Поиск
Обновления

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис

18:17   M. A. D. E.

28 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

12:32   Новый мир. История одной любви

22 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

16:42   Занимательная геометрия

все ориджиналы

Легенда о храбром охотнике Сао Атоминэ и Красном Драконе - Глава 1  

Жанры:
Мистика, Научная фантастика, Романтика, Сказка, Слэш (яой), Фэнтези, Эксперимент
Предупреждения:
Мужская беременность, Насилие
Герои:
Драконы, Люди
Место:
Другой мир
Время:
Далекое прошлое
Значимые события:
Happy End
Автор:
Akuma-sama
Размер:
отрывок, написано 8 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
R
Обновлен:
30.11.2013 00:14
Описание

Долго греб Атоминэ, сражаясь с волнами, которые будто сами не хотели, чтобы он догнал Дракона. Приплыв к коралловой гряде, сын племени матуки увидел разорённые посадки редких церемониальных водорослей аулкуучи и поклялся выследить наглого вора, чтобы воздать по заслугам.

Посвящение

Райским островам… Я буду по вам скучать Т___Т

Публикация на других ресурсах

Киньте ссыль =))

Комментарий автора

Мужская беременность не описывается, но подразумевается =Ъ

Объем работы 15 143 символа, т.е. 8 машинописных страниц

Средний размер главы 15 143 символа, т.е. 8 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 30.11.2013 00:14

Пользователи: 2 не читали, 5 прочитали

 

Был долгий перерыв под названием отпуск. И вот, наконец, я вернулась. Надеюсь, всем читателям понравится.

Комментарий автора ориджинала Akuma-sama

История эта восходит своими корнями к тем временам, когда племена матуки были разрозненны и занимали только Центральный атолл — от островов Каллаучи до коралловых гребней Мауо-кано.

Сейчас уже никто и не вспомнит, кто первым начал рассказывать легенду о Сао Атоминэ и Аё Илау, настолько давно это было…

Сао Атоминэ родился в маленькой прибрежной деревушке на острове Уакан в семье морского охотника Сао Вакутана. О том, кто был его матерью, история умалчивает: кто-то говорит, что это была прекрасная чужеземка упавшая с облаков, кто-то, что морская богиня, а кто-то и вовсе утверждает, что Атоминэ не был сыном Вакутана и местные жители случайно нашли младенца на берегу, после Великого Шторма.

Что бы из этого ни было правдой, но по мере взросления стало понятно одно — Сао Атоминэ истинный сын Моря. Его ловкости и сноровке завидовали многие в деревне, девушки пытались завлечь юного охотника к себе в уала, дети восторгались силой и богатыми уловами, старики — хвалили за справедливое сердце. Но всеобщее внимание имело и другую сторону. Со временем Атоминэ стал более резким и порой даже замкнутым.

Тихой и размеренной жизнью жила деревня. И вот настал момент, когда в честь Атоминэ шаманы исполнили песню в двадцатый раз. Сыну одного из храбрейших охотников племени положено было выбрать невесту, но Атоминэ сомневался. Искоса поглядывал он на местных красавиц: у Ниёлэ доброе сердце и красивые волосы, у Алиу нежные руки и бархатные глаза, а из уала Вауне всегда вкусно пахнет. Но ни к кому из них не лежало сердце храброго охотника.

Невесел и задумчив ходил он по берегу, когда однажды увидел у южного края кораллового гребня Вахане-кано, как вздымается море, грозя выйти из берегов, и алый змей играет, перепрыгивая через гряды, словно катаясь на волнах и выхватывая из воды водоросли аулкуучи.

Впервые взъярился Атоминэ. Взыграла внутри несвойственная злость, не терпел он соперников на своих землях — тем более в море. Громко крикнул, отгоняя Красного Дракона. Но либо не услышал его Правитель Моря, либо не придал значения смертному — никто уже не узнает.

Разъяренный охотник бросился к лодкам и, отвязав свою, устремил к тому месту, где видел совсем недавно яркий переливающийся хвост Аё Илау. Долго греб Атоминэ, сражаясь с волнами, которые будто сами не хотели, чтобы он догнал Дракона. Приплыв к коралловой гряде, сын племени матуки увидел разорённые посадки редких церемониальных водорослей аулкуучи и поклялся выследить наглого вора, чтобы воздать по заслугам.

С тех пор с раннего утра и до позднего вечера Атоминэ проводил в море, безустанно охотясь на Красного Дракона. И всё же, даже не смотря на зоркий глаз охотника, посадки продолжали уменьшаться.

И вот однажды храбрый Атоминэ решил затаиться за одним из маленьких островков на ночь. Крепко сжимал он копье с острым наконечником, безотрывно следя за чуть волнующейся поверхностью моря. Через некоторое время усталость все же сморила юного охотника, и он уснул, неуклюже опираясь на борт лодки.

Наутро, разозленный Атоминэ обнаружил у себя на руке браслет из водоросли аулкуучи и пришел в бешенство. Хитрый Аё Илау провел его, словно только вышедшего в море младенца.

С наступлением вечера храбрый охотник, вооружившись гарпуном, вновь отправился к месту засады, предварительно приняв настойку дерева гиано, чтобы не уснуть. Долго ждал своего часа Атоминэ и, наконец, дождался.

Взошедшая на небосводе Луна осветила серебряной полосой небольшой пролив между островками кораллов, и в этот момент юноша увидел, как взволновалось море, хотя погода была безветренной. Из вод показалась голова Аё Илау. Пронзительные зеленые глаза мягко светились в темноте, а чешуя словно отливала закатными лучами. Оглядевшись по сторонам и не заметив юного охотника, Дракон вновь начал нырять и собирать редкие водоросли когтистыми передними лапами, исполняя причудливый танец в волнах.

Сердце Атоминэ глухо билось о грудную клетку в предвкушении, и вот, когда Аё Илау подплыл особенно близко к запрятанной в густом кустарнике лодке, юноша бросился на спину алому змею, одним мощным ударом загнав гарпун до середины.

От неожиданной боли Дракон жалобно взревел и попытался скинуть удачливого охотника, но потерпел неудачу. Крепко держался за древко Атоминэ, пока морской Правитель кувыркался в воде словно безумный.

Осознав тщетность своих попыток, и ощутив, как последние силы покидают его, Аё Илау взвился и устремился в море, унося на своей спине храброго сына племени матуки.

Две луны нес Красный Дракон молодого Атоминэ и ко времени восхода третьей, волны вынесли изможденного дракона и упорного охотника на берег острова Атолле.

Поднялся на ноги Сао Атоминэ, хоть и был измучен не меньше Аё Илау. Выдернул гарпун из тела истекающего кровью врага и, упав на колени, приставил к его горлу, собираясь завершить начатое.

Крупная дрожь сотрясла Красного Дракона. Змеистое тело свернулось в клубок, охватывая передними лапами кончик хвоста и тут… Яркая вспышка на миг ослепила храброго охотника, а когда пелена спала, увидел он на месте Аё Илау прекрасного и хрупкого красноволосого юношу, стонущего от боли в пропоротом со спины боку. Лицо его было бледно, а глаза закрыты. Вся его распростертая поза говорила о принятии своей участи.

Изможденный Атоминэ застыл, раздумывая. Былая ярость притупилась, прочищая разум. Охотник понимал, что если сейчас убьёт Дракона, то никогда не вернется в родную деревню, а его отец вынужден будет обрезать волосы и пролить свою кровь в море, оплакивая сгинувшего сына. Этого он позволить не мог.

Убрав гарпун за пояс, охотник поднялся и осмотрелся. Недалеко от места, где их выкинуло, протекал ручеек. Подойдя, Атоминэ зачерпнул и попробовал воду, после чего начал жадно пить, насыщая исстрадавшееся тело.

Вернувшись к Аё Илау, он подхватил его на руки и понес к источнику пресной воды. Напоив Дракона, юноша промыл его рану, стараясь не смотреть на обнаженное тело хитрого воришки. Никогда до этого Атоминэ не испытывал подобного волнения плоти. Абсолютно белая, словно лунная дорожка на глади воды, кожа, так и просила прикоснуться. Бережно огладив рваные края раны, охотник встретился с внимательным взглядом зеленым глаз Аё Илау.

Дракон мысленно обратился к Атоминэ, рассказывая, что это его остров, на котором есть жилище, где можно передохнуть и показал к нему дорогу.

Дом Аё Илау оказался просторным, с крепкими стенами и многослойной крышей, выложенной пальмовыми листьями. На стойках вялилась рыба, а в глиняных сосудах хранилась мука, крупа и богатые специи. В небольших ёмкостях из-под кокоса Атоминэ нашел лекарственные травы и, распарив их на очаге, приложил к ране Красного Дракона, перевязав широким листом. Дальше было дело времени.

Три луны метался Аё Илау в лихорадке, а юный охотник впервые ощутил страх, из-за того, что со смертью юноши, останется доживать свой век один, на острове. Никогда раньше не ухаживал ни за кем Атоминэ, но здесь, пришлось ему постараться.

