое озеро, золотящееся в утренних лучах солнца. Вдруг вода всколыхнулась, и рыцари вздрогнули, но на поверхность вынырнула прелестная дева, а следом за ней еще одна и еще одна. Джон с Люком невольно сделали шаг им навстречу.

— Это белые девы*, не глядите на них долго, — подхватил парнишек под локти Эдмунд, — вы им ничем не можете помочь.

Джон печально выдохнул, но взгляда отвести не смог. Одна из дев выбралась на берег, ее белокурые волосы ниспадали на плечи и мягко струились вниз, украшенные чудными благоухающими цветами. Ее облекало платье белоснежного цвета, открывая рыцарям стройный стан, округлые бедра и мерно вздымающуюся грудь. Дева с затаенной надеждой взглянула на Джона и протянула ему руку.

— Уходи, — оборвал их встречу взглядами строгий приказ де Ришара, — ты обречешь и себя и его на смерть.

Дева грустно улыбнулась и нырнула обратно в озерцо, призывая остальных следовать за ней. Прекрасные цветки скрылись под водой, и их тихие вздохи прошелестели над головами рыцарей, точно прибрежный камыш, тронутый ветерком. Стоило девам скрыться, как деревья зашептались меж собой и рыцари почувствовали приближение чего-то поистине древнего и могучего.

— Он идет…

Король Леса показался во всем своем молчаливом великолепии, заставляя рыцарей невольно склонить перед ним голову. Джон с нескрываемым страхом смотрел на эту величавую фигуру, возвышающуюся над ним. Король был бледен, высок и отдаленно напоминал человека, только вот у него были витиеватые рога, похожие на ветки, но сквозь поросшую древесину можно было разглядеть роговую пластину. Увитые черной лозой, они венчали его, словно короной. Рот древнего создания был зашит, дабы тишина Теневого Леса не была нарушена. Король поманил своими длинными пальцами новорожденных рыцарей, и те на негнущихся ногах поднялись по ступенькам. Опустившись на колени, Люк с Джоном послушно подняли головы, обращая к нему свои взгляды.

— Ух, бедняги, им потом надо будет обязательно эля побольше выпить, — тихо затараторил Леруа, — как вспомню свой донум, так сразу в дрожь бросает. Мне тогда казалось, что он в мои глаза вечность целую смотрит.

— Тише, — шикнул бастард, — мне из-за твоей болтовни ничего не слышно.

— Ах, ну прости, я же забыл, что ты у нас Слушающий*. Почему он выбрал тебя? Я ведь эльф!

— Слишком болтливый эльф.

Адриан недовольно скрестил руки на груди и показательно отвернулся от старшего товарища, всем своим видом показывая, что он обиделся. Скользнув взглядом по стволам сосен, эльф вдруг наткнулся на пристальный взгляд черного пса. Прищурившись, Леруа вступил в схватку с Бивалем, не обращая никакого внимания на творившуюся вокруг церемонию. Тем временем верхушки сосен всколыхнулись, раздавшийся шелест коснулся слуха де Ришара, являя ему решение.

— Король принимает их обоих.

В подтверждении слов бастарда из-за трона, вышел олень. Он был величав, красив и его злотые рога мерцали в солнечном свете. Альдаур тряхнул головой, и с его золотых рогов посыпалась пыльца. Стоило ей коснуться протянутый рук новоявленных рыцарей, как ладони юношей пронзила боль, словно их обожгло огнем, и на внутренней и тыльной стороне ладони появилась печать с изображением оленя. Король Леса сошел со своего трона и отколол шип с лозы, обвивающей его деревянистые рога. Создание прокололо печать Люка и Джона, и та заполнилась тягучей, черной жидкостью, ярко выделившись на фоне бледных кистей рук. Король протянул рыцарям два заколдованных перстня с изображением светлячков.

— С сего момента вы истинные рыцари Фортинского Ордена, — прошептал де Дюран.

Король Леса исчез также бесшумно, как и явился. Эдмунд поспешил подхватил под руки Джона, помогая тому устоять на ногах и не упасть лишенным чувств.

— Мои поздравления.

— Благодарю вас, милорд Эдмунд, для меня будет честью служить с вами в одних рядах.

— Скажи мне только одно Джон, ты спал этой ночью?

Бастард видел, как испуг коснулся измученных черт лица Аске, и его ноги совсем подкосились. Оруженосец осел на землю и молча кивнул, не решаясь поднять взгляд на старшего товарища.

— Не переживай, я никому не скажу.

— Благодарю вас, милорд Эдмунд! Я никогда не забуду вашей доброты.

Де Ришар улыбнулся словам бывшего оруженосца Магистра и взглянул на Леруа, продолжавшего играть в гляделки с Бивалем. Сокрушительно покачав головой, бастард направился к своему коню.

— Адриан, нам пора.

— Скажи, чтобы твоя псина первая прекратила на меня смотреть.

— Биваль, мудь мудрее, уступи.

Черный пес послушно тряхнул головой и довольный собой засеменил к хозяину. Натянув поводья, де Ришар остановился около де Дюрана, смотрящего на него своими маленькими, влажными глазами, полными отеческой заботы.

— Хорошей вам дороги, бравых сражений и крепкой брони, — пожелал Великий Магистр.

Фортинцы благодарно кивнули и поворотили своих коней в противоположную сторону той, откуда приехали. Тропа уходила все дальше в глубь Леса, над нею нависали густые ветви, сходясь с каждым шагом все плотнее и плотнее. Рыцари углубились в утренний туман, тотчас сомкнувшийся позади них. Александр смотрел, как два его верных подручных бодро скачут прочь. Поцеловав два своих пальца, магистр коснулся ими сердца и поднял ладонь, прощаясь со своими рыцарями, которые скакали навстречу судьбе и неизведанному, молча моля Шелкопряда не оставить их.

*Промисум — с древнего наречия «Обещаю».

*Котта — средневековая туникообразная верхняя одежда с узкими рукавами.

*Майорон — в Западном эльфийском королевстве этот титул носят все представили мужской линии царственного рода, которые приходятся родственниками второй линии ныне живущему королю (братья короля носят титул великого майорона).

*Харос — злой лесной дух, пожиратель плоти и душ.

*Чинчинделае — добрые лесные духи, подчиняющиеся Золоторогому оленю, Альдауру, являются хранителями рыцарей Фортинского ордена.

*Белые Девы — похищенные Лесным Королем девушки, служащие усладой для его глаз.

*Слушающий — тот, кого выбрал Король Леса, чтобы общаться с ним, тот, через которого он сообщает о своем решении.

Комментарий автора ориджинала Amurg
 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд