Поиск
Обновления

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис

18:17   M. A. D. E.

28 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

12:32   Новый мир. История одной любви

22 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

16:42   Занимательная геометрия

все ориджиналы

Твоя улыбка, слезы... - Глава 1  

Жанры:
POV, Songfic, Ангст, Драма, Омегаверс, Слэш (яой)
Герои:
Альфы, Омеги
Место:
Вселенная омегаверс
Автор:
Akuma-sama
Размер:
отрывок, написано 4 страницы, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
PG-13
Обновлен:
15.10.2013 16:10
Описание

Небольшая сайд-стори про героев «Дотянись до меня…»

Сколько нужно человеку времени, чтобы влюбиться? А сколько для того, чтобы полюбить? История растянувшаяся на 40 лет…

Посвящение

Всем, кто познал оба чувства…

Публикация на других ресурсах

Нет. Напишите, а я подумаю хъ

Комментарий автора

Основное произведение http://www.myfic.ru/author/akuma-sama/dotyanis-do-menya/

Лично я извела кучу платков, пока писала… Уж больно люблю я этих героев Т__Т

Объем работы 6 577 символов, т.е. 4 машинописных страницы

Средний размер главы 6 577 символов, т.е. 4 машинописных страницы

Дата выхода последней главы: 15.10.2013 16:10

Пользователи: 1 хотите почитать, 1 бросили, 3 прочитали

 

Для создания нужного настроения Hiroshi Watanabe — Your Smile, Tears

Комментарий автора ориджинала Akuma-sama

Твоя улыбка, слезы грусти по щекам,

Как бы хотел я их собрать губами,

Но мы с тобой на разных полюсах…

Сколько нужно человеку времени, чтобы влюбиться? А сколько для того, чтобы полюбить? Говорят, что первое, происходит, чуть ли не за двенадцать каких-то миллисекунд, после знакомства, а я скажу, что эти ученые ни черта не понимают в настоящих чувствах. Что до второго, некоторые и не разделяют этих понятий.

Впервые я влюбился, когда был еще совсем юн, но не это чувство оставило в моей душе самый глубокий след. Хотя и утверждают, что «первую любовь» не забывают никогда, я даже не помню как звали того омегу.

Настоящую же любовь я познал в гораздо более глубоком возрасте, будучи пятнадцать лет как в законном браке. Знаете, говорят, что у альфы в жизни три настоящих любви. Первая — раскрывает его, как мужчину-самца, позволяя осознать свою принадлежность, на второй он чаще всего женится, а вот третья, третья становится началом конца. Правда, все понимают это по-разному.

Своего рокового человека я встретил сорок лет назад на съемочной площадке одного не очень бюджетного фильма. Тогда меня считали уже именитым художником-постановщиком, а он… а он был, пожалуй, самым удивительным актером из всех тех сотен, которых я повидал за свою долгую карьеру в кинематографе.

До сих пор помню, как приехал в последний раз все проверить и последовательно передвигался по площадке со своим ассистентом, когда увидел его, сидящего на простом складном стуле, с опущенной русоволосой головой. Надпись на спинке: «Терри Гигенс».

Я подошел к нему, поддавшись каким-то странным ощущением, позвал его по имени, привлекая внимание, и пропал. Пропал, как я теперь понимаю, не просто на короткий период нашего возможного романа, которого никогда не было, пропал до конца своей жизни.

Мы ни разу не изменяли своим супругам. И, может, от того, что то количество мгновений, проведенных вместе было так мало, я запомнил их все. Особенно дороги мне воспоминания об одном съемочном дне.

Вечером была запланирована сцена на природе. Герой, которого играл Терри, должен был бежать через лес. Просто бежать. Больше ничего. Но как только мы приступили к съемкам, на горизонте прогремел гром и налетел ураганный порывистый ветер, такой характерный для переменчивой летней погоды. Стойки освещения и другая аппаратура не выдержали такого напора и вся съемочная команда начала в скорости собирать оборудование и грузить в трейлеры.

Буквально через четверть часа начался дождь. Я постоянно ловил себя на том, что ищу Терри взглядом и, видя, как среди персонала мечется его стройная фигура, с закатанными рукавами белой рубашки, успокаивался. Но внезапно он исчез и я, донельзя обеспокоенный спросил у парня, который был вместе с омегой до этого, куда запропастился этот непроходимый дурак. Статист ответил, что Терри пошел в чащу проверить одну из точек — не осталось ли какого оборудования.

