Поиск
Обновления

07 января 2018 обновлены ориджиналы:

05:42   Немного (не)принцесса

05 января 2018 обновлены ориджиналы:

03:49   Снежное Солнце Востока

27 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

21:21   One evening

18 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

15:22   О плохих традициях придуманных миров

15 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

16:59   Осенние каникулы мистера Куинна

все ориджиналы

Вдыхая и выдыхая - Миттельшпиль часть 3  

Сначала возник запах. Он был приятный и … разный. Вот он овевает сладкой мятой, а в следующий миг вламывается в ноздри аммиаком, крадется на самой грани чувствительности полынным послевкусием, а затем… Кель начал ощущать мелодии — такие ароматы бывают лишь в лазаретах и лабораториях. Юноша потянулся с улыбкой и раскрыл глаза. Рядом чихнули. Эльф повернул голову на звук и улыбка мгновенно погасла.

На стуле сидел орк и тер нос; нос от этого казался еще темнее, желтые прежде глаза покраснели и теперь слезились. Орк снова чихнул и скорчил при этом такую рожу в потолок, что юноша невольно рассмеялся.

Смех звучал так, словно эльфенок, лежащий сейчас на кровати, глотнул веселящего газа. Он был в плену у существ, которые ненавидели его народ, искалечили ему ноги, лишили всякой надежды на спасение, а он лежал и смеялся над своим тюремщиком и был абсолютно иррационально счастлив. Смех перешел в кашель, кашель превратился в боль.

— Тори, чхи, тащись сюда! — Зов получился невнятным из-за непрерывного чихания. Артус выругался и подошел к скрючившемуся на кровати пленнику. Тот прекратил кашлять и теперь лишь дрожал.

— Какого… игольчатого крыса… ты ржал?! — Воин с силой развернул к себе дрожащий комок и снова чихнул. Эльф, не удержавшись, хихикнул.

— Ты смешно чихаешь, — доверительным тоном сообщил Кель.

— Нехорошо смеяться над… пчхи!!! — Эльф впал в состояние, близкое к истерике. Артус яростно встряхнул парнишку, но того снова начал душить кашель и орк вернул погремушку на кровать.

— У тебя простая аллергия. — Кель вытер заслезившиеся от смеха глаза. — Она легко лечится.

— Аллергия? — Орк выглядел озадаченным.

— Аллергия — это реакция организма на вещество, вступающее в конфликт с иммунной системой, — не задумываясь, выдал пленник, — бывает она не у всех и для каждого больного активатор индивидуален…

Артус прервал познавательную лекцию затрещиной, и, схватив умника за плечи, выдал:

— Я — пехота. Как известно пехота — это грубые, неотёсанные мужики, которые не понимают слова, состоящие больше, чем из двух слогов! — Орк уморительно чихал в паузах между словами, от чего Кель снова затрясся от смеха. — А теперь объясни понятно.

Эльф растерялся, обвисая тряпочкой от каждого чиха в ручищах орка.

— Ну. — вдооооох — выдох, — пыль некоторых растений может щекотать твои ноздри и ты чихаешь.

— Ты сказал, что можешь ее вылечить, так? — Слезящиеся глаза уставились в изумрудные напротив.

— Я использовал неверный термин, — встряхивание, — в смысле, не то слово. Аллергия купируется, — вновь встряска. Вдох. — При лечении исчезает на время, но процедуры надо будет повторять, — выдох.

— А ты можешь ее ку… это самое?

— А какой мне смысл лечить врага?

— Во-первых, это будет не первый враг, которому ты поможешь, — орк и эльф синхронно повернулись к двери. — Во-вторых, тогда ты сможешь остаться тут и не продолжать знакомство с крысами, — в дверях стоял улыбающийся лекарь. — Обсудим?

Кель дернул плечом, посмотрел на лекаря.

— Знал бы, что это орчанка, не стал бы говорить, а когда ты уже начал спасать чью-то жизнь — глупо прекращать.

— То есть, Арзими повезло, что ты её не опознал как орчанку, когда указывал направление? Кстати, как ты их почуял? — Воин пытался сверлить эльфа взглядом, но из-за постоянного чиха это выглядело не грозно, скорее, наоборот.

-Повезло. Если я скажу, что ветер донес запах боли, поверишь? — Кель дождался отрицательного покачивания головой и договорил. — Значит, нет смысла объяснять.

