Поиск
Обновления

22 июля 2018 обновлены ориджиналы:

17:43   Как же мне везёт

21 июля 2018 обновлены ориджиналы:

09:54   Придурки

02:47   Приручить...

20 июля 2018 обновлены ориджиналы:

21:46   Запах моря

19 июля 2018 обновлены ориджиналы:

07:57   Академия Кастерли

все ориджиналы

Вдыхая и выдыхая - Миттельшпиль часть 10  

Разговор с главами орков прошел на удивление легко: Келю растолковали несколько простых правил и запретили появляться на улице с открытым лицом. Эльф удивился и пожал плечами — традиции орков ему были неясны и, прямо говоря, безразличны, а вот стоящий рядом Артус громко заскрипел зубами.

Пациентов разместили в большом зале, ранее отведенном под столовую, а Келю соорудили лежанку в небольшой смежной каморке без окон, на что пленник снова пожал плечами и вытребовал кусок ткани под лекарский гербарий. Весь остаток дня юноша посвятил ревизии своих запасов и составлению списков необходимого для работы инструментария. За это время в каморку несколько раз вваливались орки с требованием немедленно приступить к приведению их соотечественников в сознание, эльф сначала их игнорировал, потом начал раздражаться, а затем попросил Артуса устроить так, чтоб к нему никого не пускали.

План его работы с орками был выстроен так: разделить пациентов по степени тяжести их состояния, вывести из стазиса тех, кого можно относительно легко вылечить, подлатать тех, над кем небытие уже занесло свой меч и тоже вывести, но в первую очередь предстояло позаботиться о беременной орчанке. Провести более сложную, нежели у ремесленника-ювелира, операцию, не навредив ни матери, ни ребенку, не нарушив равновесие меж ними, поддерживаемое плацентой. Более того, Кель точно знал, что не справится с задачей один.

Для воплощения его плана нужны были помощники, желательно такие, которым эльф мог бы доверять. Таковых было трое. Три лекаря на полсотни орков, двое из которых вообще не знали что делать, а собирался делать всего второй раз в жизни (если не учитывать, что первый раз вообще был на подхвате). Кель составил подробный план на несколько дней, отправил посыльных со списком необходимого к Деду и улегся спать.

Сон был неспокойным. Кель убегал. С трудом перебирая короткими лапками, с усилием тараня травяные заросли, бежал. Бежал, бежал, и снова бежал. Прочь. Остался позади горьковатый травяной привкус на языке, прикосновения мохнатых бочков друзей, теплый уют убежища. Остался лишь бег — безумный, отчаянный бег в никуда. Жизнь поделилась: до бега и бег. Маленькое сердце заходилось безумным стуком, с трудом справляясь с непосильной нагрузкой. Еще чуть-чуть…

Из кошмара эльфа вырвали крики над ухом. Эльф открыл глаза и обнаружил над собой вопящего Деда. Десять минут, потраченные на то, чтобы вслушаться в визгливый монолог, позволили определить причину недовольства. Правитель орков утверждал, что эльфийский выкормыш, то есть он, слишком много на себя берет, много требует и вообще должен немедленно вернуться в камеру, как наглец, враг поселения и лживая тварь.

В этот момент в комнату вошел Батька, сопровождаемый небольшой тенью в виде Артуса.

— Кэрб, успокойся! — Дед вздрогнул при звуках своего имени. — Мальчик поклялся нам помочь, а ты на него чуть не с кулаками!

— Никто не должен ни видеть его лица, ни слышать голоса. Он теперь безродный и безымянный! А еще смеет чего-то требовать!

— Он требует не для себя, а ради помощи нашим воинам.

— Ты знаешь, сколько стоит запрошенный им инструмент?!

-Правителю не пристало зажухивать деньги на здоровье народа!

Дед поджал губы и отвернулся от соправителя.

— Он прав. Ты больше не имеешь рода для нас, а значит, и имени. Тебе принесут браслеты, демонстрирующие это, и накидку, чтобы скрывать лицо, — орк помолчал. — Все твои требования будут исполнены в ближайшие дни. Дирув и Тори в твоем распоряжении.

