Поиск
Обновления

15 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

16:59   Осенние каникулы мистера Куинна

13:30   Мастер

11:52   Доктор Чума

14 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

15:59   Навсегда.

13 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

17:03  Блондунишка" data-content="

Омега избавляется от своей сущности. Предупреждение: антиомеговерс"> "Longpig" для альфы

все ориджиналы

Это лишь цветочки...  

Жанры:
Повседневность, Слэш (яой), Стёб, Юмор
Герои:
Люди, Парни, мужчины
Место:
Наш мир, Россия
Время:
Наши дни
Значимые события:
Happy End
Автор:
SF
Размер:
мини, написано 9 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
PG-13
Обновлен:
08.05.2015 19:18
Описание

Готовьтесь, дамы и господа! Вы этого ждали — и оно случилось! Мистический триллер «Проверка в ветеринарной аптеке», возрастное ограничение 18+. Продлить лицензию или не продлить — вот в чем вопрос! Наблюдайте на втором этаже торгового центра «Эверест», вход бесплатный.

Публикация на других ресурсах

нельзя, вы что?! о_О

Комментарий автора

Если кто-то хочет знать, что это за WTF, я скажу: баловство чистой воды. И даже не слэш, а преслэш)

И лучше не спрашивать, чего автор накурился, если написал стёб и повседневность… у него плохие воспоминания на этот счет Х)

Написание от 20.06.2014

Объем работы 16 153 символа, т.е. 9 машинописных страниц

Средний размер главы 16 153 символа, т.е. 9 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 08.05.2015 19:18

Пользователи: 1 не читали, 7 прочитали

 

Парень изо всех сил затыкал себе рот и нос, сдерживая рвущиеся из коварного нутра хрюканья и визги, в которые превратился самый обыкновенный смех. Апогеем этого стала поза «зажатая меж ног черепушка с нелепым хвостиком, наводящая на мысли о попытке собственного орального удовлетворения». Конечно, мнение о нем случайно забредших сюда людей было куда менее важно, чем то, что в соседних павильонах могут услышать дикий ржач и вопли «Я обожаю этого чувака!» и посчитать его психом.

Наверно, закачивать на электронную книгу этот любительский рассказ, которым он себя в последнее время развлекал в уютной обстановке собственной комнатушки, в которой свободного пространства — два квадратных метра; была не самой удачной идеей. Но когда рабочий день 11-ть гребаных часов, как еще прикажете развлекаться?

Прибраться на рабочем месте: протереть пыль, ровно расставить по витринам коробочки-бутылочки-пакетики? Да ну… все равно начальники найдут, к чему прицепиться. И все равно участь стоять, делать умное лицо и повторять циклично на их умные наставления: «Да-да, конечно, обязательно, всенепременно», — останется неизменной.

Звонок телефона заставляет подскочить и, сорвавшись со скрипящего, старого, но такого уютно-мягенького крутящегося стула, снять трубку, тараторя:

— Ветеринарная аптека «Тузик и Мурзик» на Иванайской, здравствуйте!

И какой бес попутал в свое время гордо вздернуть нос и заявить: «Я сам найду себе работу по специальности!»? Ага, так она его и нашла, обливаясь счастливыми слезами. Пять лет, муторные ГОСы, диплом, его защита — и все ради того, чтобы тухнуть продавцом-консультантом. Впрочем, почему сразу тухнуть…

— Леонид? — резковатый женский голос вызвал выброс дозы адреналина в кровь. — Вы сейчас свободны, кто-то есть?

— Нет, сейчас никого, — ответил обречено парень. — Здравствуйте, Софья Алексеевна.

Всякий раз при звуках ее голоса в трубке возникало желание начать восхождение к потолку по стенам в стиле Человека-паука, а при прямом визите этой особы — натянуть рубаху с нашивкой «Purina» на голову и притвориться деревом. Замдиректора удостаивает своим словом и явлением — шутка ли!