— Остроухий, — воин подошел вплотную и, схватив за шкирку, быстро заговорил:

— Ты плохо соображаешь, в каком положении находишься? Я могу тебя покалечить, и мне слова не скажут! Тори предложил тебе кусочек мирной жизни, а ты огрызаешься и выеживаешься. Неужели крыс не хватило?!

— Сотрудничать с существами, которые меня похитили, пытали, и не собираются отпускать?- Кель рассмеялся. — Я не настолько забыл слово «гордость», орк.

Воин вновь начал трясти пленника, эльф закашлялся.

— Арт, отпусти его, что-то не так, — лекарь положил руку на лоб Келя. — Жар. Арт, на кухню, живо.

***

В это время в небе парила синяя птица. Она внимательно разглядывала панораму далеко внизу. Облетая город по периметру, она медленно планировала вниз, пока не приземлилась на одну из крыш, замерев там чудной опаловой статуэткой.

***

Кель лежал на кровати и старался не думать. Ему было холодно, а каждая мысль ввинчивалась в мозг чудовищной болью. Казалась, что в легких поселилась стая кошек и теперь раздирала их изнутри. В тоже время он радовался болезни — она давала передышку. Утренний разговор основательно вымотал эльфенка. Ему вот так вот запросто предлагали предать свой народ, свою гордость, помогать врагам. А с другой стороны лечить — это больше, чем призвание, это смысл жизни. Раньше эльфы лечили всех страждущих, их медицина была и остается лучшей, но после начала войны, когда вечные отгородились от всех диким лесом, их лекари стали помогать очень немногим. В какой момент лечение других рас стало предательством? Почему? Когда прежде дружные орки и эльфы стали врагами?

Кель пытался вспомнить историю того, как началась война и не мог. Его воспитывали в ненависти к оркам, в конце концов, они убили его семью, но у него никогда не получалось ненавидеть, орки просто не были ему интересны. Не начал их ненавидеть эльф и тогда, когда попал к ним в плен — этот народ во чем-то напоминал его соотечественников, и в тоже время был совсем иным. Эмоциональные и чужие. Но дети — дети были точь-в-точь как у эльфов.

Мысли никак не поддавались порядку, и от них не было ни малейшего проку — они, словно маятник, качались по одной траектории. У эльфенка не было ответов на старые вопросы, не было знания о будущем, да и новых вопросов уже почти не было. И Кель уснул, не в силах продолжать мучить себя выбором между утешением и гордостью.

***

Ночью в лазарет проник пернатый посланец. Он запрыгнул на плечо Келя и потерся о его щеку. Парень открыл глаза и недоверчиво потрогал компресс на лбу, но синее видение не исчезло.

— Ты можешь обратиться? — Птица покачала головой и настойчиво протянула клюв с ношей. Кель взял цветок и в его руке зажегся язычок пламени.

— Спасибо, — он погладил птицу по нежным блестящим перьям на шейке и посланец вылетел.

Эльф долго лелеял в пальцах огонек, затем вплел в свою шевелюру, провел рукой по растрепавшейся косичке, и на её месте оказались ровные пряди без цветка.

— Я не уверен, что найду верное применение, королева, — тяжелый вдох, — но я постараюсь.

Эльф завернулся в простынку и подошел к окну.

***

Тоненькая ручка нежно гладит по голове фигурку зеленого эльфа. В зале раздаются шаги, и голос произносит:

— Душенька, а я думал, у вас совсем нет сердца.

— У вас сердце голосит за нас двоих, старый мошенник… — Обладательница изящной кисти фыркнула.

— Почему вы обвиняете меня в мошенничестве? — Смех из-под песочного плаща.

— Я оценила… незаметность ваших усилий, — тонкая кисть с головы фигурки соскользнула на доску, а ловкие пальчики начали стремительно катать бисер.

— Не понимаю. Впрочем, пришло время нового хода.

— Свой я сделала, — голос был печален.

— Сделали и теперь не можете повлиять на встречу мальчика с главами орков! — большая ладонь потянулась над доской, аккуратно коснулась маленькой и крепко взяла статую шамана. Статуэтка орка была переставлена на клетку столицы орков. Тени поклонились друг другу и исчезли.

На шахматной доске застыли фигуры. Вот зелено-бирюзовый отряд ступил на одну клетку с песочным. И все вновь застыло.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд