Поиск
Обновления

03 декабря 2018 обновлены ориджиналы:

17:27   Папенькин сынок

15:05   M. A. D. E.

29 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:11   За всё надо платить

17:05   Великолепный Гоша

17:01   Генкина любовь

все ориджиналы

Вдыхая и выдыхая - Миттельшпиль часть 9  

В сны, полные солнца и маленьких пушистых друзей, нежеланным гостем пробралась жажда. Зеленые луга, полные жизни, обратились в желтые, жаркие пустыни, шебутные грызуны расползались от Келя скорпионами и змеями, а голубое небо обернулось слепяще-белым. Одинокий эльф на раскаленном песке метался и хрипел, моля о воде. Внезапно стало легче, больной перестал метаться и проснулся. По его лицу осторожно водили влажной тряпкой, пропитанной каким-то приятно пахнущим травяным настоем. Эльф посмотрел на свою сиделку и нервно всхлипнул: влажная тряпка была в руках у орка; нижнюю часть лица незнакомца закрывала влажная повязка, а на руках проступала начинающаяся крапивница.

— Пить хочешь? — голос похожего на мумию существа звучал как вода, шипящая на раскаленном песке.

Кель поморщился и кивнул. Его бережно приподняли до полусидячего положения и поднесли к губам стакан. Эльф вдохнул пряный аромат снадобья и меленькими глоточками принялся пить. Бледный, с огненно-рыжими спутанными волосами, зажмуренными глазами и странным рисунком на пол-щеки, Кель напоминал утомленное, подгулявшее накануне божество, лечащееся с утра амброзией.

Вволю напившись, эльф стал отдаленно походить на здорового человека. Юноша поднес руки к лицу, провел ладонью по рисунку, коснулся волос.

— Можно… — проговорил он, запинаясь, — можно мне зеркало? — Орк кивнул, вышел и вернулся с отполированным блюдцем из серебра. Кель долго рассматривал себя в серебристой глади. Вид рыже-синего пера привел его в состояние, близкое к шоку, рисунок едва заметно жег кожу. Он вновь провел ладонью по щеке.

— Оно давно появилось? — эльф взмахнул рукой, видимо, пытаясь изобразить в воздухе перышко.

— Как мы забрали тебя из камеры с крысами.

— Около трех триад, да? — Кель не мог оторвать взгляд от отражения.

— Семь дней — это две триады и еще один, — поправил орк.

— Семь дней… — повторил пленник и перевел взгляд на собеседника. — Зачем тебе повязка на лице?

— Тори считает, что так я не буду чихать, — Артус повел плечами, — так и правда легче.

В лазарете повисла тишина, словно присутствующие разом оглохли. Они в упор рассматривали друг друга, застыв, словно шахматные фигуры; казалось, что могут пройти века, а в комнате ничего не изменится и даже солнечный зайчик навсегда останется там, где его застала колдовская тишина. Но орк внезапно чихнул и наваждение рассеялось.

Кель снова коснулся щеки и повернулся к окну. От созерцания местных пейзажей его отвлек скрип придвигаемого стула. Эльф поджал колени к груди, почти уткнулся в них подбородком и с интересом воззрился на орка. Артус уселся на стул, неуверенно поерзал, покачал головой, посмотрел в потолок, в пол, в сторону, и, наконец, прямо на эльфа.

— Келлерен, я сейчас здесь, чтобы просить тебя о помощи, — голос воина звучал так, словно он сам не верил в то, что способен на подобные слова. — Орки, которых ты осмотрел… ты сказал, что их можно спасти. Я прошу тебя, помоги им… нам. Очень многие орки устали от войны между нашими народами, и мы ищем способы её прекратить. — Артус явно непривычно чувствовал себя в роли просителя и его мысли и слова путались. — Пожалуйста, Келлерен, только один жест доброй воли — помоги нашим раненым. От себя могу обещать защиту, а также я, Тори и мой дед, сделаем все, чтобы ты смог вернуться домой, независимо от того, как дальше будут развиваться военные действия.

Все это время внимательно слушавший эльф подался вперед и вздернул высоко правую бровь, всматриваясь в лицо собеседника.

— Твоим именем последние десятилетия пугали детей, но я не верю больше в те россказни. Безжалостный злодей не стал бы спешить на зов попавшей в беду орчанки и уж точно не стал бы её лечить… — Кель прервал речь орка жестом.

— Кель, называй меня Кель, — эльф замолчал, повернув голову к окну. Вдохнул и резко повернулся. — Мне нужно подумать, сформулировать вопросы и условия сделки.

— Сделки? — удивленно переспросил воин.

— Ты сейчас по сути предложил мне защиту взамен на помощь. И ничего более, — Кель прикрыл глаза. — У нашего народа за себя и других могут говорить только главы семей, командиры и члены правящей династии. Я знаю, что ты не глава рода и не командир, значит, ты не можешь давать обещания за других.

— Я понял. Не затягивай с решением, — Артус поднялся. — Сейчас придет Тори с едой, мне пора.

С этими словами орк покинул лазарет.