— Мы едем к вам с проверочной комиссией, — эти слова бьют молотом по самообладанию, на висках и лбу выступает нервный пот, — ждите минут через пятнадцать.

И короткие гудки.

Кошмарное видение, преследовавшее во сне всю последнюю неделю, стало реальностью — на долю его, беззащитного Леонида Андреева, 23-х лет от роду, Скорпиона по знаку Зодиака и тому еще неудачнику по жизни, выпала участь сия — быть придворным шутом при начальстве и комиссии, которая решит — продлевать ли лицензию аптеке али нет.

«Зря я забросил свою могилу на заднем дворе», — полыхнула мысль, а потом — пустота. Даже воспоминания о том, как на прошлой неделе вылизывал эту аптеку и собирал весовые корма с истекшим сроком годности в кучу, чтобы директор забрал их для хранения в недоступном месте, не пожелали всплывать. К слову, этот чертов директор к вечеру тогда и не приехал, хотя и обещался, этим заставив нервничать оба выходных дня.

Эх, рухнула наивная надежда на то, что на заклании быть его напарнице-пампушке.

Церемония подъема отряда захвата, состоящего из председателя комиссии — сухого мужчины в летах, педантично выглядящего его помощника и четы из замдиректора и самого директора, по эскалатору выглядела помпезно, не хватало лишь фанфар. Лёня, сглотнув и побледнев, нервно протер свои очки краем униформы — и впал в ужас от мысли, что так и не постирал ее с прошлой смены, и вокруг шеи, по низу и вообще по краю она выглядит не очень презентабельно.

— Здравствуйте, — пискнул парень, выходя к ним из-за прилавка — и приказывая мысленно коленям не сметь подгибаться.

Председатель комиссии с налипшей на лицо миной недовольства представился Северцевым Анатолием, а пришедшего с ним парня — ровесника Леонида, как Миронова Тимофея. И как только обыкновенно-карие глаза Лёни встретились с этими болотного цвета омутами взора, а голову посетила шальная и закономерная ассоциация с внешностью: «Рыжик-бесстыжик», — изнутри прямо-таки накатило это сильное, не знающее преград и сроков чувство, от которого вспотели ладони и спина, а также отнялся язык и сердце заплясало бешеную румбу. О да, паника, только тут тебя, родная, не хватало!

Внезапное прикосновение к локтю — и парень, отшатнувшись и едва не сбив собой витрину, схватился за грудь, выдыхая:

— Софья… Алексеевна… напугали.

Та, посмотрев на него, как на полоумного, спросила:

— Вы готовы к проверке?

«А к ней надо было готовиться? А я дурака валял», — съехидничал продавец мысленно, но на деле кивнул:

— Да.

— Тогда мы начнем, — произнес председатель, но замдиректора его резко оборвала:

— Нет, подождите, — и, уведя бедного, напуганного до усрачки парня из павильона, тихо ему заявила: — Так, запомните: Васильев Игнат Бедросович, закончил ветеринарный техникум, недавно прошел курсы повышения квалификации.

С языка едва не сорвались пара матерных. Он вообще официально батрачит в этой аптеке, если ему таки придется изображать из себя левого человека, работавшего здесь прежде?! И чем их зоотехник не устраивает?! Зоотехник — звучит гордо!

Леонид не слишком задумывался, с чего вдруг оба из комиссии такие хмурые. Но уже через две минуты все стало ясно, как бородавка на носу.

— Гигрометр должен находиться в затемнении.

— Почему? Где об этом сказано? — возмутилась замдиректора, у которой нет никаких сомнений о неоспоримости собственной правоты.

— Об этом в любой инструкции сказано.

— Леонид, где от него инструкция?! — взгляд в его сторону был убийственен.

Тот, нервно хихикнув и прочистив горло, напомнил:

— Я Игнат, Софья Алексеевна… и Вы ее забирали в офис вместе с коробкой, когда его здесь повесили, если я правильно помню.