Сплошные потоки дождя омывали зеленый лес, а я, сам не понимая себя, упорно пробивался сквозь заросли.

— Терри! — не выдержав, прокричал я.

Кусты рядом со мной зашуршали, и оттуда выглянул насквозь мокрый, удивленный омега. Для своих тридцати шести он выглядел просто поразительно. На своем веку я повидал многих красивых и талантливых актеров, но только этот омега, заставлял моё сердце сбиваться с ритма.

— Лесли? Какого черта ты здесь делаешь? — он провел по лицу и волосам руками, стряхивая капли. Дождь, похоже, прекратился.

— Могу спросить то же самое у тебя. Какого черта ты вообще творишь? — нахмурился я. Нахмурился, хотя не хотел.

— Пришел проверить… — начал он, но осекся. — Лесли…

Я посмотрел на него и застыл. Еще никогда я не видел у него такого выражения, хотя за полгода, что я наблюдал за ним и общался, кажется, я повидал их все.

Он сделал шаг ко мне и остановился в полуметре. Моё сердце подскочило и забилось где-то в горле, потому что голубые глаза Терри выражали, наверное, и мои чувства. Я смотрел, словно в зеркало и видел тот страх, что ощущал сам, то желание, что мучило меня самого и то чувство, которое поселилось и в моем сердце.

— Терри… — я шагнул к нему и бережно обнял руками, скользнув ладонями по спине.

— Не нужно… — омега приложил холодные пальцы к моему рту. — Я знаю, милый, знаю, я тоже…

Я не дал ему договорить, невесомо прикоснувшись к губам Терри, настолько бережно, но в то же время, стремясь донести всю глубину чувств, что одолевают меня. Он ответил. Наши языки сплелись в неспешном чувственном танце, а мне в нос ударил зрелый и мощный запах такого любимого омеги. Вселенная застыла на границе бытия, и в этот момент я понял, сколько именно ангелов танцуют на острие иглы. Всего один.

Мы еще долго стояли обнявшись. Голова омеги лежала на моем плече, а я прижимал Терри к себе, чувствуя себя каким-то взбудораженным и одновременно умиротворенным.

— Нам пора возвращаться… — прошептал омега, прерывая контакт и отворачиваясь.

— Терри…

— Не нужно Лесли, ты знаешь, я знаю. Нам лучше забыть обо всем.

«Как будто бы я смог. Но ради всего того, что нам дорого, я готов молчать, если ты этого хочешь».

Мы шли через лес, а я незаметно наблюдал за Терри, как какой-то юнец, хотя мне уже за сорок, а мой старший замужний сын омега готовится сделать дедушкой. На подходе к месту стоянки трейлеров он улыбнулся мне, но когда думал, что я не смотрю, заметил в его глазах слезы. Так и закончился наш один единственный день.

С тех пор прошло почти сорок лет. Все это время мы поддерживали отношения, переписывались и перезванивались, даже если переезжали за сотни миль друг от друга. Десять лет назад, внук Терри разбился на мотоцикле. Это стало для него настоящим ударом, даже большим, чем когда умер его муж. При госпитализации Терри, в больнице сказали, что был инсульт. У него отнялись ноги. В то время я уже похоронил своего Чарли, умершего от рака желудка и сам, несмотря на уговоры сыновей и внуков, принял решение переехать жить в Йеллоустоунский дом престарелых.

Каким же сюрпризом стало для меня появление там Терри. В один февральский день, семь лет назад, я просто вышел в холл, а меня нагнал молодой санитар, толкавший впереди коляску.

В ней сидел омега, трогательно завернутый в теплый плед поверх зимнего пальто, и прижимал к себе небольшой саквояж.

— Мистер Джеймс! — окликнул меня санитар. — А у нас новый подопечный!

Я присмотрелся и, буквально отбросив тогда свою трость, шагнул и прижал голову Терри к своему животу, наклоняясь и целуя его в седую макушку.

— Здравствуй, Лесли, — запрокинул голову Терри, насмешливо смотря мне в глаза. В его же, я снова увидел слезы и… улыбку.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,010 секунд