Каждый день он обмывал тело Дракона, принесенной из источника пресной водой, борясь с новыми для него желаниями тела, что разгорались в нем, все ярче. Иногда, думая, что Аё Илау спит, охотник позволял себе расслабиться, мягко лаская белоснежное тело языком, губами и руками.

Спустя две недели, когда лихорадка окончательно отступила, Атоминэ впервые услышал голос повелителя Моря, глубокий и удивительно мелодичный. «Почему не убил?» — спросил его Аё Илау. Немного подумав, молодой охотник ответил: «Не смог, когда увидел, что ты человек».

На следующий день Атоминэ отправился на охоту, вернувшись лишь под вечер, с богатым уловом. Юноша, прикрыв наготу повязкой из вязаной разноцветной травы, встречал его у входа в уала.

С тех пор так и повелось. Утром Атоминэ просыпался, бессознательно обнимая Аё Илау и прижимая к своей загорелой груди, затем, совершив все утренние омовения и приняв пищу, он отправлялся в море, а к закату возвращался.

И была бы такая жизнь в радость, если бы не грусть по родным местам. Все чаще взгляд Атоминэ становился печальным и задумчивым, все чаще по ночам он выходил к морю и долго бродил в прибрежной полосе, вспоминая родные места.

Однажды, в море разыгрался шторм и с закатом солнца храбрый охотник не вернулся. Чуткий и нежный Аё Илау, от которого не укрылась печаль незваного гостя, ставшему ему столь близким, выбежал на берег и стал звать Атоминэ. Но в ответ, море лишь сильнее разгоняло волны, грозясь забрать Повелителя обратно в свое лоно.

Ко времени, когда взошла луна, Аё Илау уже потерял надежду увидеть человека живым, но как только первый луч коснулся поверхности воды, море улеглось, и на горизонте появилась лодка Атоминэ.

Сойдя на берег, охотник сжал в объятиях плачущего Аё Илау и поклялся, что никогда не оставит его, если тот позволит ему в последний раз повидаться с отцом и родной деревней.

Но видел Красный Дракон, что Атоминэ не договаривает чего-то. Вздохнув, он дал согласие, поставив условие — храбрый охотник должен будет провести ночь с ним, обнимая, целуя и услаждая его тело своим.

Удивился Атоминэ, но отказываться не стал, ибо и его желание к Аё Илау было велико.

В ту ночь, под полной луной, они постигали друг друга. Страстно ласкал охотник свою недавнюю жертву. Целовал коралловые уста, гладил белоснежную кожу, выпивая губами стоны наслаждения и отдавая Дракону свои. Упивался узостью девственного прохода Аё Илау, а под конец его тихими словами любви и мольбами вернуться.

На следующий день они вместе вышли на берег: сердце Атоминэ пело, ведь его ждал родной дом. Красный Дракон же был тих и временами бросал на спину охотника тоскливые взгляды. Вынеся из уала последние запасы драконьей травы, или как местные называли — аулкуучи, Аё Илау встал лицом к восходящему солнцу и, обмотав руки и ноги блестящими лентами, запел.

Никогда до этого не слышал Атоминэ песни прекрасней, но была в ней и какая-то затаенная скорбь, словно прощался Дракон с любимым, так, как прощаются с теми, кто никогда уже не вернется из моря.

Тело Аё Илау засветилось, и все та же вспышка закрыла взор храброго охотника, а когда в глазах прояснилось, увидел он величественного Красного Дракона с сияющей золотой короной и длинными синими усами, спускающимися почти до земли. Впервые восхитился он обликом Аё Илау, но вида не подал.

Ловко закинув сына племени матуки себе на спину, Повелитель понесся к линии горизонта, в сторону, куда шло солнце. К восходу следующей за этим днем луне, они добрались до южного края коралловых гребней Вахане-кано. Там Дракон бережно опустил Атоминэ на один из островков, чтобы во время отлива он смог добраться до деревни.

В этот момент охотнику показалось, что из правого глаза Аё Илау выпала маленькая белая жемчужина, но он не придал этому значения и, задержав лапу дракона в своей руке, задал давно мучающий его вопрос.

«Скажи мне, великий Аё Илау, зачем понадобилось тебе воровать водоросли с нашего надела? Окажи мне честь и ответь, если не в тягость».

Печально улыбнулся Дракон своей зубастой пастью и, наклонившись к человеку, мысленно обратился к нему, голосом того юноши, которого Атоминэ любил однажды.

«Ритуальные водоросли аулкуучи чтит не только твой народ. Последний Великий шторм уничтожил насаждения травы на много дней пути от моего острова. Без них я не могу вновь превращаться в Дракона… Сегодня я истратил последние, поэтому… Прощай, храбрый охотник Сао Атоминэ. Я даю слово не воровать с ваших наделов. Живите мирно, и да благословит вас Море, потому что мое покровительство у Вас уже есть».