И тогда свое слово вставил директор, Родников Егор Ильич, попытавшись что-то пригладить на собственной лысине:

— Перевесим…

А парень, стоя в сторонке и стараясь не отсвечивать и вовсе не дышать, вздрогнул от разряда электротока в воздухе, чувствуя, что за этим всем что-то кроется.

Так и есть! За время в дороге эти начальники, Церберы проклятущие, успели с комиссией посраться!

— Показания, записанные в журнал, не сходятся с теми, что показывает прибор, — взор рыжего Тимофея пристрелил на месте продавца.

Оба Родниковых при этой фразе возжаждали его крови, судя по взглядам и гримасам… мало того, что Церберы, так еще и вампиры. А что, им идет такое амплуа. Если бы еще солнечного света и серебра боялись…

Но никто не подозревал, что это — еще только цветочки… милые белые подснежнички…

— Что это?! — сдержанный председатель комиссии оценил габариты снежной шапки в морозильнике, в которой нашли свою роковую участь два хладоэлемента и один пакет со льдом, вмерзнув намертво.

— Леонид, Вы что, не знали, в каком состоянии холодильник? Почему молчали?!

Тот беспомощно посмотрел на ойкнувшую женщину, думая о том, что они с директором, суки, об этом тоже прекрасно знали — и уже год:

— Во-первых, я Игнат. Во-вторых… так получилось.

И опять крайним оказываться ему… Но и это было еще не самым страшным!

— Какой срок годности здесь? — Северцев нахмурился, разглядывая бутыль с шампунем для собак «Белый жемчуг».

— Дайте-ка, — решил Леонид спасать ситуацию, хотя руки и тряслись. — Ну так… первые две цифры — год производства, следующие две — неделя, а срок годности — три года, вот же написано.

— А что значит буква «В», и с чего год — только две цифры?

Будто бы сто лет назад производились шампуни для собак, ага, чтобы сегодня их сбывать с давно истекшим — аж 97 лет, как! — сроком годности… Продавец сглотнул, не зная, что на это ответить, и Софья Алексеевна предложила гениальную идею:

— В сертификате соответствия должно быть написано! Ле… Игнат, покажите, пожалуйста.

Парень, не слишком-то надеясь на то, что это поможет, достал увесистую папку с полки и, полистав, вздрогнул от дыхания, обдавшего его шею с двух сторон, читая:

— Объем… партия… «Срок годности указан на упаковке».

Председателю все равно это все жутко не нравилось, и он настаивал на том, чтобы ему более доходчиво объяснили, как расшифровать запись о сроке годности на этом — и еще на десятке шампуней той же серии. Ну что можно поделать с тем, что они немецкие — а в Германии какие-то свои стандарты написания подобного?!

В итоге сошлись на том, чтобы разобраться с этим позже. А шнырявший по полкам тихонько и незаметно Тимофей не дал погаснуть пламени напряженности, вертя в руке коробочку с собачьим ошейником от блох и клещей:

— Что-то я тут срока годности не могу найти.

И его там действительно не оказалось. На остальных пропечатан, на этом — нет. И хорошо, что в этот раз начальники не стали катить бочку на Леонида, выказывая свои возмущения по поводу того, что к ним цепляются из-за косяка поставщика… более — производителя!

Продавец же взирал на не ведущего бровью рыжего, испытывая смесь из обиды и желания самому вывести его из себя, пошатнуть его самообладание. Но тут вдруг в аптеку зашли — никто же не собирался ее закрывать на время проверки и упускать деньги. Девушка, кинув любопытный взгляд на продолжавших спорить начальников и председателя, обратилась к Лёне:

— «Котэрвин» есть у вас?

— Да, есть, — с готовностью и даже энтузиазмом отозвался тот.

— Два будет?

— Конечно, пожалуйста.

А еще через минуту явился второй покупатель, но на этот раз радость от его появления угасла очень и очень скоро.