***

Аль сидел в небольшой корчме, располагавшейся, так сказать, «в пригороде» орочьего стойбища. В то время как в это местечко стекались представители всех существующих рас, в станицу путь был открыт только оркам. За соблюдением этого правила денно и нощно следили отряды воинов. Чуть только кому случалось пересечь определенную черту, его вежливо подхватывали под руки и утаскивали на допрос.

***

Фейри за сутки успел облазить все, что можно и что нельзя. Эти похождения убедили его в мысли, что проникнуть в город можно только по речному руслу, точнее — над речным руслом.

Аль планировал воспользоваться тем, что вода и огонь в крайних своих проявлениях отталкивают друг друга. И если одно из нужных проявлений — река, было под боком, то над образованием крайнего проявления огня еще надо было как следует поколдовать.

***

Кель вертел в пальцах стебелек с ярко-рыжим бутоном. Юноша играл с нежным цветком и часто подносил его к лицу, дыша легким свежим ароматом. Все, что происходило с ним в последние дни, было похоже на бред тяжко больного.

Он часто видел, как дядя или Элли принимали решения, от которых менялись жизни многих. А сейчас он мог принять такое.

Элли рассказывала про время, когда не было войны, когда в лесу кроме эльфов были другие расы, когда дети могли без страха выходить из леса… Стоп! Кель вскинулся: он — ребенок, проживший две сотни лет, но ребенок; выход из леса должен был бы его убить, но он жив и даже почти здоров.

Отчего-то в его рассуждениях постоянно не сходились концы с концами. Страстно хотелось узнать правду, и Кель находился в лучшем месте для этого — в городе, где все началось.

В лазарет проскользнул пушистый грызун, Кель улыбнулся и похлопал себя по коленям. Зверек вскарабкался на постель и свернулся мохнатым клубком на коленях у эльфа. Паренек счастливо вздохнул и принялся чесать суслика за ухом. Ему предстояло обдумать свой разговор с возможными союзниками в поисках правды.

***

Артус стоял в дверях лазарета и смотрел на пленника. Его что-то настораживало в том, как юноша сидел на кровати. Вроде и поза не напряженная, и улыбается радостно, и даже потусторонней бледности нет, но что-то было не правильно. Орк шагнул в комнату, подошел к столу, поставил на него котелок с овощной похлебкой и повернулся к эльфу.

— Прекрати расчесывать коленки — шрамы останутся, — велел мужчина. — Перебирайся к столу, тебе нужно поесть. Тори сказал, что твои ступни в порядке, так что не бойся.

Эльф кивнул и сполз с кровати. Послушно сделал пару шагов на совершенно деревянных ногах, и едва не грохнулся на пол, но орк мгновенно оказался рядом. Он подхватил юношу, легко и бережно, словно крошечного зверька, устроил его на колченогой табуретке. Эльф благодарно кивнул. Добравшись до еды, парень принялся её уничтожать с опасной для здоровья скоростью. Орк взирал на это с отеческой снисходительностью. На сей раз тишина в комнате не была напряженной, скорее выжидательной, уравновешенной и мягкой, не баюкала, но поддерживала.

Уничтожив две двойных порции, Кель попытался откинуться на несуществующую спинку табуретки. Его падение на пол вовремя остановили, а тело возвернули в прежнее положение. Эльф только хмыкнул.

— Ты меня уже защищаешь?

— Пока ты не ответил отказом, мои обязательства перед тобой действуют, ведь я — Просящий, — орк справился с утренним смятением.

— Как интересно, — Кель покачал головой, зажевал рыжую прядку и мысленно воззвал к Аюсте, прося поддержки. — Мне нужна будет свобода перемещений. И информация — разная, про Университет и историю орков.

— Я не могу тебе обещать свободу перемещений. — орк говорил медленно, четко проговаривая каждый слог.

— Дам слово, что не сбегу, и согласен на сопровождение.

— Думаю, если ты согласишься поставить на ноги наших воинов, то будешь как бы гостем. — Артус помрачнел сильнее прежнего.

— Хорошо. А с информацией как? — эльф снова покрутил рыжую прядку.

— Все что знаю — расскажу, что не знаю — выясню, — орк облегченно вздохнул, сменив тему разговора. — Это все твои пожелания?

— Нет. Мне будет нужен мой короб — раз. — Артус настороженно подобрался. — Два — я соглашусь на сотрудничество только после полноценной ванны и свежей одежды, — эльф с насмешкой посмотрел на собеседника, тот довольно потянулся.

— Ванна будет примерно через час, а короб тебе выдадут, как придешь к пациентам.

— Так просто? — Кель удивленно смотрел на воина.

— А зачем сложности? — пожал плечами орк. — Ты же дашь слово, а для вашего народа оно значит даже больше, чем для нас.

— А ты не думал, что слово, данное врагу, может таковым не считаться? — ехидно поинтересовался пленник.

— На этот случай рядом будет конвой, — орк впервые за разговор улыбнулся.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Маленькая М     24 апреля 2013 18:53   24 апреля 2013 21:53

Спасибо за новую главу, очень интересно.

Страница сгенерирована за 0,002 секунд