Ловко вывернувшись из стальной хватки Атоминэ, алый змей скрылся в мерно колышущихся водах Великого Моря.

Сам не свой побрел охотник к деревне, размышляя над тем, что сказал Дракон. В поселении его встретили с неверием — тридцать три луны не видели они одного из своих храбрейших сыновей. Вышедшие к нему шаманы в сопровождении постаревшего отца, радостно пожали руки и объявили, что быть празднику в честь возвращения. И только самый старый шаман Оле Нияуэ лишь бегло взглянул на Сао Атоминэ, а увидев браслет из водоросли аулкуучи, лишь поджал губы и, ничего не сказав, отвернулся.

Озадачился храбрый охотник реакцией старейшины, но не придал значения, ибо сердце его искренне радовалось, увидев родных и друзей.

Три дня гуляла деревня. Три дня Сао Атоминэ соблазняли все те же красавицы: Ниёлэ, Алиу и Вауне. Только не трогали они душу охотника, а в памяти всплывал другой, более милый образ шепчущего его имя Аё Илау.

Быстро закончились гуляния, и жизнь Атоминэ вернулась в привычное русло. Он так же выходил в море на своей старой, добротной лодке, все так же помогал отцу и соплеменникам, а иногда тоскливо смотрел в ту сторону, где восходит солнце. И все так же Оле Нияуэ отворачивался, едва завидев храброго охотника.

Однажды Атоминэ решился выспросить у старейшины, чем же снискал его презрение? Придя к хижине, долго просидел в ожидании старца, а когда тот появился, вежливо испросил ответа.

«Не могу я смотреть спокойно на человека, бросившего супруга на верную смерть».

Вздрогнул Атоминэ, словно от удара и понял, какую страшную ошибку совершил. В тот же вечер снарядил он своё суденышко, прихватив с собой помимо съестных запасов, корзину, доверху набитую водорослями аулкуучи. Попрощавшись с отцом и получив его благословление, храбрый охотник поспешил выйти в море с отливом. Уже выходя из бухты, он увидел на гряде Вахане-кано одинокую фигуру старца Оле Нияуэ.

Десять лун бродил Сао Атоминэ по просторам Великого Моря, не повстречав на своем пути ни клочка земли. На одиннадцатый день закончились запасы пресной воды, и решимость храброго охотника пошатнулась. Он взмолился, прося Море помочь с поисками, объясняя словно ребенку, что больше никогда не покинет Аё Илау.

На следующий день Сао Атоминэ узрел на горизонте очертания знакомого острова Атолле. Радости его не было предела. Причалив к берегу, он понесся по знакомой тропе словно на крыльях. Хоть и не было его шестьдесят четыре луны, но глаза отмечали такое запустение, будто прошли не дни, а годы.

Забежав в знакомый уала, Атоминэ замер на пороге. Бледное, почти иссушенное тело едва подавало признаки жизни. Некогда красные волосы стали белее Луны, прекрасные яркие глаза потускнели.

Пал на колени храбрый охотник, орошая лицо и грудь возлюбленного супруга горячими слезами. Бережно подняв тело Дракона на руки, он, укачивая его словно младенца, понес к месту, где встретились после шторма.

Разложив Аё Илау на берегу и укутав длинными плетями аулкуучи, Сао Атоминэ попытался повторить ту чудесную песню, что слышал лишь раз из уст умирающего возлюбленного.

Сначала ничего не происходило, и надежда охотника стала просачиваться, как вода сквозь песок, но потом… Знакомая вспышка ослепила Атоминэ, и вот перед ним уже лежал Красный Дракон.

Нежно захватив Аё Илау в объятия, храбрый охотник излил всё, о чем болело его сердце. Через несколько мгновений он вновь обнимал стройное и хрупкое тело красноволосого юноши, содрогающееся в руках Атоминэ от небывалой радости…

Не знаю, правда эта легенда, не знаю нет. Но и по сей день на востоке проживает племя саотолле, шаманы которого утверждают, что несмотря на то, что Дракон и был мужчиной, но у Сао Атоминэ и Аё Илау было одиннадцать детей, давшим начало старейшим родам племени саотолле…

А белый жемчуг стал символом прощения.

Санкт-Петербург.

29−30.11.2013

Комментарий автора ориджинала Akuma-sama

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

MziraG30     30 ноября 2013 16:28   01 декабря 2013 20:27

красивая сказка очень понравилось!!! спасибо!!!

Akuma-sama     01 декабря 2013 20:27

Не за что! ХЪ

Страница сгенерирована за 0,010 секунд