— Молодой человек, у моего кота какие-то комки в шерсти, — стал нервным тоном описывать он, — плотные такие, не распутать. Я слышал, бывают такие клещи — значит, у него они?

Продавец, чуть нахмурившись, спросил:

— А кот у вас какой? Какой породы?

— Да обычной, помесь с персидской.

— Шерсть у него длинная и мягкая?

— Да.

— Вы его расчесываете? — начал догадываться.

— Э… — моргнул покупатель удивленно, — нет. А нужно?

Парень, вздохнув: «Как всегда», — пояснил:

— Это колтуны. Шерсть спуталась. Обычными ножницами выстригите их и расчесывайте его раз в один-два дня гребнем — и их не будет.

— А, ну хорошо, — покивав, мужчина не остановился на этом. — А еще песик мой, знаете, я его выпустил погулять на улицу, а он вернулся весь какой-то гнутый, и у него понос с кровью, лежит и не встает. У вас есть что-нибудь, чтобы его полечить?

Лёня помотал головой:

— Вам бы его к ветеринару, мало ли, что у него случилось. Может, пнули, может, крысиного яда наелся — всякое бывает.

— Бывает. Но сегодня я его не могу отвести, только завтра. Тогда дайте что-нибудь, чтобы его продержать до завтра, чтоб не помер.

— Таких средств у нас нет, — вздохнул сокрушенно продавец: «Таких универсальных средств в природе не существует, черт подери».

Вот как объяснить человеку, что тут только экстренная помощь поможет? Так что этот индивид ушел ни с чем. А помощник председателя комиссии с подозрительным прищуром поинтересовался:

— Вы проводите консультации?

— Нет, так приходят, бывает, — «Хоть вешай табличку «Консультации по вопросам: тариф — 1000 рублей/час»», — подумал непроизвольно Леонид, уже чувствуя себя куда спокойней и собранней прежнего.

А уж когда от одного его образа за прилавком пара наркоманов круто повернули, едва перешагнув порог аптеки, его вообще начало распирать от ощущения себя Супермэном!

Но очередной допрос с пристрастием вновь вернул с небес на землю.

— Где вы переодеваетесь? — задал вопрос Северцев, с тыла от начальников его прикрывал молчаливый, но опасный Тимофей.

— Э… здесь, в подсобке, — ответил, не понимая, с чего такое интересует комиссию, продавец.

— Как вы переодеваетесь?

Сердце совершило пару лишних ударов. Это что еще за нехорошие такие интересы? Может, ему тут описать, в каких позах переодеваются продавцы — и он в частности, — чтобы потешить его извращенские наклонности?! Интересно, что же он со своим помощником творит, если даже полностью незнакомого человека о таком спрашивает?!

— Сначала обувь, потом верх.

— Хорошо, — отметив что-то у себя, мужчина кивнул на ведро с дезраствором. — Что у вас хранится здесь?

— Дезинфицирующий раствор, «Диабак». 2,5%-ый.

— Вы его тут готовите? И как готовите? Как часто?

Леонид мысленно посмеялся, дергая уголком рта: «Хотите честно? Нам его приволокли два дня назад специально для проверки — и типа мы им моем пол, стены и… о, благословенные тефтельки, даже потолок раз в неделю. Вон, у нас и журнальчик есть, смотрели только что. Только я его тоже впервые в жизни увидел те же два дня назад»:

— Раз в две недели. Двадцать пять миллилитров «Диабака» на девятьсот семьдесят пять миллилитров воды. Готовим в туалете… — отчитался и похвалил свое образование: «Хорошо, что хоть свою лекцию про дезсредства почитал!».

Была найдена еще пара каких-то недочетов, но это оказались такие мелочи, что парень про них в мандражке даже забыл через пятнадцать минут. Начальники лютовали и глазами пытались вскрыть ему артерии на шее, чтобы брызгала кровь вокруг — и искупляла его продавцовскую грешность, что посмел опозорить священное знамя «Тузика и Мурзика». Но до физического применения сил, слава Богу — или, может, Домовому? — не дошло.