Изумленный эльф, не произнеся ни слова, проводил правителей взглядом. Его обманули. Он дал обещание помочь, а его унизили, и продолжат унижать, и даже собираются отнять возможность постоять за себя вне стен лазарета. Говорят, что хитрыми до подлости часто бывают тролли, а орки просты, честны и прямолинейны, но то, что происходило, никак не вязалось с тем, что говорили…

Эльф смотрел на существо, которое уговорило его пойти на соглашение, обещало защиту и свободу. Взвыв подобно голодной ведьме-банши, Кель бросился на тюремщика. Он бил его руками, царапался, даже кусался.

Чего Артус никак не ожидал, так это оказаться в клетке с раненым, загнанным в угол зверем. На обычно сдержанного себя пленник ну никак не походил. Орк увернулся от очередного неумелого удара и перехватил тонкие руки. Эльф бился в орочьих объятиях до изнеможения. Но стоило юноше перестать вырываться, подобно пойманной птице, орк уселся на пол, устроив свою добычу на коленях. И тихо стал нашептывать в острое ухо успокаивающую ерунду.

— Кель, — мягко позвал воин, — для меня самого неожиданность те меры, которые тебя заставляют соблюдать. Ты эльф, не в силах моих вождей отнять у тебя честь или имя. Я клянусь Карлеем, небом и именем — ты вернешься домой.

Пленник в его руках тяжело вздохнул. Воин снова крепко прижал юношу к себе.

— Слышишь? Вернешься домой. Война закончится. Заново отстроят Университет. Наступит мир. За ним — процветание. Все будет хорошо. Потому что один отважный эльф протянул руку помощи врагам.

— У нас говорят, что Аюста не всегда была богиней… Рассказывали, что она была дочерью дракона и сирены. И что у нее было два облика. В одном была она прекрасной огненной птицей, а в другом — обычной человеческой девушкой. И ушла она от родных в человеческий город, и там стала наставницей в сиротском приюте, — Кель замолк, подобрал коленки к подбородку, сложил на них голову. — А потом наступили черные дни, на город обрушились тысячи напастей. Люди страдали и умирали. Тогда Аюста вышла из приюта босой и прошла так через весь город. А на окраине она закляла свою кровь и откупилась ей от несчастий. Потом она обернулась огненой птицей и выжгла остатки грязи, — эльф передернул плечами. — Когда она вернулась в приют, её встретила стража. Девушку обвинили в призыве тьмы и сожгли. За нее пытались заступаться обитатели приюта, но это оказалось бесполезно… Аюста выжила, огонь не смог убить дочь дракона, но боль от разочарования и обиды оказалась сильнее. Она ушла из городов людей.

— А что было дальше?

— Дети из приюта выросли и пошли искать наставницу. Они верили, что она — воплощение добра и света, а потом случилось Бедствие. Аюста нашла своих последователей и спрятала от беды в песне живого.

— Так вышли эльфы?

— Да, но эту легенду рассказывают под большим секретом и шепотом.

— Неофициальная версия?

— Ага.

***

Шахматная доска валялась на полу, рядом с рассыпаными вокруг фигуркам, по ним весело скакали никогда здесь невиданные солнечные зайчики. У этой картины нашлись зрители.

— Душенька, что же это?! — голос песочного плаща был потрясенным.

— Мой друг, я выиграла! — обладательница зеленого плаща взяла оппонента за руку.

— Но.

— Идем, — мягко потянула она. — Мы больше не нужны, чтобы их направлять. Помещение опустело и лишь солнечные зайчики остались ласкать разбросанные в беспорядке шахматы.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Маленькая М     06 мая 2013 08:35   06 мая 2013 15:58

Спасибо за новую главу, очень интересно и необычно

Riina-de-Narria     06 мая 2013 12:58   06 мая 2013 15:58

Рад стараться =)

Страница сгенерирована за 0,002 секунд