И, как только четыре фигуры мучителей спустились по эскалатору и затерялись в потоке выходивших из супермаркета на первом этаже людей, Леонид почувствовал себя настолько слабым и опустошенным, что едва не сломал крутящийся стул, рухнув на него всем своим весом:

— Мне страшно, что же будет с точкой на Геральдической… — «Там же… тараканы».

А через две недели, когда улеглась «буря в стакане» с этими проверками, и бедовую лицензию таки продлили, Леонид получил свой долгожданный отпуск — а не увольнение, как боялся поначалу.

Довольно теплым, но не слишком солнечным — что обычно для местной погоды, — воскресеньем он сидел под навесом в какой-то кафешке, убивая свой желудок картошкой фри и молочным коктейлем со вкусом киви, и читал на электронной книге Сергея Снегова, как на стул напротив кто-то уселся.

— Привет, — обронил тот лукаво, кладя кожаный портфель себе на колени. — Меню забрали, что ли?

Парень был ошарашен настолько, что не только не ответил, а даже проигнорировал факт того, что пара прядей собственных темно-русых волос прилипла к языку от порыва ветра. А кто бы тут рта не разинул? Да еще и когда созерцаешь перед собой Тимофея, которого не ожидал увидеть.

— При… вет, — таки выдавил Лёня, — гуляешь?

— Можно и так сказать, — пожал тот плечами и, позвав официанта, взял у него меню. — А ты, что же, скучаешь?

— Можно и так сказать, — ответил ему тем же и нахмурился. — Тебе еще хватает наглости так себя вести? Почему ты мне не сказал, что будешь в составе комиссии по проверке лицензии?

— А откуда ж я знал, что ты именно в том магазине работаешь?

— Ладно, это ничего… — вздохнул он и, отпив коктейля столько, что зубы свело, проворчал: — но, Тима, зачем было меня так подставлять с ошейником?!

— А я тут причем? — искренне удивился тот, фыркнув. — У вас этот ошейник был, не из своего же кармана я его достал. И скажи спасибо, что я тебя не выдал вообще… Игнат Бедросович.

Обиженно ссутулившись и не собираясь больше разговаривать с этим подлецом, с которым они были однокурсниками в течение пяти лет и поддерживали некоторый контакт после выпуска, он отвернулся — но у рыжего были планы продолжать разговор:

— Типичный ты Есенин, Лёнька. Поэтому-то до сих пор и девственник.

— Ага, сам-то галимый Гамлет, пытающийся доказать, что он Максим. И вообще, отстань уже со своей соционикой, тошно от одного твоего присутствия стало! — огрызнулся, поправив очки.

— Ох-хо-хо… — посмеялся Тимофей и, перегнувшись через стол, на ухо спросил: — Помнишь того широкоплечего бармена, который на выпуске тебя со стойки снимал?

Пунцовым румянцем к лицу прилили стыд. Конечно, как тут забудешь, когда напился до такой степени, что забыл о собственной социофобии и лез к нему обниматься. Рыжий, хмыкнув, достал из кармашка портфеля сложенную в несколько раз бумажку и впихнул в руку Леониду:

— Он тоже тебя не забыл. И, если ты ему не позвонишь сам, я скажу, где ты работаешь.

Парень, вздрогнув, отпрянул:

— Ты… ты… не думай даже! И вообще, у меня отпуск сейчас!

— Но он ведь не навсегда, верно? — широко улыбнулся Тимофей и, отложив от себя меню, поднялся из-за стола. — Что-то не прельщает меня эта забегаловка. Свяжемся потом?

— Ага, — отозвался он на автомате, сам не зная, почему не выбрасывая листок с номером телефона, а засовывая в задний карман джинсов…

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,101 секунд